Ремень

Сара сидела на могилке мужа — вот уже три года прошло, как его не стало, а Сара все помнит, как вчера. Много у них всего было, и хорошего, и плохого. К концу, правда, только плохое, но она не винила его.

***

Она и Леша познакомились на вечеринке у общих друзей. Сара, черноволосая красавица, и Леша, добряк-увалень, производящий обманчивое впечатление простачка. Леша на тот момент работал в автомастерской и зарабатывал себе на жизнь сам. Сара же училась на последнем курсе техникума. В тот момент они просто увидели друг друга и… Леша влюбился с первого взгляда, как какой-то малолетний мальчишка, а красавица Сара равнодушно скользнула по нему взглядом. Разве мог заинтересовать первую красавицу курса какой-то коренастый, почти рыжий, да еще и в конопушках парень?

Но Леша был из тех, что всегда добиваются задуманного. А задумал он, чтобы Сара обязательно стала его женой. Ни больше, ни меньше. Причем не какими-то там хитростями, а просто должна влюбиться в него навсегда и бесповоротно.

С этого дня начался настоящий сериал, за которым с интересом наблюдали все их друзья. Люди, которые хорошо знали Лешу, говорили, что у Сары шансов нет. Алексей никогда ни от чего не отступается. Те же, кто был ближе к Саре, насмешливо хмыкали и убеждали первых, что шансов нет именно у Леши, потому что Сара и не таких отшивала.

Леша всегда, когда это было возможно, находился рядом с Сарой. Он встречал ее с учебы, заваливал цветами, шоколадками… Как-то раз, и об этом долго все говорили, Сара бежала домой из техникума. Погода была мерзкая, только что закончился дождь, и вот-вот собирался начаться вновь. Сара была в легких белых босоножках, потому что утром дождя не предвиделось. Впереди огромная лужа. Сара в растерянности остановилась. Выбор небольшой: или напрямки через лужу, или по раскисшей почве между кустами. Кусты вдоль тротуара росли плотно, поэтому второй вариант пришлось отбросить. Сара с сожалением посмотрела на свои босоножки, вздохнула, и хотела было шагнуть в воду, но тут ее подхватили сильные руки.

— Не нужно жертвовать такой красотой, да и простыть можно.

Пока девушка от неожиданности думала, куда побольнее Лешке двинуть, он уже поставил ее на асфальт с другой стороны лужи и пошел, посвистывая, куда-то по своим делам. Сара даже ногой топнула. И даже не потому, что Лешка ее перенес, как маленькую, через лужу, а потому, что она никак не могла избавиться от ощущения тепла, исходящего от стальных мышц Алексея. Она прямо-таки чувствовала, насколько он силен, как бугры перекатываются при каждом его шаге, и одновременно понимала, что она для него практически не ноша. Он даже не напрягся нисколько.

Потом уже, когда прошло несколько лет, Сара смеялась, глядя влюбленными глазами на мужа, полагая, что он ее заворожил, приворожил и все такое. На что Леша резонно отвечал:

— Лужа была метров пять длиной, хотела бы, вырвалась. Так что, дорогая жена, тут еще непонятно, кто кого приворожил!

— Но босоножки же! Я за них чуть ли не целую стипендию отдала.

На их свадьбе гуляло много молодежи. Чтобы соблюсти традиции, жених и невеста, наряженные-наглаженные, посетили загс и посидели в кафе с ближайшими родственниками, а уж вечером, сразу за городом, на берегу реки, устроили настоящий сабантуй с друзьями. Народу набралось порядком, многие утром не помнили, что и было-то ночью.

***

Сара тихо улыбнулась воспоминаниям, поправила венок.

— Ой, Леша… Как тебя не стало, Лизка совсем слушаться перестала. Не знаю, что и делать. Вроде и ничего такого, а все огрызается, все гуляет. Переживаю я за нее очень.

Муж смотрел на нее с фотографии строго, как будто и правда именно Сара виновата в том, что Лиза стала непослушной.

***

Когда Лизе было шесть, она мечтала о школе, о новых друзьях, о том, как будет хвастаться своими успехами в танцах — она с четырех лет ходила в танцевальный кружок. Все было хорошо, и тут такое…

Все произошло буквально через месяц после того, как Лизе исполнилось шесть. Леша все так же трудился в сервисе, правда, теперь тот захудалый гараж был больше похож на элитный салон. Его ценили, соответственно, и денег он получал достаточно. Лиза папу просто обожала, да и он ее тоже. Не было такого дня, чтобы он не принес ей вкусный «гостинчик от зайчика». Лиза всегда смеялась:

— Ну, папочка, ну я уже большая, и я знаю, что эти гостинчики продаются в нашем магазине!

Леша клятвенно ее заверял, что он запомнит, что она большая, а на следующий день все повторялось.
Сара и Лиза как раз пришли с очередного танцевального смотра, когда в дверь позвонили. Она открыла дверь и увидела мальчишку из соседнего подъезда. Он тяжело дышал, как будто за ним гналась стая собак:

— Тетя Сара, скорее! Там дядю Лешу прибило! Машина упала!

Сара покачнулась, услышала, как сзади заплакала Лиза. Грохнула кулаком в соседскую дверь и быстро накинула куртку. Соседке, которая выглянула, кричала уже с лестницы:

— Забери Лизу к себе, с Лешей несчастье!

Она подбежала к сервису как раз в момент, когда подъехала скорая. Толпа людей, все суетятся. Она кинулась внутрь, но ее поймал напарник мужа.

— Сара, стой, тебе сейчас не нужно туда!

Она кричала, плакала, кусала ненавистного Ромку, но он ее так и не отпустил. Только когда скорая отъехала, он отстранил ее от себя и сказал:

— Возьми себя в руки, сейчас истерики ни к месту. Я довезу тебя до больницы.

Сара как-то сразу успокоилась. Действительно, слезы потом, сейчас что-то делать нужно. Она только подняла на Рому глаза:

— Скажи, он жив?

— Жив. Едем.

Они сидели в больнице уже несколько часов. Ромка несколько раз куда-то уходил, приносил ей кофе. Наконец, она сказала:

— Ром, как все произошло?

Он потер переносицу.

— Да все было, как всегда… Пригнали машину. Новенькая иномарка, дорогущая. Ну, понятное дело, взялся за нее Лешка. К таким машинам наши и подходить боятся. Он ее уж с час ковырял, а потом скрежет. На подъемнике какой-то болт оборвало… и машина эта вниз рухнула, а под ней Леха. Разбираться будем, почему так случилось, но теперь уж ничего не поправишь.

Сара тихо заплакала, а Роман обнял ее.

— Давай будем надеяться на лучшее.

Доктор вышел к ним только под утро.

Сара встала, Роман тоже.

— Мы сделали все, что могли. Левую руку спасти не удалось. Под вопросом функции позвоночника, но это потом. Сейчас под вопросом вообще его жизнь. Одна надежда на молодой крепкий организм. Помяло его сильно, многое собирали, как головоломку…

Рома пропустил момент, когда Сара отключилась. Только услышал за собой шорох, потом стук упавшего тела.

— Сара!

Доктор крикнул медсестре:

— Ну что расселись там? Бегом сюда!

***

В больнице Леша провел два месяца. Ноги практически не слушались. Иногда он мог шевелить ими, но как-то неправильно. Как будто он хочет налево, а они направо. Держать его ноги совсем отказывались. Он выписался уже совсем другим человеком — с Сарой практически не разговаривал, только огрызался.

Когда им предложили дорогую операцию, Сара ни секунды не думала. Продала квартиру, и они перебрались в деревню, в дом, который ей когда-то оставила тетка. Увы, операция не помогла. Леша стал пить, а Лизка возненавидела Сару за то, что мать лишила ее подруг, новых вещей и городской жизни.

Леша недолго смог так жить — всего три года и выдержал. После его похорон Лиза совсем перестала слушать мать. Как только Сара ни пыталась с ней говорить. После последнего скандала, когда Лиза швырнула в нее портфелем, а Сара после этого все ей высказала, они хранили гробовое молчание.

***

— Пойду я, Леша. Скоро должна Лизка вернуться. Голодная после школы.

— Сара?

Она вздрогнула, обернулась. Выдохнула:

— Рома…

— Сара, я вас еле нашел! Сколько всем звонил, сколько спрашивал, а никто толком ничего не знает! Вот отпуск взял за три года, решил проехать по возможным местам. Нашел!

Сара улыбалась, глядя на него.

— Не хотел Леша ни с кем общаться, вот и запрещал говорить кому-то, где мы…

— Да знаю я. Что я, Лешку что ли не знал…

Он вошел в ограду, положил на могилу букет красных гвоздик.

— Что же ты так, друг… И попрощаться даже не пришлось.

Какое-то время постоял молча, потом повернулся к Саре.

— В гости-то пригласишь?

— Рома, ну, конечно, конечно, пойдем!

По дороге она рассказывала, как живет. Что работает в местной конторе. Зарплата небольшая, но она же и пенсию получает на дочь. Правда, не тратит, все откладывает…

Ромка внимательно окинул дом взглядом. Да, тут ремонта много требуется… Сара заметила его взгляд.

— Что, все так плохо? Мы привыкли, все равно мне не под силу это все, а нанимать дорого, да и денег таких нет.

— Сара, а вон там что у тебя?

— А это летний домик. Там раньше у тетки гости ночевали, а теперь пустует. Лизка поменьше была — в куклы там играла. А сейчас не до кукол.

— Как она?

— Даже и не знаю, что сказать… Сам все увидишь.

— Знаешь, Сара.. Я же в отпуске… Если бы ты меня на постой пустила, вон в тот домик, я бы, глядишь, кое-что и подделал тут у вас.

Сара рассмеялась, махнула рукой.

— Ну что ты? Не нужно ничего. Приезжай, отдыхай.

Лиза показала себя в первый же вечер. Сара баню натопила, Ромка попарился, стол на улице накрыли. Лиза же, как пришла со школы, так и слова не проронила. А за столом выдала:

— Намыла, накормила, теперь к себе в кровать положишь?

Сара залилась краской.

— Лиза! Немедленно извинись!

— Еще чего!

Девочка тряхнула хвостом на голове и скрылась в доме. Рома даже крякнул.

— Ты меня извини, Сара… Не мое это дело, но почему ты ей позволяешь так с тобой разговаривать?

— А что же мне делать, Рома?

Сара и сама не заметила, как расплакалась.

— Она ведь во всем меня винит, уж не знаю и почему. Тринадцать лет, такой возраст сложный…

— Ты ее просто оправдываешь. А нужно было взять ремень и приложить хорошенько, чтобы знала, что ты пока главная у вас в доме. Ты не подумай… я не со зла. Ей самой же потом тяжело будет.

***

Роман прожил у них целый месяц. Когда пришло время уезжать, он сел рядом с Сарой. Говорил долго, путался. В конце концов сказал то, ради чего и завел весь этот разговор.

— Сара, ты мне всегда нравилась. Всегда, даже когда Лешка жив еще был. Но Лешка был моим другом. И я никогда бы.. В общем… Может, нам… вместе… попробовать?

Сара согласилась. Она не знала, чего еще желать — Рома был хороший, справедливый, нравился ей. Да и дом за месяц в конфетку превратил. Одни плюсы. Только одно ее смущало — как к этому отнесется Лиза.

Как она и думала, Лиза закатила грандиозный скандал. Она кричала так, что сбежались все соседи. Такими словами называла Сару, что женщина побледнела и осела. А Лиза никак не могла остановиться:

— Ты что, решила, что тебе все можно? А нет! У тебя ребенок, да и сама ты не первой свежести! Стыдно должно быть! Притащила в дом мужика, да папа с ума бы сошел, узнав, с кем он жил все это время!

Роман встал. Подошел к Лизе.

— Знаешь, Лиз, помимо того, что сейчас я сделал твоей маме предложение, я был еще и другом твоего отца. И я уверен, что он не потерпел бы такого отношения к маме!

И тут произошло то, чего не ожидали ни Лиза, ни Сара — Роман ловким движением достал ремень и.. прошелся им Лизе по мягкому месту. Девочка пулей вылетела из дома, а Рома бросил ремень, сел на диван и закрыл лицо руками. Сара хотела выбежать за дочкой, но Рома остановил ее.

— Сара, прости, так было нужно. Или сейчас она переключится, или нет. Понимаешь, ей не больно было, я же не изверг, а вот нервное потрясение сильное. Пойми, она не даст жить спокойно ни тебе, ни мне. Дай ей побыть одной.

Они так и сидели на своих местах. Лиза вернулась часа через два. Она была спокойна и серьезна. Подошла к Роману.

— Ты… ты… гад, конечно… но я рада, что ты у нас появился. После того, как папы не стало, за нас и заступиться некому. Ладно я… я сильная. А мама…

Лиза повернулась к Саре.

— Прости меня, мама…

***

Они пили чай, обнимались и смеялись над тем, как Рома ремень залихватски выдернул. А Сара думала о том, что ведь после этого ремня она готова была в одну секунду выгнать его из своего дома.

Перед тем, как лечь спать, Ромка сказал Лизе:

— Ты прости меня… Просто тебя никак в чувство по-другому не привести было.

Автор рассказа: Ирина Мер

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.59MB | MySQL:62 | 0,309sec