Лучший из мужей

— Я не нянька. – отрезал Тимофей. – Я устаю на работе.

— Но мне нужно постричься.

— Вызови мастера на дом. Не думаю, что это намного дороже.

Так вышло, что родителей рядом, чтобы помочь, у них не было. Ни у Тани, ни у Тима. Его родители давным-давно уехали за границу, в Германию, и обратно не собирались. Даже в связи с внуками…

 

 

— Он хороший! – говорила Таня о своём муже.

Подруги её не понимали. Самая близкая и самая давняя подружка, Лера, поджимала губы, а потом высказывала:

— Ни за что бы не стала терпеть! Ты же не в рабстве у него? Почему он так себя ведет?!

Речь шла о Танином муже, Тимофее. Они были женаты уже пять лет, но подруги до сих пор были уверены, что Таня совершила ошибку. И что Тимофей – тиран и деспот.

Кое-то в семейном укладе Тани и Тима действительно было непросто принять. Тимофей зарабатывал деньги, – у него был строительный бизнес, — и никаких дел по дому он принципиально не делал. Уборка, приготовление еды, и прочие домашние обязанности были полностью на Таниных плечах. Ребенок, – их единственный сын, Рома, — тоже был на ней. О том, чтобы куда-то отпустить Таню без ребенка не было и речи.

— Я не нянька. – отрезал Тимофей. – Я устаю на работе.

— Но мне нужно постричься.

— Вызови мастера на дом. Не думаю, что это намного дороже.

Так вышло, что родителей рядом, чтобы помочь, у них не было. Ни у Тани, ни у Тима. Его родители давным-давно уехали за границу, в Германию, и обратно не собирались. Даже в связи с внуками.

— Приезжайте к нам! – звала Нелли Германовна. – Мы тут с удовольствием с Ромкой понянчимся. А летать не хотим. Старые мы уже для перелетов.

Свекровь, конечно, кокетничала. Ей было чуть за шестьдесят. Но заставить их приехать и помогать с внуком Таня не могла. Тимофей всё обещал, что они как-нибудь выберутся к родителям в Вюрцбург, но пока что-то никак не получалось.

Мама Тани вырастила её одна. С мужем она развелась, когда дочери было три года. Танин отец жизнью бывшей жены и дочери не интересовался. А мама Тани, Екатерина Сергеевна, умерла от рака восемь лет назад. Кстати, когда это случилось, и Таня осталась одна, растерянная и даже потерянная, Тимофей, с которым они только что познакомились, здорово её поддержал. Именно он, а вовсе не подруги.

У Леры, самой близкой и давней, жившей в соседнем подъезде, была небольшая температура, и она даже не пришла, когда Таня позвонила. Это было логично и понятно – подруге нужно было отлежаться, к тому же, зачем таскать заразу из дома в дом, но тем не менее… у Тани было горе, и в том неизбывном и остром горе запомнился ей именно Тим, который подставил своё плечо, и уже не отходил.

Через три года они поженились. А ещё через три родился Ромка. Вот тут Таня и поняла, что дома Тимофей ей не помощник. И не нянька, как он сам выразился. Выкручивалась, как могла. На встречи с подругами ходить Таня перестала. Им было неинтересно, что она с коляской, в которой сидит малыш. Он в любое время мог закапризничать, его нужно было кормить по часам, и переодевать по необходимости. Таня видела, что подруг всё это напрягает. Они сами сбегали от детей, брали передышку, и в чём смысл, если там, куда пришел отдохнуть, опять будет маленький ребенок?

Таня перестала ходить на эти посиделки. Кажется, никто ничего не потерял от этого. К ней иногда забегала в гости Лера. На правах самой близкой и самой давней. Сама она жила с мужчиной, не регистрируя отношения, и с детьми никто из них не торопился.

— Почему ты няню не наймёшь в помощь? — однажды спросила Лера у Тани.

Во дает подруга! Няню… да зачем? Таня и сама неплохо справлялась. Ну, да, ей никто не помогал. Но муж давал деньги, и она могла вызвать на дом и парикмахера, и мастера ногтевого сервиса.

— Зачем няня-то?

— Ну ты постоянно с Ромкой! Так и спятить недолго.

— Да от чего спятить? Он мой сын. Я его люблю.

— Отдыхать тоже иногда надо. И от детей в том числе. Или твой жмёт деньги на няню?

Таня пожала плечами. Она не спрашивала у Тима, нельзя ли нанять няню, но было подозрение, что он ответит: «Зачем тебе няня? Справляйся сама».

— Угу. А ты говоришь: хороший. – с сарказмом сказала Лера.

— Хороший! Меня устраивает. Чего ты прицепилась вообще?

Они поссорились с Лерой, и та ушла, унося своё мнение с собой. Таня выдохнула. Ну и ладно! Всё у неё хорошо… У них. И Тимка очень, очень хороший! Кому не нравится – до свидания!

Танин муж очень много работал. Лично следил за делами компании, которую создал. Иногда у Тимофея было время, и они куда-то выходили всей семьёй. Он с удовольствием таскал Рому на руках, и водил на мультики в кино. Проводил с ним время от души – Таня видела, чувствовала это. Но вот так случись с ней чего, и Тимка не справится. Он дома яйца себе сроду не пожарил. Даже хлеба себе отрезать не считает нужным, ведь у него есть супруга. Надо беречь себя. И вдруг защемило сердце – почему она вообще об этом думает? Всё будет хорошо!

А через несколько дней выяснилось, что Татьяна беременна.

— Ура! Будет у Ромки сестра.

— Ты заговорил стихами. – улыбнулась она мужу.

Какое-то нехорошее предчувствие так и ворочалось у Тани в груди. Она гнала его, и пыталась не обращать внимания, но как поселилось оно несколько дней назад, в парке, на каруселях, так и не отпускало. Тим с Ромкой катались, а она стояла внизу, смотрела – Таня не любила карусели. Вдруг она подумала о том, что Тимофей не справится, и надо беречь себя. И вот теперь новости. Хорошие новости-то, но страшно… а почему? Неизвестно!

Они отдали Рому в детский сад.

— Чтобы не утомлял тебя. Ты беременная. Больше отдыхай. – сказал муж.

Но дома всё равно всё делала сама Татьяна.

— Как ты будешь, когда я в роддом уеду?

— Ну первый раз же не умер!

— Ромки не было.

— Ерунда! Ест он в саду. Вечером пиццу закажу.

— Очень полезно.

— Ерунда! Всего-то три дня.

Таня позвонила свекрови. Мягко намекнула, что была бы рада, если бы они прилетели. Или хотя бы одна Нелли Германовна.

— Почему бы вам просто не привезти пока Ромочку к нам.

У Тани чуть не сорвалось с языка: «Да он вас даже не знает!» Деда с бабкой сын видел только по видеосвязи, но это другое. Мало тепла в таком общении.

Стало понятно, что родители не приедут. Таня успокаивала себя, что три дня, пока она в роддоме, Тим с Ромкой уж как-нибудь справятся.

Теперь, когда сын ходил в детский садик, Татьяне стало полегче. Она могла пройтись по магазинам спокойно, снова пошла в салон красоты. Сходила даже в кино на дневной сеанс. Но фильм оказался грустным, а с учетом гормонов Татьяна и вовсе обревелась вся.

Один раз сходила на обед с подругами. Но выпивать категорически отказалась, и Рита, их с Лерой одноклассница, скривилась:

— Ты то с малым приходила – ни поесть, ни выпить спокойно. Теперь вторым беременная, вина боишься отхлебнуть. Что за жизнь у тебя?

— Нормальная у меня жизнь. Мне нравится. – твёрдо ответила Таня.

Но решила, что больше на эти встречи ходить не будет. Жила она как-то два с половиной года без этих девичников, и дальше проживёт.

Беременность протекала нормально. Таня регулярно посещала врача и проходила все необходимые обследования. Родиться должна была девочка.

С первыми схватками Татьяна уехала в родильный дом. На скорой. Посреди ночи.

— Утром Рому в сад отведу, и сразу к тебе! – пообещал муж.

А она всё объясняла, куда вести Рому, боялась, что Тим перепутает дверь.

— Ты чего, мать? Куда все поведут, туда и я. Увозите уже!

— А группа! Группы-то разные. Наша…

— Мам, я знаю свою группу! Поезжай уже за сестрёнкой. – громко сказал Рома.

Врач улыбнулась и закрыла дверь скорой.
Таня не могла родить уже десять часов. Вся измучилась. Но роды никак не хотели переходить в завершающую стадию. Она знала, что со вторым должно быть полегче, но ей, видимо, не повезло.

Давление не поднималось выше нормы. Врачи пожимали плечами – всё хотели, чтобы Таня родила сама. Но никакая стимуляция не сработала. Наконец её повезли на операцию.

Родилась здоровая девочка. Таня приходила в себя после наркоза и чувствовала, что ей… плохо.

— Мне плохо! – говорила она доктору.

Померили температуру. Она оказалась повышенной. У Тани без конца брали какие-то анализы, капали капельницы, но лучше не становилось. А температура всё ползла и ползла вверх.

Результаты анализов показывали воспалительный процесс. Но что за воспаление, никто не мог понять. Прошло три дня. Тимофей забрал их дочку домой – малышку выписали. А Таню продолжали обследовать, и ничего не находили. И даже через температурный туман – уже было под сорок – она чувствовала страх: как они там дома, без неё? А ей всё хуже… если она умрет, что будет делать Тимофей один с двумя детьми?

Вызвали лучшего профессора Москвы в области гинекологии. Баринова Юрия Григорьевича. Он просто взглянул на Таню и сказал:

— На КТ. Живо!

На КТ и обнаружилась проблема. Профессор сказал Тане:

— Потерпи, милочка, сейчас мы тебя введем в медикаментозную кому. Иначе ты у нас до операции-то не дотянешь. А так дотянешь. И всё будет хорошо.

Таня только и смогла опустить веки в знак согласия. А через минуту один укол, и она уже ничего не чувствовала. Перед тем, как лишиться сознания, Таня услышала, что ей удалят ма.т.ку.

— Юрий Григорьевич, ну её же ке.са.рили! И всё было там нормально! Мы и подумать не могли… — оправдывались врачи роддома.

— Всяко бывает. Давайте. Стабилизируем, и в оперблок. Я лично прооперирую, а то уж очень плоха девушка наша.

После операции, когда нар.коз почти отошёл, Тане передали сообщение от мужа. Он приезжал, но надолго не смог задержаться.

— С коляской приходил. Сказал: пусть Таня не волнуется, у нас всё хорошо!

— Да какое там хорошо?! Он же даже каши сам не сварит. Старшему.

— Всё сварил уже. – улыбнулась медсестра, поправляя колесико капельницы. – И смесь крохе намесил. Всё хорошо. Главное, выздоравливайте. А в палату переведем, так туда уже и с коляской приедет. Старший ваш в сад ходит. Всё в порядке.

— А записку написать Тим не догадался. – усмехнулась Таня, и провалилась в сон.

Что-то ей такое капали… хорошее.

Таня пролежала в больнице долгих десять дней. Ещё и не хотели выписывать, так она всех перепугала. Но Татьяна заверила, что чувствует себя прекрасно. А дома и стены помогают.

Дома неожиданно обнаружился порядок. Тим приехал за ней на машине, пока Рома был в саду. Дочка мирно спала в автолюльке.

— Как она? Ночами спать не дает тебе, поди?

— Ох, Тань… да нормально всё! Не переживай.

Всё было постирано и поглажено. Тимофей ловко переложил дочку из коляски в кроватку.

— Ну, вот. А ты давай, ложись. Доктор сказал, повязку дома сменить.

— Ты будешь менять? – удивилась Таня.

— А у тебя есть другие варианты?

Всё то время, пока Таня восстанавливалась после операции, Тим был дома. За Ромой он ходил с дочкой.

— Зачем? Я могу посидеть! – спорила Таня.

— Можешь. Но если заплачет, тебе лучше пока её не поднимать. Мне несложно с ней дойти до сада. И давай уже выберем имя!

Имя никак не выбиралось. Потом Таня сказала:

— Может, Катя?

— В память о твоей маме? Давай. Я не против.

— Правда?

— Конечно. Я же не деспот какой.

— Тим… вот ты дома, а работа-то твоя как же?

— Тань, ну зам-то у меня имеется на такой случай.

— Но ты же любишь сам всё контролировать!

— Ничего… всё будет хорошо.

И ночами к маленькой Катюше Тимофей вставал сам. Таня уже и не спорила. Она чувствовала, как силы потихоньку возвращаются к ней. С ума сойти! Её муж, который бутерброд себе сам делать отказывался, потому что на это есть жена, со всем справился! И с двумя детьми, и с порядком в доме. И с больной женой. Нет, Таня всегда знала, и говорила, что Тимофей у неё хороший, но даже она сама не подозревала, что настолько.

— Тимка, ты лучший у меня. – бормотала Таня, утыкаясь ему в плечо ночью. – Когда только ты мне уже разрешишь брать Катю на руки?

— Ну я же тебе её кладу рядом! Обнимайся на здоровье. На руки возьмёшь, когда врачи разрешат. А они сказали, два месяца минимум.

— Как ты со всем справился? И справляешься…

— Что? Не ожидала? – усмехнулся Тимофей.

— Честно? Нет. Но я верила. Знала, что ты у меня хороший!

— Я нормальный, Тань. Любой нормальный мужчина повел бы себя именно так.

А через два месяца, в апреле, у Тани был день рождения. До него оставалось всего два дня, когда днём вдруг раздался звонок в дверь. Таня уже сама оставалась с Катюшей, а Тимофей вернулся к работе. Кто бы это мог быть? Таня перебирала в голове варианты, пока шла к двери.

— Сюрприз! – закричала Нелли Германовна полушепотом.

— Действительно. – пробормотала Таня, пропуская свекровь в квартиру.

Следом вошёл её муж, сопя, отдуваясь и сгибаясь под тяжестью пакетов. Где они были, когда действительно были так нужны?!

Словно прочитав Танины мысли, Нелли сказала, нахмурившись:

— Танюша, ты не обижайся, что мы не приехали раньше. Ну Тимка же тебя не подвёл?

Таня невольно улыбнулась.

— Нет. Не подвёл. Давайте, Игорь Павлович, я заберу у вас пакеты. Проходите. Проходите.

Таня не стала долго обижаться. Глядя на то, как Тимкины родители воркуют с Катей, она думала о том, что эти люди сделали ей самый ценный подарок на свете. Именно благодаря им у неё есть Тимофей. Лучший из мужей.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.65MB | MySQL:66 | 0,499sec