Суровая

-Ох, Галка, ну почему ты такая…суровая?
-Я, — девушка подняла голову от бумаг, посмотрела внимательно на ту, что задала ей вопрос.
-Ну а кто? Витька за тобой с самого начала увивается, глаз не сводит…
-Пусть увивается, делать нечего, давно бы нормальную нашёл, я ему говорила, между прочим.
-Галя, — девушка смотрит во все глаза на подругу, — а ты что? Ненормальная?

-Я то? — Галя задумчиво смотрит на подругу, — я ненормальная.

-Всем бы такими ненормальными быть, — хмыкает подруга, — фигура, лицо, умная, характер золото.

-Ну-ну…

-Галь…ты чего? Обиделась? Галя, ты…

-Викусь, я не обиделась, не выдумывай, за что мне на тебя обижаться? Просто… ты так расхваливаешь меня, мне даже неудобно.

Ты правда так считаешь? Или оттого, что я твоя подруга?

-Галка, да ты сумасшедшая.

Галя посмотрела на подругу долгим взглядом.

-Ладно, идём домой.

Девчонки вместе живут в квартире Гали, Галя с Викой дружат ещё с первого курса, Галя выбрала кардиологию, Вика стоматологию.

Вика встречается с Костей, уже два года, вроде собираются в будущем пожениться, сегодня парень у них в гостях вечером. Болтают, смеются, веселятся. Галя вдруг вспомнила слова Вики про Виктора.

Витя хороший парень, Галина это знает, но не может она, не может. Как это объяснить той же Вике она ведь не поймёт, никто не поймёт её, никто, так что уж лучше молчать.

Они работают вместе, Галя и Виктор, коллеги, Витя он хороший, только Гале не надо ничего, никаких отношения, она одна будет так лучше, так не будет разочарования или обиды, так не случится беды…

Маленькая Галка стоит на лестнице и смотрит через толстые балясины лестницы, что находится в старинном здании, в котором разместился детский дом, на детей выстроившихся в линейку, приехали спонсоры, дарят подарки детям.

Вон стоит Галкина мама красивая и нарядная, лицо её раскраснелось, мама Тася, самая лучшая мама на свете.

-Никонова, а ты почему здесь? Почему не со всеми? -Галя вздрогнула, толстая Виолетта Семёновна нависла над Галей большой горой, покраснела и дышит тяжело, — ну? Я с тобой говорю или со стенкой.

Галя вывернулась и побежала в спальню, она боялась толстую Виолетту больше темноты.

-Галчонок, ты чего здесь? — мама достаёт Галю из-под кровати, — ты чего? На вот, я тебе зайца принесла, Степашку и конфетки.

-Спасибо мамочка.

-Мне -то, за что это спонсоры, ешь, а то отберут.

-Таисья Петровна, Таисья Петровна, вас там…Виолетта зовёт, — влетел в девчачью спальню розовощёкий Боря, — Галка идём ужинать, а то ругать будут.

-Да Боря, возьми Галю, отведи её к столу, пожалуйста.

Боря, взяв Галю за руку повёл её в столовую, где собирались дети на ужин.

-Таисья Петровна…

-Да, Виолетта Семёновна.

-Я прошу вас прекратить это, слышите! Прекратить! Зачем вы издеваетесь над девочкой? Зачем вы внушаете ей что вы её мама? Вы же понимаете, что это не этично и не корректно более того, я должна вас предупредить и сделать выговор, если не прекратите, то буду вынуждена попросить вас на выход.

-Таисья Петровна, я возможно…

-Я это слышу уже второй год! Ваш супруг никогда не разрешит вам, и вы это прекрасно знаете, я буду вынуждена просить перевести ребёнка в другой детский дом, или вас, выбирайте.

-Я вам обещаю, я поговорю с супругом, я …

-Я вас предупредила, вы педагог с опытом, что вы творите?

-Я, — Таисья Петровна плачет, — я.…простите.

Через месяц мама Тася уволилась, вот тогда Галя и почувствовала на своей шкуре гнев недолюбленных, никем не любимых детей.

Она пришла через какое-то время.

-Мама — крикнула Галя.

-Она тебе не мама, — Светка стояла, расставив ноги — ты думаешь, что лучше нас? У тебя нет мамы, от тебя отказались, она не твоя мама.

Галя подралась со Светкой, она будет ещё много драться.

Уже когда подросла, узнала, что мама Тася очень хотела забрать Галю, удочерить её, но муж Таисьи Петровны был против, у него был сын, Гена, от первой жены, чтобы не нервировать ребёнка, не рожать, ни тем более удочерять супруг не разрешал.

Мама Тася по-настоящему привязалась к девочке, Галя тоже любила её.

-Не люби её, — хмуро говорил Боря, — она предательница, он тебя предала.

-Нет — со слезами кричит Галя, -нет, нет, нет ты врёшь! Мама не такая!

-Такая, такая — ухмыляется проходящая мимо Светка, — такая же, как твоя родная мать, которая отказалась от тебя, потому что ты мерзкая гадина.

-Прости меня, девочка, — просит Таисья Петровна, прости меня, я не настояла тогда, я ушла от него, нет сил, я прошу тебя…прости…ты меня простишь? Я хочу забрать тебя, Галя.

Галке было четырнадцать, с огромными трудностями мама Тася взяла опекунство над Галкой.

Галя так долго ждала этого, так долго, что её нервы не выдержали и она пустилась во все тяжкие.

Галя не хотела этого делать оно как-то само получалось. Она убегала из дома, дерзила учителям, связывалась с плохими компаниями.

Однажды девчонка отсыпалась после ночной гулянки, когда услышала негромкие голоса на кухне.

-Тася, а может прав был твой муж? Зачем ты её взяла? Ты смотри сколько она тебе нервов попортила с твоим-то больным сердцем, Тася!

Ты не знаешь какая генетика у этой девочки, может там алкаши и маргиналы, Тася, посмотри пришло её время и девчонку понесло, это испорченный ген, ну послушай ты меня, я же врач.

Галя узнала голос двоюродной маминой сестры, тёти Ирины.

-Нет, Ирина, гены тут не при чём, это пружина…

-Какая пружина Тася?

-Та самая, которая сжималась, сжималась и вот наконец распрямилась, я ведь тоже виновата, Ирина.

Девчонку первый раз предали родители, а второй я…

-Ну ты -то тут при чём? Зачем ты берёшь чужую вину на себя.

-Знаешь, она когда принесла её, я сразу влюбилась.

-Кто Тась, кого принесла?

-Галина мама, Галке чуть больше годика было, она …такая красивая была, чистая, ухоженная. Волосики кудрявые, лобик вспотел, они прилипли кудряшки ко лбу, губки словно вишенки. глазки как озёра и ресницы чёрны, она ко мне сразу на руки пошла.

-Подожди, подожди, её мать принесла? Сама? В детский дом? Да такого не бывает, ты что? Её бы сразу в милицию сдали, что ты мне рассказываешь!

-Кого сдали? Ирин? Она попросила забрать ребёнка, глаза стеклянные, я пыталась с ней разговаривать, она ни в какую, сказала, что ненавидит ребёнка, что это его порождение, если мы не заберём, то она…Хорошо хоть додумалась принести.

Я же ходила потом к ней, она прогнала меня, велела забыть о её существовании, просила порвать все документы, дать девочке другое имя, отдать на усыновление.

-Как ты узнала, где она живёт?

-Женщина, когда принесла ребёнка, была в каком-то трансе, она сказала, где она живёт, подтвердила, что ребёнок точно её, что нигде не украла. Её муж бросил, отец девочки…

Я уговаривала забрать малышку, может быть родственники есть, говорила я, они помогут, но женщина была непреклонна.

Так Галя осталась у нас.

-Ты знаешь кто её родители?

Галя приподняла голову, чтобы расслышать, сердце её колотилось, предательски скрипнул диван.

Голоса стали тише, перешли в бубнёж. Галя опять откинулась на подушке, её била крупная дрожь. Что? У мамы Таси больное сердце?

Её родная мать просто принесла её в детский дом…Отец и мать никогда не поинтересовались как живёт их дочь…

Галя призналась маме Тасе что слышала разговор.

-Я хочу их найти.

-Не надо, Галя.

-Я Хочу Их Найти.

-Хорошо. Я понимаю тебя ты ненавидишь всех и меня, в том числе…

-Не говори ерунды, ты мой самый близкий и любимый человек на свете, ты моя мама. Но их я хочу увидеть.

Уже будучи подростком, Галя отличалась суровым нравом, от той нежной девочки с кудряшками не осталось и следа.

Тогда у мамы Таси с Галей ничего не получилось. Девчонку же будто подменили.

-Мама, я выучусь на врача, я вылечу тебя. Обещаю.

С болью, со скрежетом, выбивалась Галина в люди, у неё это получилось, дала слово маме что сделает всё, для того чтобы стать хорошим специалистом и человеком.

В сердце есть только для мамы место, к ней Галина бежит на выходных и каждую свободную минутку, а ещё Викуле.

Девчонку тоже одна мама воспитывала, но она такая…одуванчик. Из небольшого городка приехала, вот Галка над ней шефство и взяла. У мамы спросила разрешения поселить у себя Вику, мама, конечно, разрешила.

Вика не в курсе, что мама не родная. Галя никого не подпускает близко, даже Викулю.

Костя ушёл, девчонки убрали со стола, собрались ложиться спать.

-Галя ты прости меня…

-Опять за своё? Прекрати извиняться.

-Просто Витя…Он…

-Что Витя?

-Он хочет уехать, Галя, куда-то далеко.

— Вот как? Что за детский сад, зачем бросать прекрасную работу, хорошо складывающуюся карьеру, зачем? Для чего? Ради чего? Инфантилизм какой-то.

-Он любит тебя Галя, — просто сказала Вика, — любит и не может терпеть твоё равнодушие.

-Что за бред, — резко сказал Галя — выдумали любовь какую-то, напридумывали сами себе, а потом страдают…

-Галя…

-Что Галя? Что Галя?

И девушка вдруг начала рассказывать Вике историю своей жизни, не жаловалась, а просто рассказывала, тихо, без эмоций.

-Где вероятность что история не повторится? А вдруг я такая раскисла, вышла замуж любовь- морковь, родила ребёнка, а он взял и ушёл, разлюбил или никогда не любил, что я сделаю, а?

-Ну…ты вон какая сильная, ты наверное… да что, наверное, ты справилась бы…

-А если нет? А если я зайду дальше, чем моя биологическая мать? А? Ты не подумала об этом? Я урод, Вика, у меня плохие гены.

-Что ты такое говоришь, Галя, ты не такая!

-А ты откуда знаешь, — ухмыляется девушка, — я может ещё хуже.

Они встретились, нечаянно.

На приём к Гале пришла женщина, моложавая, красивая, Галю бросило в пот, она каким-то чутьём узнала кто это. Это не были какие-то воспоминания, просто Галина поняла, что это мать, та которая родила, посмотрела документы, всё сходится.

Женщина рассказывала, что её беспокоит, а сама не сводила глаз с Гали.

Гале было плохо, она хотела, чтобы эта быстрее ушла, это она, это точно она, билась в голове мысль.

Назначив лечение, Галя едва дождалась, когда та уйдёт. А потом встала, под удивлённым взглядом медсестры взрослой и очень доброй, Марины Павловны и присела на кушетку, чтобы справиться с сильно бьющимся сердцем.

— Галина Михайловна, вам плохо? что случилось?

-Нет, нет…всё хорошо.

Она ждала её у ворот больницы.

-Галина Михайловна.

-Да.

Они стояли друг против друга. Галя не могла поднять глаз.

-Прости меня, девочка, если сможешь.

Прости, я не знала, что делала, потом лежала в больнице, лечилась.

Я очень его любила, а он…он так любил свою маленькую девочку, свою Галочку, но бросил нас, ушёл, переступил и ушёл, я…

Ты прости меня, дочка.

У Гали будто что-то внутри лопнуло, она…она вдруг почувствовала усталость. Усталость и жалость к этой больной женщине, которая пустила свою жизнь под откос, из-за любви.

-Всё будет хорошо, я не сержусь на вас, всё будет хорошо.

Вечером Галя спросила у Вики нет ли у неё номер телефона Виктора.

— Это ничего не значит, — сразу сказала она, я просто с ним поговорю чтобы не маялся дурью.

-Ну-ну, подумала Вика, ну-ну.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.59MB | MySQL:62 | 0,327sec