Женское счастье и такса в придачу

Легкий, невесомый снег в свете фонарей кружился в медленном вальсе и мягко опускался на землю. Окна в доме напротив сияли разноцветными огнями, витрины магазинов, украшенные причудливыми гирляндами, притягивали взгляд. По улице туда-сюда спешил народ: семьи с детьми, нагруженные яркими пакетами, влюбленные парочки, шумные компании. По тротуару, вслед за разгневанной Снегурочкой, покачиваясь, плелся Дед Мороз.
Марьяна наблюдала в окно за всем этим великолепием и ругалась с лучшей подругой.

— Ир, мне неинтересно все это слушать! — чеканила она в трубку, — Ты могла заранее меня предупредить?! Для кого я все это готовила? Закружилась ты, бедняжка? Ну, ты хотя бы не без пользы кружилась, а вот я вхолостую! Спасибо за испоганенный вечер!

Марьяна прервала поток бессмысленных слов и швырнула телефон на подоконник. Повернулась спиной к чужому бурлящему веселью за окном и огляделась. Ну, и для кого все это? По-праздничному нарядная комната сверкала чистотой. В углу тихо мерцала золотым и серебряным дождем пушистая елка. Большой овальный стол был сервирован старинным фарфором и ослепительным хрусталем.

А еще у нас есть сайт с рассказами — razkaz.ru
В духовом шкафу исходило соком запекавшееся мясо, распространяя по кухне головокружительные запахи. В холодильнике куча дорогущих закусок и деликатесов, собственноручно приготовленные изысканные салаты, экзотические фрукты. В маленьком баре — элитный алкоголь. Для кого все это?! Для неблагодарной подруги, которая час назад оглушила новостью, мол, прилетела мама из Новосибирска и мы с мужем остаемся дома? Да такие подруги хуже гиен!

Самое обидное, что Ирка вообще бы о ней не вспомнила, если бы Марьяна сама не позвонила с вопросом, что будет пить Паша, Иркин муж? Никому не нужна. Рука сама потянулась к бутылке. Коллекционный коньяк! Для кого? Она слишком щедро плеснула себе в бокал ароматной жидкости. Выпила залпом, как водку. Глаза предательски защипало.

Марьяна, будто пряча от кого-то свои слезы, прошмыгнула в спальню, упала на кровать и зарыдала. От одиночества, от тоски, от невысказанной боли. Она вдруг резко вскочила и встала перед зеркалом. Кто-нибудь даст ей тридцать два? Никто! Роскошные черные волосы, изумрудные глаза. Ресницы — от одного взмаха взлететь можно! Фигура точеная. Богиня!

— Ну что этим сволочным мужикам надо? — Марьяна обернулась к огромному жемчужно-серому слону в блестящей жилетке, грустно сидевшему в углу спальни, — Я же красавица! У меня лучшая адвокатская контора в городе! И все с нуля, все сама. Видели бы сейчас сотрудники своего «железного» босса с хлюпающим носом. Квартира шикарная, дом за городом, тачка дорогущая. Ну что еще этим идиотам надо?

Слон молчал. Дожила, с плюшевой игрушкой по душам воркует.

— Хотя, ты прав. Вот автомобиль, квартирка и кругленький счет в банке некоторым хлыщам очень даже нужны. Ненавижу альфонсов. Нормальные мужчины повывелись, да и время упущено. В детдоме только об учебе думала, золотая медаль у единственной из всего выпуска. На юрфак с первого раза поступила, без всяких репетиторов. Все время то в библиотеке, то на подработке. Красный диплом у одной на курсе. Три года потом в захудалой конторе на побегушках. Не было времени на любовь…

Марьяна зябко повела плечами, села на кровать и закуталась в пушистый плед.

— …ну да, был один парень. Ты же знаешь, как я по нему с ума сходила. Таких человеков больше не делают. Ни у кого на свете не было таких серых ласковых глаз. Оба студенты, денег ни гроша. Так он летом куда-то по утрам на электричке ездил и по полям по лугам цветы полевые для меня собирал. Охапками дарил, запах душистый на весь этаж в общаге. Кошкой называл за гибкость и цвет глаз. Как-то сказала, что терпеть не могу банальных мишек плюшевых. Он несколько дней по ночам вагоны разгружал, а потом ради шутки принес мне громадного слона… Так теперь и таскаю тебя за собой по всем квартирам. Погиб. Говорил, что без меня умрет. А все наоборот вышло, это я чуть без него не умерла.

Марьяна посмотрела на часы. 22.40.

— Ладно! Живу одна и веселиться тоже буду одна.

Она быстренько приняла душ, нанесла макияж, накрыла стол на одну персону. Надела новое вечернее платье, туфли на изящных каблучках. Закрутила волосы тяжелым замысловатым узлом.

Все, народ для веселья собрался!

***

Коньяк в бутылке быстро убавлялся. Марьяна с аппетитом ела, пританцовывала вокруг стола, по традиции включила телевизор, чтобы не пропустить бой курантов. Пококетничала с Президентом, налила в фужер шампанского.

— С Новым годом! — кивнула грустному слону, сидевшему за столом напротив нее.

— Ну, всего мне хорошего. Желания загадывать не будем, все равно не сбываются, — голос вдруг дрогнул, и неожиданно для себя Марьяна шепнула, — Хочу счастья женского. Мужа, детей.

В ту же секунду она вдруг устыдилась собственной робости и отважно шагнула на балкон. Крикнула во весь голос:

— Эй, наверху, есть там кто-нибудь? Хочу счастья!

Внизу кто-то необидно засмеялся. Это стайка молодежи прошелестела мимо подъезда. Ну и пусть все слышат.

— Хочу мужа! Мальчика хочу с серыми глазками! Хочу собаку!

— Девушка, а вас парочка тридцатилетних мальчиков не устроит? — под балконом остановились двое жизнерадостных парней, — Один из нас как раз на бульдога похож.

— Не люблю бульдогов! — Марьяна захлопнула за собой балконную дверь.

Холодно, надо согреться. Вот это номер… Девушка изумленно уставилась на пустую бутылку. Коньяк закончился, а вот желание выпить — нет. Надо в магазин сходить.

Марьяна накинула шубку, схватила сумочку, посмотрела на ключи от машины. Нет, убивать сегодня никого не будем. До магазина рукой подать.

Снег на улице все сыпал и сыпал. Воздух вкусный, свежий, опьянеть можно без алкоголя. У дальнего подъезда шумная компания играла в снежки. Осторожно переступая каблучками по скользкому асфальту, Марьяна перебежала через дорогу. Магазин был закрыт.

— В новогоднюю ночь закрыт? Хозяину, похоже, деньги совсем не нужны, — она решила пройти дальше по улице.

Бедняжку повсюду ждало разочарование. В одном магазине ее встретили пустые полки (это сколько же мы пьем, господа?), в другом, где ей не понравился ассортимент, Марьяна зачем-то купила плюшевого тигра, символ наступившего года. До того, чтобы покупать дешевое пойло в ларьках, владелица адвокатской конторы еще не опустилась.

Она стояла на каком-то перекрестке и растерянно смотрела по сторонам. Редкие прохожие с удивлением поглядывали на странную, явно подвыпившую, красотку в короткой меховой шубке, длинном вечернем платье, в туфлях на высоких каблуках и с плюшевым тигром под мышкой. Интересно, что о ней думают эти незнакомые люди?

«Надо идти к «богачам», — решила Марьяна. Неподалеку от ее дома, сразу за школой, протянулась широкая ухоженная улица с возвышающимися с обеих сторон роскошными особняками. Местные жители прозвали это пафосное местечко «Полем чудес». В элитных магазинчиках, расположенных на этой улице, тебе не предложат дрянную выпивку.

***

Марьяна оказалась права: коньячок ее любимой марки ровнехонькими рядами выстроился на одном из стеллажей. Счастливая девушка раскрыла сумочку и обнаружила, что забыла кошелек дома. Или потеряла? Губная помада, которой она не пользуется тысячу лет, валяется на дне сумки, а ни кошелька, ни телефона нет.

Марьяна попыталась было уговорить продавца дать ей бутылку в долг, оставив в залог бриллиантовые сережки, но вышколенная девица отказала ей с такой ледяной вежливостью, что Марьяна сразу поникла, увидев себя чужими глазами.

Она вышла из магазина, прошла несколько шагов и в отчаянии рухнула на холодную скамейку. Позорище… И ноги в туфлях и тонких чулках так сильно замерзли, и выпить не дали. От обиды и унижения Марьяна горько заплакала, размазывая по щекам косметику, как в дурацкой мелодраме. Вдруг в ее ногу уткнулось что-то теплое. Перед девушкой мелко дрожала такса в пестром теплом комбинезончике. Забавно.

— Ты откуда? — Марьяна погладила собаку по лбу, и та жалобно заскулила, — Да ты еще маленькая, щенок совсем. Ты потерялась, малышка? Пойдешь ко мне? Вот люди, комбинезон псу напялили, а об ошейнике с адресом даже не подумали. Хороший песик, хороший. Куда же тебя девать? Пойдем пока ко мне, а завтра будем думать.

Девушка с таксой на руках и плюшевым тигром под мышкой медленно брела вдоль красивых домов. Вокруг ни души, редко в каком особняке светятся окна. За границу все уехали на праздники, что ли? Ой! Марьяна вдруг поскользнулась и упала напротив какого-то дома. Точнее, грохнулась. Некрасиво, как баба у колодца. Поскуливая от боли, поднялась. Отряхивая платье, заметила на себе чей-то взгляд. Из высоких приоткрытых ворот выглядывал мальчик лет шести в куртке нараспашку и вязаной шапочке набекрень.

— Чего уставился? — невежливо спросила тетя Марьяна и тут же заметила, что мальчик напряженно вглядывается куда-то вдаль. Вдруг из-за спины девушки, радостно тявкая, выскочила такса. Лицо пацаненка расплылось в счастливой улыбке.

— Максик! Максик нашелся!

Господи, каблук сломался. Марьяна, прихрамывая, подошла к мальчику.

— Твоя собака? Что же ты не смотришь за ней, такса бедная чуть не замерзла до смерти.

— Я смотрю, — улыбаясь, возразил мальчуган, — Я с Максиком во дворе играл, а он убежал от меня. Наверное, папа ворота забыл закрыть, когда уезжал. Я тут все вокруг осмотрел, а далеко идти побоялся.

— Правильно. Нечего детям по ночам шастать! — по-учительски строго заявила Марьяна, — Как же отец тебя, такого малыша, одного бросил? Да еще в новогоднюю ночь?

— Он не бросал, — замотал головой ребенок, — Мы праздник вместе встречали. Потом бабушка позвонила, какая-то там у нее авария случилась в подвале. Я не хотел ехать, у меня был план с Максиком в снежки поиграть. Вот я и притворился, что хочу спать. Папа меня уложил, уехал, а мы гулять пошли. А потом Максик пропал.

— Все ясно. Ладно, я пошла.

Марьяна сделала пару шагов и застонала от боли. Она еще и ногу подвернула, клуша неуклюжая.

— Как же вы пойдете? — догнал ее мальчик, — У вас же туфля сломанная.

— Доковыляю как-нибудь.

— А хотите, у нас посидите. Скоро папа вернется.

— Боже, зачем мне твой папа-то сдался? — ужаснулась Марьяна.

— Он вам туфлю починит, — пообещал мальчишка, весело отворачиваясь от таксы, пытавшейся лизнуть его прямо в нос, — Или домой вас отвезет.

— С какой стати. Ты хочешь, чтобы меня в полицию загребли, как похитительницу малолеток?

— А вы малолеток похищаете? — распахнул глаза пацаненок.

— Проехали. Впрочем… — Марьяна задумалась, — Папу твоего я ждать не собираюсь, но если бы ты дал мне позвонить, я бы такси вызвала.

— Отлично! — просиял чудо-ребенок, — Меня Никита зовут. А вас?

— Марьяна Владимировна, — важно сообщила девушка.

***

Никита оставил ее одну в просторной гостиной и ушел за телефоном. Марьяна прошлась по комнате. Красивый дом, стильный, даже уютный, но женской руки тут не видно. Это точно. На каминной доске стоял портрет молодой хорошенькой девушки. Светлые волосы, лукавые глаза, смеющиеся губы.

— Это мама, — за спиной стоял Никита, — Мы с ней никогда не виделись. Я родился, а она умерла… Я чайник поставил.

— Не нужен мне никакой чайник, — заволновалась Марьяна, — Просто принеси телефон.

— Вы же так сильно замерзли.

— Мне не холодно! — вспылила она и только теперь почувствовала, что дрожит всем телом.

— Вот, согрейтесь, — Никита стянул со спинки кресла пушистый плед и протянул гостье, — Я быстро.

Завернувшись с головой в плед, Марьяна присела на диван. Что происходит? Надо бы поскорее бежать отсюда, а то неприятностей не оберешься. Симпатичный малыш этот Никита. Светленький, улыбчивый, сероглазый. Какой же плед приятный на ощупь…

— Тепло, хорошо, — еле слышно пробормотала девушка, проваливаясь в глубокий сон.

Марьяна не слышала, как Никита звал ее пить чай. Как входная дверь распахнулась, и в дом вошел высокий, темноволосый мужчина. Она не видела, как Никита, прижимая палец к губам, бросился к отцу и прошептал.

— Папа, тихо! У нас в гостиной спит тетенька.

— Какая тетенька?!

— Очень красивая и, кажется, пьяная. Марьяна Владимировна.

***

…Когда девушка проснулась, в окнах уже забрезжил рассвет. Марьяна открыла глаза и вздрогнула всем телом, увидев сидящего перед собой незнакомого мужчину. Рядом у его ног крутился Максик.

— Папа, сын, собака… Картина маслом, — едва слышно произнесла Марьяна и вдруг засмущалась от пристального мужского взгляда.

— Вы кто? — глупо спросила она.

— Я — Антон. Отец Никиты, — спокойно ответил мужчина, — А вы кто?

— А я Марьяна. Я вашу собаку, между прочим, спасла!

— Я в курсе, мне сын рассказал, — усмехнулся Антон, — Но как вы оказались в наших краях?

Марьяна почувствовала, как краска заливает щеки. Не скажешь ведь, что коньяк искала. Она нервно поправила волосы.

— Какая разница! Пусть это останется тайной. Ой! — Марьяна завозилась в складках пледа и вытащила на свет божий плюшевого тигра, — Вот! Это презент.

— Спасибо. Да вы не смущайтесь, — серые глаза Антона смотрели на нее с веселым любопытством, — Может, чайку? Заодно и познакомимся. Нечасто в наш дом прилетают красивые феи в легком подпитии. Вы же не боитесь меня?

— А вы? — парировала Марьяна. На сердце стало вдруг так светло, тепло, словно она уже много лет бывала в гостях в этом доме, — кстати, а где Никита?

— Спит. Я ваш сон охранял вдвоем с Максом.

«Какой ужас! — подумала Марьяна, — А вдруг я храпела? Жутким, пьяным храпом?»

От приступа стыда ее спас полусонный Никита.

— Доброе утро, Марьяна Владимировна, — приглаживая волосы, он подошел к отцу, — Пап, я есть хочу.

— Ну, давай закажем что-нибудь вкусное, — предложил Антон, — И Марьяну угостим.

— Ну вот что! — девушка решительно встала и бросила плед на диван, — Не надо никого угощать. У меня дома полный холодильник всяких вкусностей. Знакомиться так знакомиться. Если уж Новый год так странно начался, пусть так и продолжается. Я вас приглашаю.

— Ура! — Никита захлопал в ладоши, — Поедем, пап? Ура! А Максика можно взять?

— Ну, а как же вы без Максика? — удивилась Марьяна, — Папа, сын и такса в придачу.

Автор рассказа: Арина Васнецова

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.64MB | MySQL:64 | 0,308sec