Он задыхался от её любви

Тоска зелёная, обида и жалость к себе полностью завладели Кирой. Она не понимала, почему после того, как бросил её муж, проживший с ней почти тридцать лет, она не может уже неделю прийти в себя. Кира сама себя уговаривала, что не стоит её муж-предатель слёз и мучений, которые испытывает она. Кира понимала, что это все должно пройти, но уже неделя, неделя переживаний, безделья, она никак не может собраться в одно целое.

Она сидит в квартире, никуда не выходит, уже хлеб засох, в холодильник почти не заглядывает, на звонки не отвечает. Отвечает только дочери Алёне, говорит: — Всё нормально у меня, но пока не приезжай, — и сразу же отключается. Дочь пыталась звонить отцу, поговорить с ним, но ему всё равно, у него другая женщина, он весь там в этих отношения, у него там скоро будет ребёнок.

Случилось так, что Кира случайно узнала, у мужа другая женщина, она после работы заехала в аптеку, и ещё не вышла из своей машины, случайно, подняв глаза, увидела, что из этой самой аптеки выходит её муж Михаил с симпатичной женщиной, моложе Киры, он поддерживает её под руку, несёт пакет небольшой, и они весело смеются. Кира вначале хотела выскочить из машины, но не могла сдвинуться с места, замерла от неожиданности, глазами проводила, как они сели в его машину и уехали. А больше всего её вогнало в ступор, что эта молодая женщина была беременна, это было явно видно и невооруженным взглядом, всё-таки лето, тепло, август.

Кира забыла зачем она сюда приехала, но бросив взгляд на аптеку вспомнила, что у неё закончился пластырь, а сандалии натёрли немного ногу. Кира была в шоке, ей даже не хотелось выйти из машины, она примерно полчаса сидела, а эта увиденная картинка стояла перед глазами.

Приехала домой, мужа ещё не было, он часто задерживается на работе «по делам», теперь-то она поняла, что за дела у него. Её трясло, она вскипятила чайник, выпила с лимоном чай, и села на диван, подобрав под себя ноги. Она напряженно думала, что скажет мужу, она не простит его никогда, и хорошо, что сегодня пятница, впереди два выходных, она немного придет в себя. Прошло немного времени, звякнул в замке ключ, пришел Михаил, он заглянул в кухню, потом вошел в комнату, увидел жену, и ему одного взгляда хватило, чтобы понять, что Кира знает о его романе на стороне.

Михаил сел напротив в мягкое кресло и сказал:

— Я так понял, что тебе стало известно, о моей второй жизни?

– Да, видела тебя с твоей беременной пассией, когда вы выходили из аптеки, и весло смеялись, — еле выдавила из себя Кира, она была опустошена и раздавлена, столько лет любила своего Мишеньку, ухаживала, кормила, стирала, дышала над ним, лишь бы ему было хорошо. А он ничем себя не выдал ни разу, всегда вежлив, нежен, и как это у него получалось?

Михаил, глядя прямо в глаза жене, проговорил:

— Знаешь Кира, ты сама виновата, ты слишком много любви мне отдавала, а про себя забыла, за мной всегда следила, у меня всегда чистые и отглаженные рубашки, я утром встал, завтрак уже готов, вечером пришел, ужин свежий готов, причём всегда в моём вкусе. Мне надоела твоя приторная любовь, с тобой даже поругаться не о чем, настолько ты безупречная жена и хозяйка. Понимаешь, такая всеобъемлющая любовь тоже надоедает, я уже задыхаюсь от твоей любви. Мишенька, Мишенька, с молоду Мишенька, а я уже взрослый дядька, мне уже пятьдесят четыре, и мне надоели твои сюсюканья и твои обнимашки.

Да, я полюбил другую женщину, она тоже любит меня, но по-другому, для тебя я, как ребёнок, опекаешь, даже платок носовой мне в карман сама кладёшь, а она другая. Она ко мне относится, как к мужику, как к сильному и надёжному плечу, который её оберегает от всех неприятностей, и у нас скоро будет ребенок. Если бы даже ты не увидела сегодня нас, я уже решил собрать свои вещи и уйти от тебя. Я купил дом за городом три месяца назад, Лана уже переехала туда, мы его обставили, даже мебель купили в детскую комнату. Я уже некоторые вещи тоже понемногу туда перевожу, ты просто не замечаешь.

Кира слушал мужа внимательно, и когда он рассказывал о Лане, у него голос менялся, становился теплей и нежней, она поняла, что эта Лана для него значит. Кира встала:

— Иди собирай свои вещи и уходи, я не могу на тебя смотреть, у меня всё внутри перевернулось, ты для меня умер.

Она просидела на кухне, пока не захлопнулась за мужем дверь, и все сразу на неё навалилось. Два выходных дня прошли, она даже не знает и не помнит, как. В воскресенье вечером она вспомнила, что завтра на работу, позвонила директрисе, и сказала, что заболела, не сможет прийти на работу. В понедельник она позвонила дочери и попросила, что бы та написала заявление на отпуск без содержания на неделю от её имени, и увезла к ней на работу.

На вопрос Алёны: — Мама, что у тебя случилось?

Кира ответила: — У меня умер муж.

– Как умер, отец умер? – У меня умер муж, для меня его больше нет, он меня бросил, — и всё, больше Кира ничего не хотела объяснять.

В четверг у дочери выходной, и она, не смотря на запрет матери, без звонка, приехала к ней, открыла своими ключами дверь и вошла. Когда Алёна увидела мать, то не поверила своим глазам, осунувшаяся, волосы грязные, сама в растянутой футболке и штанах сидела на диване, и даже не удивилась приезду дочери.

— Привет, мам, ты что в таком виде, это на тебя совсем не похоже. Ты всегда выглядишь классно и опрятно, голова в порядке, на кого ты сейчас похожа? В холодильнике почти пусто, не приготовлено ничего, ты что, на одном чае живешь?

Дочь вышла на балкон, позвонила своему соседу, Егору Романовичу, он врач-терапевт, и причём очень хороший врач, о нём все отзываются с добротой и благодарностью, да и её мужа он вылечил. Дома у них рядом, Егор Романович живет с отцом, ему восемьдесят лет, тоже когда-то был врачом. Егор Романович попросил привезти мать к нему в больницу, но Алёна объяснила ситуацию, она знала, что не сможет вытащить мать из дома.

— Хорошо, после шести часов я приеду сам, говори адрес, — Алёна отключила телефон, и вошла в комнату. Кира сидела молча, на вопросы дочери отвечала одним словом, «да, нет». Алёна пыталась её разговорить: — Мам, да не стоит этот предатель твоих переживаний, ты довела себя вон до чего, а он там со своей живет, и не думает о тебе, обо мне. Умер он для тебя и умер, мы с тобой о нем забыли навсегда, я с тобой. Приехал Егор Романович, Кира вопросительно посмотрела на дочь:

— Мамочка, это наш сосед, живём рядом, он доктор, это я ему позвонила, пусть он посмотрит тебя, он очень хороший доктор.

Егору Романовичу стало понятно, что Кира получила сильнейший стресс, она не спит, почти не ест, похудела, у неё упадок сил.

— Так-так Кира, давайте-ка я Вас послушаю. Егор Романович написал что-то на листке, отдал Алёне, и сказал, чтобы она съездила в аптеку.
Егор Романович с Алёной просидели с Кирой часа три. Алёна сходила в магазин, купила кое-что из продуктов, хлеб, к чаю сладкого, и сидели все вместе пили чай. У Киры от горячего чая даже немного порозовели щеки, глаза оживились, да ещё доктор рассказывал какие-то смешные истории из его врачебной практики, Кира тоже начала улыбаться, и уже даже смеялась вместе с ними. Потом они уехали, Егор Романович объяснил, что и как нужно принимать, и уже выходя из квартиры, сказал, что завтра он навестит свою подопечную, после трёх часов дня.

Кира действительно пришла в себя, она подошла к зеркалу, посмотрела и ужаснулась, на неё смотрела изможденная женщина, как будто месяц ничего не ела.

— Дааа, до чего же я довела себя, это что за страшная женщина на меня смотрит?

Нужно сказать, что Кира была раньше красавицей, и даже в свои пятьдесят два года выглядела хорошо, она жила со своим мужем без скандалов, он без вредных привычек, такая была спокойная у Киры семейная жизнь, поэтому на её лице не было следов от слёз и отчаяния до этого времени.

Кира выпила успокоительное, пошла в спальню. Проснулась она в половине десятого утра и удивилась:

— Ничего себе, никогда в жизни я не спала подряд двенадцать часов, но как я хорошо выспалась, чувствую себя бодро. Кира вышла на кухню и удивилась, всё запущено, не убрано, у неё от этой картины всё перевернулось, такого она никогда себе не позволяла. Она, даже не заходя в ванную, начала уборку на кухне с мытья посуды, и далее всё подряд. Через час квартира блестела, а сама Кира стояла под душем, и смывала с себя весь негатив, все неприятности и воспоминания о бывшем муже.

Днём приехал Егор Романович с тортом и фруктами. Кира открыла дверь, а Егор Романович чуть не выронил торт из рук. Он никак не ожидал увидеть перед собой такую красивую Киру, по сравнению с вчерашним видом, она выглядела на все сто.

— Кирочка, я Вас не узнал, да Вы оказывается такая красавица, как Ваше самочувствие, я смотрю у Вас такой порядок, это когда же Вы всё успели? Кира пригласила доктора в комнату, накрыла стол, и сели пить чай. Егор Романович долго сидел у Киры в гостях, а когда уходил сказал:

— Кира, завтра суббота, выходной, я жду Вас в гости, отказ не принимается, будем проводить сеанс природной терапии.

– Это как, это что за сеанс? — А это, дышать свежим воздухом в сосновом бору. Вы же знаете, что у нас там красота, сосновый бор, так что жду Вас завтра к обеду.

Кира приехала ровно к часу, предварительно позвонив дочери, что едет в гости не к ним, а к доктору, и если увидят там её машину, пусть не удивляются. Егор встретил Киру у дома, открыл ворота, въехав во двор, Кира увидела настоящую оранжерею, кругом цветы, цветы, и среди них стоял дедушка, на которого похож Егор.

— Какая у Вас здесь красота, и правда природная терапия, это кто же ухаживает за цветами, за этими красивыми розами? К ней не спеша подошел отец Егора:

— Добро пожаловать, меня зовут Роман Петрович, это я, местный садовник, так сказать, а Вы — Кира, я знаю, мне Егор сказал, что к нам в гости пожалует красивая и достойная женщина.

– Ну что Вы, Роман Петрович, Вы меня смущаете, я просто обыкновенная Кира.

Егор с Кирой прогулялись по сосновому бору, а когда пришли, во дворе хозяйничал вовсю Саша, муж Алёны, он жарил мясо на барбекю, Алёна накрыла стол на веранде, а у ворот её встречали Никита с Глебом, внуки, братья –близнецы, которым было по четыре года, они весело кричали:

— Бабушка, бабушка, — и верещали от радости. А Кира обняла своих внуков и подумала: — Как хороша жизнь, какая радость, рядом мои любимые внуки, дети, и Егор с Романом Петровичем.

Прошло время, у них дружная семья, и жизнь продолжается, счастье плещется в глазах Киры и Егора.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.69MB | MySQL:66 | 0,299sec