Принцесса Эллис

Иногда следует свернуть с правильной дороги, чтобы оказаться на верном пути.
— Вот засада! — Денис хлопнул по рулю и злобно посмотрел на навигатор, словно тот был виноват в образовавшейся на трассе пробке.

Провёл пальцами по экрану, уменьшая масштаб, и злобно ругнулся ещё раз — пробка растянулась на полтора десятка километров, и судя по тому, что движется он со скоростью один метр в минуту, это надолго. Пожалел, что едет без рации — отдал сегодня коллеге, уезжающему в дальний рейс и так неудачно накануне разбившему свою. Хотя если подумать, узнай он пробке раньше, это ничего бы не изменило — всё равно в неё «впираться». Но надо же было хоть на что-то злиться?!

У Дениса сегодня короткий маршрут, который он должен был осилить за день, ему рация не нужна. В ближайшие дни вообще выезжать не планировал — друг пригласил на базу отдыха, отмечать его день рождения.

Мужчина посмотрел метки в навигаторе, почитал комментарии и чертыхнулся ещё раз: ДТП, практически парализовавшее движение в обоих направлениях. А это значит, что на точку выгрузки он приедет с опозданием, и на место погрузки тоже. Придётся оставлять машину у заказчика на базе — её только утром разгрузят.

И к другу он попадёт в лучшем случае после обеда, когда веселье будет в самом разгаре, все будут под хмельком и в компании появятся общие темы для разговора. Правильно говорит отец, тоже дальнобойщик: никому не сообщай о своих планах. Дорога не любит хвастовства и внесёт коррективы.

А ведь Денис хотел взять выходные на три дня, но подумал, что деньги лишними не бывают, и сегодняшние мелкие заявки он закроет быстро, а потом со свободной совестью поедет отдыхать.

— Надо же так деньги любить! — воскликнул он с досадой, глядя, как медленно движутся автомобили по встречной полосе.

Расстраивался он по большей части оттого, что на дне рождения Радика должна быть подруга его жены — Наташа. Денису нравилась эта стройная блондинка, с низким голосом. Наташа разговаривала, чуть растягивая слова, и Денис готов был слушать её бесконечно. Но, конечно, она была ещё и симпатичной. А Денис был стеснительным, поэтому он планировал сразу уделять Наташе внимание, так сказать «обозначить территорию пунктирной линией».

И вот теперь его планам не суждено было сбыться — в компании обязательно найдётся парочка-тройка ребят, желающих приударить за красавицей, и к тому моменту, когда он доберётся на базу отдыха, девушка уже будет занята. Отвоёвывать и конкурировать совсем не в характере Дениса.

Мама всегда говорила, что он слишком скромный и такой же молчун, как отец. В их семье мама всегда говорила за двоих, в любой компании слышно было только мать. Но при этом отец был настоящим главой семьи — надёжным, работящим, стоящим за свою семью горой. Мама часто говорила:

— Отцу повезло со мной, а мне с ним. А вот попадётся ли тебе такая же хорошая жена — неизвестно. Девушки сейчас очень требовательные, капризные.

Да, Денис действительно был во многом похож на отца. Поэтому и профессию выбрал такую же — водитель большегрузных автомобилей, перевозящих грузы на дальние расстояния — так значилось в трудовой. И он хотел создать такую же крепкую семью, как у родителей. Хотел также быть главой семьи, чтобы жена и дети ждали его с рейсов, а он радовался, возвращаясь в родной дом.

Денису было двадцать девять, и последние полгода его сердце было свободным. Девушка, с которой встречался два года, завела роман с коллегой, и бросила его, сказав на прощание:

— Ты хороший парень, Дениска. Но иногда с тобой скучно, и эти постоянные рейсы мне не нравятся. Не хочу ходить в гости одна, потому что ты в командировке. Хочу, чтобы мой мужчина был всегда рядом.

Денис не знал рядом ли её новый кавалер или нет, счастлива ли она теперь. Он молча отпустил её, пожелав счастья. Переживал, конечно, но недолго. Видимо, и он её не очень-то любил, подменяя понятие любви привычкой. Что ж так бывает.

А вот теперь и с Наташей, скорее всего, не получится. Приударит за ней балагур Виталька или гитарист Марат, и не ему — скромняге, с ними тягаться.

Размышления прервал телефонный звонок, Денис посмотрел на экран — отец.

— Да, пап.

— Мы с матерью на дачу уезжаем. А то она заладила, что у соседей уже урожай колосится, а у нас ещё укроп не посеян.

— Ладно.

— Мать собирается, велела тебе передать, что в сотейнике голубцы.

— Понял, спасибо.

— У тебя всё нормально? Доехал?

— Нет ещё, двадцать километров осталось и в пробку встрял. Похоже, надолго.

— А ты где сейчас?

— Ореховку проезжаю.

Отец что-то хмыкнул, и через несколько секунд ответил:

— После Ореховки, километра через три есть съезд. Раньше там деревня была, и через неё можно было в город попасть. Мы иногда этой дорогой пользовались, но потом на въезде в город складов понаставили и неудобно стало разворачиваться. Но если аккуратно, то проехать можно.

— А что за деревня?

— Сосновка, что ли… Не помню уже. В общем, ищи поворот. Это километров на десять больше получится. Но лучше, чем в пробке стоять.

— Спасибо.

— Давай, удачи.

Отец отбился, а Денис начал изучать навигатор. Точно, есть какая-то деревня, только не Сосновка, а Осиновка, но это не имеет значения. Вот и дорога обозначена! Здорово, что отец помнит старые лазейки, иногда это выручает. Если всё так, как он говорит, то через час Денис будет на выгрузке, и практически не опоздает на новую загрузку. А там, глядишь, и пробка закончится, и он вернётся почти по графику. Опоздание в час-полтора не существенно для дальнобойщиков.

Денис весело посмотрел на окно — настроение улучшалось.

Нужный поворот мужчина заметил сразу, включил поворотники и свернул на старую грунтовую дорогу. Машина, подпрыгивая, повезла его в сторону Осиновки, и ему казалось, что за куцым пролеском уже виднеются какие-то дома. Да, на легковой машине здесь пришлось бы несладко, можно остаться без подвески. Но он же на танке!

Тихонько отстукивая пальцами ритм мелодии, льющейся из радиоприёмника, Денис вёл машину. Вон и деревня уже показалась . Прав был отец, похоже, никто там не живёт.

Увидел впереди в кустах лисицу. Если бы не огненно-красный окрас шерсти, то может, и не заметил бы. Вон она ещё раз мелькнула в кустах, и ещё раз. Видимо, напугалась шума машины — непривычная — вот и мечется. Уже подъезжая к кустам, где прятался зверёк, сбавил скорость, вглядываясь в листву.

Резко нажал на педаль тормоза. Это не лисица — это ребёнок! Сомнений не было. Мужчина видел, как маленькая фигурка в красной одежде встала и, увидев машину, быстро присела. Но через минуту чернявая макушка вновь стала подниматься над листвой.

Что делает ребёнок здесь, на заброшенной дороге? Денис не знал, как поступить. После недолгих раздумий открыл дверь и спрыгнул на землю.

— Эй, бандит, выходи! Я тебя видел! — крикнул он, стараясь, чтобы голос звучал мягче.

С куста спорхнули птички, но никто к нему не вышел. Денис внимательно смотрел и уже закрадывалась мысль, а не померещилось ли ему.

— Дружище, я заблудился! — крикнул он, подойдя к кустам чуть ближе. — Пожалуйста, покажи мне дорогу.

Может показалось, но будто бы некоторые ветки закачались сильнее.

— Ну честно, заблудился я. Куда ведёт эта дорога не знаю, впервые здесь еду.

В траве показалась чёрная макушка. Денис продолжал уговаривать:

— Ты знаешь, как можно проехать? Я здесь первый раз. А мне надо срочно отвезти… коробки, — он импровизировал. — Там в коробках, наверное, всякие лекарства, чтобы лечить больных зверят. Если я не отвезу их, то у бегемотиков будут болеть животики.

Сам не понял откуда взялись эти бегемотики и лекарства. Память услужливо подкинула «Айболита», а времени раздумывать не было. Вот уже вся голова торчит над зелёной листвой, и лёгкий ветерок треплет короткие чёрные волосы.

— Дружище, помоги! Ну, пожалуйста, — притворно взмолился Денис.

— Я не дружище, я принцесса! — услышал он в ответ, и губы непроизвольно расплылись в улыбке.

— Так, ты ты в кустах стоишь, мне и не видно, что ты принцесса, — он сделал несколько шагов вперёд. — Выходи ко мне, принцесса, я не обижу.

— Мама говорила, что нельзя с незнакомыми разговаривать.

— Правильно она говорила. Нельзя. Но и от дома далеко убегать нельзя. Мама это не говорила?

— Говорила… — чуть тише ответила девочка, но Денис уже стоял практически напротив неё и хорошо слышал.

— Иди ко мне, принцесса. Мне надо добраться до города, а я здесь в первый раз. Я же знаю, что принцессы добрые.

— Королева в Белоснежке злая, — ответила девочка и Денис снова не смог спрятать улыбку.

— Ну то королева, а ты-то — принцесса. У неё, может, живот всегда болел, оттого она и злая была. А принцессы все добрые.

— Она хотела самой красивой быть.

— А, понятно. Завидовала красивым, значит.

— Белоснежку не любила, ей завидовала.

— Ясно, спасибо, что рассказала. Иди сюда, чего ты там в кустах спряталась. Я же не Серый Волк.

Девочка начала выбираться из кустов, а Денис внутри себя вознегодовал: «О чём только думают родители? Ребёнок один в поле, недалеко от трассы. А если бы вместо меня был какой-нибудь придурок?».

Девчушка чуть споткнулась, но не упала, а успела удержаться руками за землю. Вскоре встала напротив него, вытирая ручки о шорты. У неё были короткие чёрные волосы, прикрывающие ушки. Со спины она вполне могла сойти за мальчишку. Большие карие глаза чуть испуганно смотрели на Дениса, и он мысленно ещё раз ругнулся в адрес родителей этой крохи.

— И как тебя зовут, принцесса?

— Эллис.

— Ух ты, красиво! Где твой дворец? Почему ты одна здесь ходишь?

— Мама говорила, что в поле мышки есть. И я хотела поймать мышонка, чтобы посадить его в клетку и дрессировать.

— Принцессы на охоту не должны ходить одни. Это может быть опасно для их высочества, понимаешь?

— Ага, — засопела она носом и сменила тему. — А ты к Айболиту едешь?

— Да, только на дороге пробка и я решил здесь проехать. А ты в Осиновке, что ли, живёшь?

— Нет, здесь баба Люся живёт, а мы к ней с мамой приехали.

— Ясно. Ну что принцесса, давай отвезу тебя к маме и бабе Люсе?

— На этой машине? — девочка посмотрела на большегруз.

— Ну, конечно.

— А как я туда заберусь?

— Я подниму тебя. Знаешь, как оттуда классно всё видно?

— Не-ет… — медленно протянула девочка, мысленно уже забравшись в кабину.

— Пойдём, принцесса Эллис, прокачу тебя в своей карете. Покажешь мне дорогу.

— Пошли, — она доверчиво схватила Дениса за руку.

Мужчина улыбнулся и повёл её к машине. Посадил на сиденье. Девчушка сразу начала обследовать территорию, ёрзать и рассматривать всё, куда могла дотянуться взглядом. Денис закрыл дверь и, обойдя машину, сел на своё место.

— Ну как? Нравится?

— Ага! Это твоя машина?

— Не совсем. Это машина фирмы, в которой я работаю, — поворачивая ключ зажигания, ответил Денис. — Они мне дают разные задания: что-то отвезти, что-то привезти. А я выполняю.

— А-а-а, — сказала девочка и восторженным взглядом уставилась на дорогу.

До деревни оставалось совсем чуть-чуть. Денис уже мог разглядеть дома и дворы. Но он совсем не видел людей, или хотя бы собак. Зато хорошо видел, что крайний дом покосился, крыша словно стекала на землю. В таком доме жить невозможно.

— Слушай, а здесь разве кто-то живёт? Я даже людей не вижу.

— Здесь нет, а там, возле старой почты живут.

— Странно, вроде рядом с городом, почему деревня-то заброшенная?

— Чего? — не поняла его девочка.

— Это я так, задумался и сам с собой разговариваю. Куда нам ехать, принцесса?

— Прямо-прямо, мимо дома с гусями, потом будет дом бабы Глаши, потом деда Вани, а потом, где колодец надо повернуть туда — она махнула рукой вправо.

— Всё ясно, баба Глаша и направо, — весело отозвался Денис.

— Где колодец надо повернуть, — серьёзно поправила его девочка.

— Ага. Запутался. Я же первый раз здесь.

— Вон там гусиный дом, они щипучие. Я их боюсь, а мама говорит, надо делать «режу — режу» — она показала пальчиками ножницы. — А вот здесь баба Глаша живёт, она мне пряники даёт, только они жёсткие. Мама говорит, бери, а то бабушка расстроится. Мы потом их птичкам крошим.

— Понятно…

— А вот здесь почта, — она показала на маленький домишко с заколоченной дверью.

— Печкин в отпуске?

— Ну что ты! Баба Люся говорит, что никому они старики не нужны, поэтому тут ничего нет, — серьёзно ответила девочка.

— Ну как никого нет, если баба Люся, и баба Глаша здесь.

— Вон колодец, туда едь, — она махнула рукой.

— Понял, ваше Высочество.

Денис видел, что в некоторых домах ещё есть жизнь, где-то развешено бельё, возле одних ворот сидит кот, однажды дорогу перебежала курица и ещё Денис заметил, как в одном окне отодвинулась в сторону занавеска — кто-то выглянул посмотреть, что за грохот на дороге.

— Вон дом бабы Люси! — звонко объявила девчонка.

— Подожди, я тебе сейчас открою, тут высоко, не спрыгнешь.

— А я могу!

— Не сомневаюсь, но лучше сам спущу. Принцессы не должны сами скакать, — с этими словами он захлопнул дверь кабины.

Краем глаза увидел, как открылись ворота дома бабы Люси. Вот и замечательно! Сейчас он выскажет нерадивой мамаше, ну или тому, кто выйдет, всё что он думает. Оставить такую кроху без присмотра!

Открыв дверь, он протянул руки, и худенькая девочка доверчиво прыгнула в них. Он опустил её на землю, она тут же побежала к воротам.

— Мамочка! Смотри, на какой большой машине я приехала!

Денис захлопнул дверцу, обернулся и на несколько секунд замер.

Он ожидал увидеть уставшую, растрёпанную женщину, возможно со следами алкогольной привязанности на лице. Или старуху, которой в жизни осталась одна забота — встреча с Богом. Но принцесса Эллис уткнулась в подол невысокой, хрупкой женщины, с собранным в тугой пучок волосами, отчего её шея казалась тонкой, беззащитной, и точëной, как у балерины.

— Алиса! Алиса, что случилось? Ты откуда приехала?

Денис услышал в голосе женщины слëзы. Девочка отпустила руки, обнимающие мать, и подняла к ней лицо.

— Дядя запутался, я показала ему дорогу, — серьёзно ответила Алиса.

Денис подошёл к ним и объяснил:

— Я встретил её в поле, мне показалось странным, что ребёнок один так далеко от деревни. Вот я и привёз её.

— В поле? — глаза женщины расширились. — Алиса, что ты делала в поле? И как вообще туда убежала?

Девочка увлечённо разглядывала крышу соседнего дома и делала вид, что не слышит маму.

— Алиса? — повторила вопрос мама.

— Мышку хотела поймать.

— Мышку? В деревне мышей мало? И зачем она тебе?

— Первую я бы выдрессировала, — уверенно заявила девочка, — Она привела бы ко мне других, а потом из них получилось бы три коня, как в Золушке.

— Господи… — прошептала женщина. — Нельзя уходить далеко от дома! А из деревни выходить вообще запрещено. Как ты только умудрилась так далеко убежать? Не знаю даже ругать тебя или наказывать.

— Не надо не наказывай!

Денис кашлянул, напоминая о себе.

— Не надо, не наказывайте. Она больше так не будет, правда, Эллис?

— Не буду!

— Мама права: уходить от дома нельзя. Это опасно. Ты же могла заблудиться, и как тебя потом искать? Я тебя только благодаря футболке заметил.

Девочка явно скучала, слушая взрослых, но деваться было некуда — она поняла, что провинилась. Наконец, они закончили читать нотации. Мама сказала:

— Спасибо вам большое, что привезли мою егозу домой. Я не разрешаю ей убегать далеко, но на одном месте сидеть скучно, вот она и носится по деревне. Обычно добегает до гусей и обратно — она их боится.

— А сегодня гусей не было! — встряла в разговор девочка.

— Вот плохо, что не было.

— А вы не знаете, по этой дороге я доеду до города? — спросил Денис, махнув в сторону города.

— Да, только она разбитая, ею уже давно никто не пользуется.

— Мне сказали и в деревне никто не живёт.

— Живут, но очень мало и одни старики. Кому-то уехать некуда, а кто-то хочет умереть в родном доме.

— Странно, что под коттеджи землю не растащили.

— Здесь какие-то геодезические сложности. Я подробностей не знаю. Но каждый год приезжают специалисты, изучают, замеряют. Думаю, это вопрос времени. Место-то хорошее, и к городу близко.

— А вы то, что здесь делаете? — спросил Денис, не замечая, что разговаривать с незнакомкой он не стесняется.

В другой ситуации он отдал бы девочку и постарался бы быстрее уехать. Но что-то незримое держало и заставляло продолжать беседу. Он и сам пока этого не осознавал.

— У меня бабушка здесь. Она уже старенькая, ей тяжело. У меня отпуск, и мы Алисой приехали помогать.

— А почему в город не заберёте?

— Хочу в конце отпуска забрать, но она сопротивляется, уговариваю пока. Да и машины нет, не знаю на чём перевозить. Она же захочет забрать много вещей, и я её понимаю…

— Давайте я отвезу, — предложил мужчина.

— Ой, что вы! Мне не хочется вас утруждать.

— Не отказывайтесь от помощи, когда её предлагают, — улыбнулся Денис. — На дороге всякое может случиться, и машина может быть какой угодно надёжной, но иногда только человек и поможет.

— Мамочка, ты посмотри какая машина большая! Да туда весь бабы Люсин дом поместится, — снова встряла Алиса. — А такси это очень дорого, ты же сама говорила.

Женщина смутилась, не зная, что ответить на это предложение. И снова дочка, с детской непосредственностью внесла лепту в разговор:

— Дядя, а ты ещё покатаешь меня на своей машине?

— Алиса! — воскликнула мама.

— Конечно, покатаю, принцесса, — не обращая на неё внимания, ответил Денис. — А давай прямо завтра и покатаю?

— Честно? — распахнула она глазки.

— Но только если мама разрешит, — серьёзно добавил мужчина.

— Я уговорю, — так же серьёзно пообещала девочка.

— Да ты любого уговоришь, — засмеялась мама.

— Я серьёзно, — посмотрел на женщину Денис, — Дочка у вас прекрасная, и я с удовольствием покатаю её. Мне несложно, а для неё море эмоций. Вас как зовут?

— Марина.

— Очень приятно. Денис. Марина, давайте все вместе и покатаемся завтра?

— Давай, мамочка, — умоляюще смотрела Алиса, — Я обещаю хорошо себя вести, и даже до гусей ходить не буду. Там, наверху, так классно! А ещё собачка сидит и головой кивает, и столько всяких кнопочек разных. Ну, пожалуйста-пожалуйста…

— Вам действительно не трудно? — всё ещё сомневалась Марина.

— Нет, у меня на завтра никаких планов не было. С радостью проведу этот день в обществе её Высочества.

— Ура-ура-ура! — запрыгала девочка, хотя мама ещё не ответила согласием.

— Но ты мне сегодня помогаешь печь пирожки, Алиса! — строго сказала Марина. — Покажем дяде Денису наш лес, и попьём чай с пирожками.

— С малиновым вареньем?

— И с ним тоже.

*****

Денис ехал по пыльной, разбитой дороге и широко улыбался. Шустрая девочка не выходила у него из головы. А ещё точёная фигурка её мамы и красивая белая шея, тонкая, изящная словно у балерины.

— Радик, привет, — набрал он друга. — Слушай, у меня завтра не получится приехать. Да нет, всё нормально, просто срочные дела нарисовались, не могу отменить. Отметим ещё твою денюху. Окей, если получится пораньше, то приеду. На связи.

Он отбил звонок, но уже точно знал — не получится освободится. Он теперь в плену у принцессы Эллис и её королевы-мамы. И от этого на душе было радостно и что-то щекотало внутри, словно тысячи эльфов махали крылышками.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.67MB | MySQL:62 | 0,373sec