Взгляд зеленых глаз

Котенок взглянул на обидчика большими зелеными глазами, вздохнул, опустил голову и побрел вдоль стенки, отыскивая себе другое местечко для сна. Что-то знакомое было в его взгляде, больно резанувшее по сердцу…

“…Транзитных пассажиров, прибывших рейсом ***, просим пройти в транзитную зону для ожидания посадки” – приятным голосом пригласила пассажиров авиарейса с Камчатки невидимая хозяйка аэропорта.

— Что ж, пройдем, – согласился Виталий, один из пассажиров. – Часок-другой отдохнем от полета, кофейку попьем. Жаль, что нельзя ничего покрепче… — и в толпе спутников двинулся по ярко освещенному проходу.

Виталий – мужчина возрастом под сорок, высокий, чуть грузноватый, до глаз заросший бородой, в очередной раз возвращался с длительной вахты. Ежегодно по весне он летел на Камчатку, где работал мотористом на рыболовецком судне. Возвращался – поздней осенью.

Моторист он был классный, и капитаны наперебой зазывали его, зная, что с ним пройдут путину без серьезных проблем. Полгода работы вдали от дома давали свои плоды в материальном плане. На материке такие деньги заработать было просто невозможно!

Тем приятней было возвращение. В багаже – пара полешек свежемороженой чавычи, соленую камчатскую рыбу и несколько литров икры – отправил загодя почтовыми посылками.

Дома ждет супруга, семилетняя дочка Катя и двухгодовалый сынок Егор. Еще несколько часов – и дома! Встречайте батю! Кормильца, благодетеля, добытчика! И отвяжитесь на недельку-другую. Дайте попить-погулять с друзьями!

На вахте – сухой закон, когда же мужику отдохнуть от трудов праведных. Проблемы оставьте другим, а я себе отдых заслужил! Если что не по-моему – кулаком по столу, да бросить на жену тяжелый взгляд и – порядок! То-то! У меня не забалуете!

Насчет недельки-другой, он пытался себя обмануть. Если в первые приезды так и было, то чем дальше – тем дольше тянулись послевахтовые загулы. В последний приезд даже не стал искать подработку. Не до того было. Зато погулял — от души!

— Я на Вачу ехал плача, возвращаюсь – хохоча! – мурлыкал Виталий, приглядывая местечко в зале. – Ага, вон там в уголке. Никто не побеспокоит и вздремнуть можно.

Он подошел к креслу, намереваясь спокойно развалиться. Упс! Место занято!

На сиденье кресла, прикрыв мордочку лапой, спал котенок месяцев двух от роду. Бездомыш – сразу видно. Спал, как говорится, без задних ног. Ничего, не проблема. Вот так мы его, двумя пальчиками за шкирку – иди погуляй! Уступи дяде место!

источник фото: wallhere.com
Котенок взглянул на обидчика большими зелеными глазами, вздохнул, опустил голову и побрел вдоль стенки, отыскивая себе другое местечко для сна.

— Ишь, какие глазищи! – вполголоса гудел Виталий, устраиваясь в кресле поудобней.

Что-то знакомое было во взгляде котенка, больно резанувшее по сердцу. Виталий мог поклясться, что уже видел этот взгляд. И не раз…

— Де жа вю, — бормотал он, пытаясь отогнать жалость и воспоминания,но тщетно. Он уже вспомнил, где его видел.

Так смотрела на него дочка Катя, когда он появлялся дома. Всякий раз, когда он входил в квартиру — видел огромные, зеленые глаза дочки. Испуганные. Они, мелькнув перед его взором, исчезали. Катя уходила от него вдоль стеночки, пряталась в соседней комнате, как этот котенок.

А чего, казалось, прятаться? Он ее в жизни пальцем не тронул. Рявкнул раза два, когда посчитал, что она пытается нарушить его покой. Да – было. Но чтобы руку поднять?

— Для нее же стараюсь, — пытался он убедить себя. – Все для детей, для семьи. Полгода отдыха не знаю. Болеть некогда, работа – сутками, на износ. Путина! Должны же понимать! А от них ласкового слова не услышишь…

Однако тут же вспомнил, что они от него тоже ничего ласкового давно не слышали.

С супругой отношения не ладились. Ему казалось, что она радовалась, провожая его на вахту. Это было обидно. Раньше, когда он работал на хозяина в автосервисе и получал копейки – они были ближе друг к другу. Роднее. Вместе преодолевали жизненные неурядицы, радовались успехам, первым шагам Катеньки, первому ее лепету, с удовольствием общались с друзьями.

Почему все ушло? Ведь теперь он, не в пример прежнему, зарабатывал очень прилично. В материальном плане семья не бедствует. Но нет тепла в доме. Как сквозняком выдуло. Он, грешным делом, решил, что супруга завела себе кого и пока он мордуется на вахте – развлекается тут… Потому и настоял на рождении сына. С дитем особо не погуляешь…

— Где эта мелкая тварь? – услышал он визгливый женский голос.

Обернувшись на звук, увидел дородную пожилую женщину. Лицо ее искажала неподдельная злость.

— Кого потеряла, мамаша? – равнодушно спросил Виталий.

— Да котенок тут бродит. Я его выкину за дверь, а он снова сюда. Нагадит еще где-нибудь, а мне – убирать за ним! Сейчас найду его и унесу, куда подальше, чтоб не вернулся!

Столько неприязни было в голосе, будто речь шла не о котенке, а о неисправимом бандите.

— Не знаю, не видел, – пожал плечами Виталий.

Ненависть, рвущаяся из глубины души женщины, поразила его. Он вновь вспомнил испуганный взгляд котенка, напомнивший ему дочь. «А я-то, чем лучше?» — упрекнул он себя. Поднявшись с места, прошел в сторону, куда скрылся малыш, и скоро нашел его, спящим на голом бетонном полу. Жалость все-таки тронула его сердце.

— Где ж ты так умотался? – проговорил Виталий. – Это, наверное, борьба за жизнь так выматывает. Ну, иди сюда, полезай в тепло…

Он поднял с пола котенка и сунул его себе за пазуху. Тот, похоже, даже не проснулся, только едва слышно замурчал.

Теперь сидели вдвоем. Виталий в кресле, а котенок за пазухой. До посадки оставался час, когда котенок заворочался и высунул наружу любопытную голову. Посмотрел на Виталия давешними испуганными глазами, но тот ласково почесал его за ушками, пытаясь убедить, что не обидит и никому в обиду не даст.

Котенок ерзал не переставая, давая понять, что ему срочно надо «на травку». Сообразив, в чем дело, Виталий прошел в туалетную комнату. Запершись в кабинке, он порвал в мелкие лоскутки туалетную бумагу, ссыпал ее в урну и поместил туда подопечного. Уговаривать того не пришлось.

— Ну вот и ладненько! – приговаривал Виталий, прогуливаясь с котенком за пазухой по залу. – Надо бы тебя покормить, наверное, — и повернул в кафе.

Очереди не было. Виталий подошел к работнику и тихо прошептал тому на ухо несколько слов. Тот удивленно вскинул брови, но, увидев в руках Виталия новенькую купюру, пригласил его на кухню.

Наполнил миску кусочками мяса, выудив его из гуляша, накрошил туда котлету и передал Виталию. Не выходя в зал, Виталий от пуза накормил котенка, напоил молочком. Котенок, жадно похватав еду, насытился и вновь впал в мертвый сон.

Забота о приблудном малыше позволила отвлечься от мыслей и скоротать остаток времени. Когда объявили посадку на рейс, он твердо решил не оставлять его в холодном сибирском аэропорту. К тому же, досмотр для транзитных пассажиров не проводился, а рамка металлодетектора на котенка за пазухой не среагирует.

Котенок проснулся, когда лайнер набрал высоту и лег на курс. Осторожно высунув головку из-за отворота дубленки, он взглянул на Виталия. Узнав его, ласково потерся о его бороду мордашкой и принялся ее вылизывать, громко мурча.

Зеленые его глазки вспыхивали в полумраке салона изумрудами. Виталий осторожно поглаживал малыша, чувствуя ответную ласку. Его мысли были о дочке, сыне и жене.

«Катенька, Егор, детки мои, такие же маленькие и беззащитные, как этот малыш. Ведь им тоже нужна моя ласка, моя помощь. Им тоже надо знать, что я о них забочусь, что люблю их. И тогда они так же, как и этот котенок, доверятся мне.

А каким они меня видят? Когда я в последний раз по-доброму общался с ними? Потому и боятся меня. И вообще, стараются не попадаться мне на глаза. Сейчас, наверное, со страхом ждут приезда папки…

Может, еще не упущено время? Может быть, можно все исправить?»

Чувствуя, что заныло в груди и защипало в глазах, твердо решил:

«Сколько надо будет времени, чтобы они мне вновь поверили? Чтобы ласково прижались ко мне – вот как этот котенок? Месяц? Год? Да хоть всю оставшуюся жизнь! Всю жизнь! Ради дочки, ради сына. Ради супруги, любимой моей. Ради семьи…»

На душе вдруг стало тепло и радостно, словно принятое решение осветило изнутри темные уголки души. И не надо больше искать окольных путей к счастью. Все, оказывается, просто. Надо взглянуть на себя со стороны. Глазами детей, жены. Глазами котенка…

Самолет начал снижение. Огромный мужчина, до глаз заросший бородой, смотрел в иллюминатор и шевелил губами, шепотом произнося давно забытые, ласковые слова, словно старался как можно больше их воскресить в памяти.

А котенок смотрел на приближающиеся огни города и удивлялся – как он мог ошибиться в этом большом, добром человеке, который поначалу показался ему очень неприятным…

Автор ТАГИР НУРМУХАМЕТОВ

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.61MB | MySQL:62 | 0,322sec