Мой сын вернулся

Дверь открылась — на пороге стоял Матвей, их старший. Рядом с ним покачивалась какая-то улыбающаяся девица.

— Мама, познакомься, это Вика. Ик-ик, — Матвей икнул и глупо рассмеялся, Ви-ИК-а, — и Матвей захохотал в полный голос. — Перестань, Матвей, ну соберись, ты слышишь? — девушка строго на Матвея посмотрела и сама чуть не оступилась, сама чуть не потеряла равновесие. Это почему-то ещё больше Матвея развеселило, — А ты то что шатаешься, ну ты смешная, не шатайся, мы же к моим родителям пришли знакомиться! В глазах девушки появился испуг и вроде даже раздражение, она обернулась, — Матвей, ты же обещал, прекрати!

— Это кто тут что обещал? — вышел из комнаты отец, увидел сына и побагровел, — Ты кого в дом привёл, Матвей? Мало того, что сам на шее у родителей сидишь, толком не работаешь, так ещё и эту где-то подобрал и в дом притащил? Ты на мать посмотри, измоталась вся, работает, чтобы тебя, содержать. Всё, кончилось моё терпение, проваливай, вали куда хочешь. Иди к своей девке, дай пожить спокойно, сил больше нет!

— Коля, Коля, не надо, я с ним поговорю, он должен одуматься, Коля, подожди! — хватала мужа за руки Валентина Ивановна, но Николай Степанович вытолкал сына и его пассию, потом кинул ему вслед его сумку с документами, — Знать тебя не хочу, понял?

Валентина Ивановна руки бессильно опустила, — Ну зачем ты так, Николай, ну разве так можно? Ты куда его выгнал, это же наш мальчик, Матюша наш, а ты его выгнал, на холод, на улицу! Да что ж это делается то, Господи, ну как же это? Как теперь быть, а если что с ним что случится, где искать его? Коля, что ты наделал! — Валя, ты что говоришь? — оборвал её муж, — Ты же сама видишь, что с ним творится, он несколько лет уже как … в проруби болтается! Не думал я, что у нас так будет, ведь вроде парень раньше нормальный был, ну словно подменили. Работать он тоже толком не работает. А тут, глянь, опять набрался!Ну ты видела, какую кралю он домой притащил, ты что, хочешь чтобы ещё и она тут с ним, да ни за что! Да мы тут с тобой, Валя, сдохнем с таким сыночком! А ведь нам ещё и дочке надо помочь, ну кто ей ещё, кроме нас, поможет? Крутится наша Танюшка, как белка в колесе. Вот ведь судьба, ну за что она нас так наказала. Дочь наша одна Мишку своего растит, внука нашего любимого, единственного. А наш сын Матвей, вообще неизвестно каким стал. И как это так получилось, Валя, мы же их добру учили, воспитывали, старались, чтобы они жили хорошо, и что? Что у нас получилось, Валя? Эххх, не пойму я, почему так. Может мы и сами не знаем, как надо жить, только поздно уже, поздно.

После скандала с Матвеем Николай Степанович сник совсем. Он даже постарел, осунулся. Всё ждал, что Матвей вернётся, полгода ждал, а не дождавшись, совсем загоревал Николай Степанович. В итоге то одна, то другая болячка так и стали его одолевать. Его положили в местную больницу, а вскоре оказалось, что ему нужна срочная операция.

Дочь Татьяна всеми силами пыталась маму ободрить и поддержать. Внук Миша бабушку утешал, — Бабушка, дед сильный, ну всё у нас наладится. Но у Валентины Ивановны просто руки опускались. Да что же это, их когда-то дружная семья просто разваливается. Есть от чего отчаиваться, вот уж верно, пришла беда — открывай ворота!

Но раскисать последнее дело, Татьяна с мамой стали пытаться собрать на операцию отцу, Таня уже надумала продать свою старенькую машину, которую папа ей, когда работал, помог купить. Но всё решилось иначе.

Как-то Таня пришла вся такая загадочная и положила на стол явно приличную сумму.

— Мама, ты только не подумай ничего плохого. Просто не хотела говорить, у нас то одно, то другое, как-то не до разговоров о личном. Ну и потом я сама не была уверена, что стоит так поступить. А недавно я его с Мишей познакомила, и знаешь, я думала Мишка в штыки воспримет, а они нашли общий язык!

— Таня, ты о ком сейчас говоришь, неужели у тебя кто-то появился? Ну ты расскажи, хоть одна хорошая новость, — Валентина Ивановна устало улыбнулась.

— Мама, да я его давно знаю, Виктор с моей работы, он давно на меня смотрит с интересом. Оказалось, он думал, что я замужем, поэтому даже не подходил. А тут у нас работа общая была с их управлением, ну слово за слово, мы и познакомились. Мама, Витя очень хороший, он недавно предложение мне сделал. Я сказала, что подумаю. Ну и вообще, он как про папу узнал, сразу помощь мне предложил. Мама, мне кажется, что это показатель, как думаешь?

Валентина Ивановна обняла дочку, ну хоть одна хорошая новость, — Таня, ты мне скажи, а тебе Матвей не звонил? Нам то он конечно не позвонит, видела я, обиделся он и на отца, и на меня. Может тебе звонил, Таня? Звонил, по глазам вижу, ну, рассказывай!

— Мама, я вообще-то ему обещала молчать, Матвей сам скоро приедет, ты не думай, у него всё хорошо.

И правда, на следующий день звонок в дверь. Валентина Ивановна открыла, на пороге Матвей. Трезвый, похудел, а глаза веселые, — Мама, я, конечно, сам виноват. Но тогда я не сдюжил, вы мне все говорили, — А ты докажи, докажи, что ты сможешь, что ты лучший, а я, я устал доказывать. Надоело, может это плохо, но я вдруг понял, что вот я, и от меня всё чего-то хотят, а я не хочу таким быть. Но меня заставляют, потому что так надо. Кому надо? Не знаю. И всё равно я виноват.

А потом я встретил Вику. Она просто поразила меня. Она меня встряхнула, мне за столько лет первый раз стыдно стало. Вы с отцом подумали, что Вика, ну в общем, ТАКАЯ, а она совсем нет, она вообще другая. Она просто нездорова с детства, у неё нога одна больная, да и с дикцией плохо, но это лечится. Вот ведь позор, я, мужик здоровый, с жиру бешусь, жить никому не даю, а Вика мне решила помочь! К травнице меня водила, увещевала! Сама хромает, нездорова, а со мной нянчилась! Я конечно идиот, что Вику тогда к нам притащил, но с другой стороны, мама, я даже рад, что вы с отцом тогда меня выгнали. Я сначала на всех разозлился, я думал Вику приведу в дом, и вы меня поймёте. Поймёте, что хочу стать сам собой, я ведь понял, что мне надо делать, и от своих мыслей… опять нажрался. Испугался, что не смогу, вдруг не смогу. А отец выгнал, и пути назад уже не было. Мама, я тебе всё подробно потом расскажу, а сейчас поехали к отцу.

Николай Степанович лежал в палате и смотрел в потолок. Он понимал, что дела его плохи. Нет у них таких денег, чтобы ему операцию дорогостоящую оплатить. Раньше он по две смены на заводе работал, чтобы Вале и детям купить всё, что нужно. Горы мог свернуть, для своих детей и жены он всегда был заступником. А теперь прошло его время, он старик, и будь что будет.

Да и жизнь совсем уже и не радует, ни к чему за неё хвататься.

Неожиданно вошёл его врач, странно, вроде обход уже был сегодня. — Николай Степанович, будем вас к операции готовить, так что настраивайтесь, дорогой мой! — Как к операции, мы с женой не наберём такую сумму, да и зачем мне, старому, пыжиться, пустое всё это. — Ну не скажите, Николай Степанович, не скажите. У вас дети всю сумму собрали, приехали, всех тут на ноги подняли, оплатили сразу оба этапа операции. Сын ваш говорит — мне обязательно надо батю на ноги поднять, по другому никак нельзя! Батя у нас такой человек, он нам с сестрой всё, что он мог отдал. А ведь и ему пожить надо, порадоваться, что не зря всё, да и внуков по жизни направить, у него ведь скоро внучка родится. А батя умеет направить, ой как умеет!

— Сын и дочка? Операцию оплатили? Внучку направить? Это какую внучку, мою что-ли, не может быть, — Николай Степанович прикрыл глаза, и по его небритым щекам покатились непрошенные слезы, он вытирал их тыльной стороной руки, и шептал, как в горячке, — Сын оплатил… внучка, да как же это, да не может быть…

Слава тебе, Господи, в разум вошел, вернулся мой сын, вернулся Матвей.

P.S. У Матвея и Виктории родилась дочка Наденька. Матвей работает, у них всё хорошо. Татьяна вышла замуж за Виктора и Мишка очень рад, что у него такой классный папка!

Валентина Ивановна и Николай Степанович теперь уверены, что у них замечательные дети. А жизнь, жизнь она такая и есть, в полосочку.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.6MB | MySQL:60 | 0,422sec