Каблук

Ссоры в семье Борщовых случались нечасто. Даже скорее редко. И всегда это происходило по одному сценарию. Сначала Борис высказывал Верочке замечание, касающееся ведения домашнего хозяйства, Верочка взрывалась гневной тирадой, а в ответ муж обнимал ее и говорил, что она очень красивая, когда злится. На этом ссора заканчивалась.

Но вот уже два дня Борис вынашивал план настоящей ссоры, после которой он, вопреки обыкновению, не пойдет навстречу жене. И причиной этому было мужское самолюбие, которое заботливо взрастили друзья.

***

— Да ты каблук, — противно заржал Кирюха. — Третий год женат, а все бабу на место поставить не можешь.

Борис поджал губы.

— Вообще-то я люблю Веру и не хочу развивать скандал… — начал было он, но осекся. Кирюха и Виталик принялись смеяться во все горло, с издевкой поглядывая на Бориса.

— Да уж, да уж! А потом она вообще на шею тебе сядет. Плавали, знаем, — с умным видом кивнул Виталик.

Виталику можно было доверять, у него за плечами было целых три брака. Первая и вторая жена не выдерживали с ним и года, а вот третья, Марина, задержалась и даже собиралась родить ему ребенка.

— Ну так я ж мужчина, шея крепкая, — попробовал отшутиться Борис. Хотя и ему самому иногда приходили мысли, что главный в их с Верой союзе совсем не он.

— Лошара ты! — высказался Кирюха и махнул рукой. — Мы тебе как лучше с Виталей хотим, а ты все свое гнешь.

Читайте повесть «Мой снежный рай» на нашем канале «Книготека»!

С тех пор каждую пятницу, когда закадычные друзья собирались посмотреть футбол, Кирилл и Виталик то и дело потешались над бесхребетностью Бориса в его семейной жизни. Спустя некоторое время Борис решил, он должен доказать жене, кто дома хозяин. Скандал было решено устроить в пятницу, потому что если все пойдет не по плану, то можно и к маме уехать на пару дней. Боря был уверен — Верочка даже выходные без него не выдержит, и уже в понедельник он спокойно вернется домой.

— Что-то суп несоленый какой-то… — медленно растягивая слова, начал Борис, едва Верочка поставила перед ним тарелку с ужином. — Вообще, мне кажется ты перестала стараться для меня с приготовлением еды.

Вера с обидой подняла глаза на мужа.

— Ты чего, Борь? Я вообще-то с работы пришла, и еще ужин успела приготовить. Готовь сам себе, если не нравится моя еда!

— Это можно.

Борис демонстративно достал из кухонного шкафа упаковку лапши быстрого приготовления и, переложив содержимое в тарелку, залил ее кипятком. Спиной он чувствовал, как Верочка сверлит его взглядом, но продолжал гнуть свое.

— Кстати, чашка какая-то грязная. Ты хоть с обратной стороны мой иногда. Я ничего не хочу сказать, но…

— Можешь помыть сам, — огрызнулась Верочка. — Тебя подменили, что ли? Я тебя не узнаю!

— А зачем мне тогда жена, если я посуду должен мыть сам? — отозвался подготовленной фразой Борис. — И вообще, если ты не выполняешь своих обязанностей, мне в этом доме делать нечего!

На этом план скандала, задуманного Борисом, был исчерпан. Теперь, по идее, Верочка должна была попытаться заслужить расположение мужа. Но Верочка мириться почему-то не собиралась. Даже наоборот. Жена немедленно сняла с плиты кастрюлю с супом и опрокинула ее в раковину.

— Ах, суп тебе не вкусный? Получай! Нет больше супа.

Борис вместо ответа швырнул на кафельный пол миску с лапшой.

— Истеричка!

— Придурок! Видеть тебя не хочу.

— Ах так? — Борис побагровел. — Больше ты меня и не увидишь!
Быстрым шагом он вышел из кухни и принялся собирать свои вещи. Он еще надеялся, что Верочка попытается помириться, и до ухода из дома не дойдет. Но жена даже не вышла из кухни, пока он поспешно скидывал в спортивную сумку брюки, футболки и другую одежду.

«Вот тебе и жена. Получается, Кирюха был прав, она просто самоутверждается за мой счет. Вот ведь… Ну, я тебе покажу»

— Счастливо оставаться! — крикнул в сторону кухни и нарочито громко хлопнул дверью.

***

Выйдя на улицу, Борис замер. Морозный январский воздух действовал отрезвляюще. Ехать к маме была не очень хорошая идея. Тем более что Тамара Петровна всегда была на стороне Верочки. Оставалось только проситься на постой к Кирюхе.

***

То, что товарищ не очень рад его видеть, стало понятно сразу.

— Ты чего, еще и на ночь глядя?

— Да меня Вера выгнала… Можно я у тебя заночую?

— Эм… — Кирилл неуверенно мялся в прихожей. — Я даже не знаю… Сейчас, погоди. Дашуль, тут Борька приехал, его Вера из дома выгнала.

Из комнаты показалось удивленное лицо жены.

— Ты не будешь против, если он у нас потусуется день-два? — продолжал, как ни в чем не бывало, Кирилл.

Борис с удивлением смотрел на своего друга и никак не мог его узнать. Это был совсем не тот Кирюха, который несколько дней назад с бравадой рассказывал, как его домашние ходят по струнке. Его как будто подменили, и в этом доме определенно царил матриархат.

Постелили гостю на небольшой кушетке в детской комнате. Бездетному Борису пришлось сначала выдержать вечерние истерики наследника Кирилла, потом послушать сказки, которые малышу читала Даша, а потом всю ночь разглядывать картинки звёздного неба от ночного проектора. Привыкшему спать в полной темноте Борису все это очень не нравилось. Задремать получилось только под утро, но внезапно оказалось, что хозяин комнаты обожает ранние подъемы.

— Который час? — сонно пробормотал Борис, глядя как Кирилл достает из кроватки агукающего наследника и включает свет в комнате.

— Половина шестого, — отозвался Кирилл. — Да ты спи себе, у нас Ванька всегда так встает.

— Даже в субботу? — ужаснулся Борис.

— И в воскресенье. Это же ребенок, — улыбнулся товарищ. — Только говори потише, Дашка спит.

Гостить в этом доме слишком долго Борис не смог. Сюсюкающий Кирилл производил на него удручающее впечатление, да и поглядывающая волком Дарья не добавляла настроения. Поэтому уже ближе к обеду он решил покинуть гостеприимный дом.

«Пойду к Витальке, тот уж совершенно точно не откажет мне в койко-месте», — твердо решил Борис, выходя из подъезда.

***

Друг жил на другом конце города, поэтому по пути Борис заехал в торговый центр, чтобы хоть немного потянуть время. Тем более, что Верочка по-прежнему не объявлялась и домой не звала.

— Виталь, привет. Меня Вера выгнала, можно я у тебя поживу? — выпалил Борис, едва Виталий открыл ему двери.

— Ну… В принципе…

— Никаких гостей, — резко оборвала мужа Марина, выглядывая из-за Виталиной спины. — Мне рожать со дня на день, мне тут чужие люди не нужны. Борис, извини, но у нас нет места. Живем, сам понимаешь, в однушке.

Виталик только пожал плечами.

— Мне хоть бы ночку, — продолжал Борис, надеясь что Виталик все-таки не откажет лучшему другу.

— Никаких ночек! Иди мирись с Веруней. А то вона че удумал, по друзьям болтаться!

***

Деваться было некуда, оставалось идти на поклон к маме. Тамара Петровна уже давно спала и, увидев сына на пороге в неурочный час, только ахнула.

— Что такое, Боречка?

— Вера выгнала…— потупив взгляд, буркнул Борис. — Можно я у тебя переночую?

Тамара Петровна картинно схватилась за сердце:

— Вы что, придумали разводиться? Боря, тебе вторую такую никогда не найти! Надо срочно мириться, Верочка хорошая девушка.

Борис вспыхнул.

— Да что вы все одно заладили, мириться, мириться! Знаю без вас… Да только не звонит она.

Тамара Петровна поставила чайник и погладила по плечу великовозрастного сыночка. Перспектива переселения Бориса пожить, хоть и временно, к маме , воодушевляла мало. Взрослого сына надо было кормить и обстирывать, а это пожилой женщине было достаточно хлопотно.

— Чего хоть выгнала-то? Виноват?

— Ну, виноват… — угрюмо размешивая сахар в стакане с чаем, буркнул Борис.

— А раз виноват — мирись, будь умнее, — наставляла Тамара Петровна. — Верочка и работает, и дома все успевает, и красавица. Думаешь, другую найдешь, лучше будет?

Так Борис не думал. Он уже совершенно извелся, размышляя, почему Верочка не спешит звонить. Неужели она его не потеряла и совсем не беспокоится? Его план рушился, словно песочный замок во время прилива. А что, если теперь жена его и вовсе не пустит домой? От этой мысли у Бориса внутри все похолодело. Жить вне своего родного дома он не планировал.

«Вот я дурак. Друзей послушал, как жену проучить, а они сами подкаблучники те еще! Что один, что второй», — корил себя Борис, выслушивая нравоучения матери.

***

Весь понедельник у Бориса из головы не выходила пятничная ссора с Верой. Он даже не мог толком сосредоточиться и постоянно отвечал коллегам невпопад. Наконец, рабочий день закончился и можно было пойти домой.

Двери Борис открыл своими ключами и сразу же испытал большое облегчение, что за эти дни Верочка хотя бы не сменила замки. Уже хороший признак.

— Вер? — робко позвал Борис. — Ты тут?

— Я на кухне. Проходи, руки мой.

Борис послушно вымыл руки и уселся за стол.

— Тебе сколько котлет? Одну или две?

— Сколько положишь… Я не очень голодный, — не поднимая глаз на жену, ответил Борис.

Верочка только хмыкнула.

— Ну да, ты ж от мамы.

— У мамы я только вчера был. Ты что же, даже не потеряла меня? — с наслаждением откусывая сочную и ароматную котлету, пробормотал Боря.

— Чего тебя терять-то! У Петровых ночь ночевал, да к Козловым скатался. Потом уж к маме в нагрузку прикатил. Мне уже Даша и Марина позвонили, просили тебя домой принять. А то, мол, выгнала мужика на мороз ни за что ни про что. Хотя на самом деле ты сам ушел.

Борис поежился. Спорить с Верочкой не хотелось. Внезапно вспомнилось, что квартира, в которой они живут, принадлежит жене, равно как и добрачная машина. Но самое главное, ему совершенно не хотелось больше ссориться с Верой.

— Ладно… Давай больше не будем это обсуждать. Может, просто позовем как-нибудь ребят к нам в гости? А то я к ним без приглашения явился. Жены, наверное, не особо рады были. И это… Можно мне еще котлетку? Даже парочку.

Верочка только улыбнулась. Теперь перед ней сидел ее любимый Борис, беззлобный и незаносчивый. А значит, в семье снова воцарился мир. И есть надежда, что надолго.

Автор рассказа: Татьяна Ш.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.66MB | MySQL:64 | 0,308sec