Хрупкая женщина

В сентябре в класс пришла новая девочка Люда. Она была такой тоненькой и хрупкой, что от сильного порыва ветра того и гляди сломается. Всегда ходила в тёплой кофте, из которой выпирали худенькие острые плечи. Жидкие светлые волосы заплетены в тонюсенькие косички с большими розовыми бантами. Большие глаза на бледном треугольном личике смотрели печально и удивлённо.

Высокому спортивному Матвею она показалась сказочной принцессой, которую нужно защищать и оберегать, что он и стал делать с воодушевлением. А девочки сразу невзлюбили новенькую.

— Глядеть не на что, а из себя чего-то корчит… В чём только душа держится, а туда же… Самого красивого парня отхватила, — злобно шептались они на перемене.

В школе Люда в столовую не ходила. От столовской еды ей сразу становилось плохо. Каждый день она брала с собой большое яблоко. Откусывала маленькие кусочки и так медленно прожёвывала, что за большую перемену не успевала яблоко съесть. Девчонки фыркали, видя в мусорном ведре большой недоеденный огрызок. Матвей проглатывал обед, не жуя, и мчался к Люде, чтобы оберегать её.

Он провожал её до дома и нёс её портфель. И никто из пацанов ни разу не посмел посмеяться над ним. Дорого бы обошлась ему насмешка, потому что Матвей славился своей силой. Вскоре все привыкли, что всегда и везде их видели вместе.

Матвей выдержал тяжёлый бой с родителями и после окончания школы не поехал в областной город поступать в институт. Ему было всё равно, где учиться, лишь бы с Людой не расставаться. Поступил в техникум в своём городке. Родители Люды души не чаяли в Матвее и спокойно доверяли ему свою дочь. Она училась хорошо, но экзамены еле сдала, ей становилось плохо почти на каждом. О том, чтобы учиться дальше, речи не шло.

Люда была поздним ребёнком, и родители тряслись над ней, не дай Бог заболеет, перенервничает. Хотя, если честно, не так уж она часто и болела.

На семейном совете решили, что для девушки главное не образование, а удачное замужество. С этим как раз всё складывалось отлично. Матвей — подходящий жених. Мама у Люды работала врачом, устроила дочку секретарём главного врача поликлиники. Вот и сидела Люда в приёмной, печатала на машинке, да на звонки отвечала.

Только родителям Матвея Люда не нравилась. Не о такой невесте мечтали они для сына. Уговаривали одуматься, мол, не понимает он ещё, на что, на какую жизнь себя обрекает. Она не будет опорой ему, вряд ли сможет родить…

А Матвей ни о чём таком и не думал. Ему просто нравилось опекать хрупкую девушку. Сам себе ещё сильнее казался рядом с ней. Нравилось, что не похожа она на остальных девчонок, и как смотрела она на него своими огромными серыми глазищами тоже нравилось. Но родители так измучили сами себя и Матвея разговорами о возможном браке, что он подумал, да и сделал Люде предложение.

Её родители рады, что дочери такой хороший жених достался. Теперь можно и умереть спокойно, дочь не пропадёт. Правда, не привыкла Людочка хозяйничать. Вот и решили, что молодые после свадьбы поживут у них, пока привыкают к семейной жизни, да и они помогут, если что. У них и квартира побольше.

Родителей Матвея это тоже устроило. Сын сытым хотя бы будет.

Жили молодые спокойно и дружно. Да и не из-за чего им было ссориться. Когда Люда забеременела, родители не сразу поверили. Живот даже на последних сроках маленький был. Да и страсти между молодыми не замечали родители. Спать лягут, так из комнаты ни стона, ни шороха не доносится.

Людочке тяжелее книги не давали ничего поднимать, чтобы смогла выносить ребёнка. Родители даже спать им теперь не разрешали вместе. Для этих целей купили ещё один диван, на который и переселили Матвея.

Матвею не нравилось спать отдельно от жены, он стал уходить ночевать к родителям. И снова это всех устроило. Только родители его то и дело зудели, что напрасно он связался с этой худышкой, всю жизнь будет прислуживать ей. Он сердился на них, уходил из дома к друзьям.

И в один из таких вечеров познакомился со Светланой – крепко сбитой, фигуристой и откровенно сексуальной брюнеткой. Здоровых молодых людей потянуло друг к другу с неимоверной силой. Оба потеряли голову, при встрече бросались друг к другу в объятия, как голодный зверь набрасывается на добычу. И градус их страстного влечения рос день ото дня.

Родители выговаривали Матвею, что гуляет от жены, когда он ей так нужен. Впрочем, Люда не очень волновалась. Она прислушивалась к себе, к растущей в ней новой жизни, и этим исключительно была занята. Ребёнок беспокойно толкался в животе и пробуждал в ней сильный аппетит. Успокаивался только на свежем воздухе. Поэтому Люда часами сидела на балконе и читала книги.

То ли слишком отличался ребёнок темпераментом от мамы, то ли надоело ему сидеть в тесном животе, но родился он раньше срока. Хоть и не велик сын, но шустрым оказался и внешне похожим на отца. Даже родители Любы признали и радовались этому.

Матвей в это время был со Светланой. Лишь на следующий день позвонила мать на работу и сообщила, что он стал отцом. Сразу прибежал в больницу, стоял под окнами и смотрел на свою измученную родами Люду, похудевшую, казалось, ещё больше.

Когда жену с ребёнком выписали, Матвей всю дорогу до дома держал ребёнка на руках. Люда была слишком слаба. Удивительно, как вообще родила. Грудь у неё маленькая, как у подростка, а молока много, хоть упейся. Мальчик ел, набирался сил и через месяц превратился в упитанного здорового крепыша, с громким голосом и отменным аппетитом.

Родители все заботы о ребёнке взяли на себя. Людочке доверяли только гулять с колясочкой. Она смотрела на спящего сына и не верила, что она его мать. Ничего от неё не взял, весь в Матвея пошёл.

Поначалу Матвей спешил после работы домой, к жене и сыну. А потом снова стал вечерами пропадать у Светланы. Но ночевал всегда дома, с Людой.

И те и другие родители понимали, что с Людой ему непросто, вздыхали и оставляли Матвея в покое. Рано или поздно нагуляется, за ум возьмётся.

Лишь Светлану не устраивало, что Матвей теперь от неё спешил домой, меньше времени проводил с ней. Ревновала и требовала, чтобы Матвей развёлся с женой.

— Зачем тебе такая вобла сушёная? Ни по дому, ни в постели ничего не может. Пора тебе определиться, — настаивала она.

Ссоры со Светланой измотали Матвея. А вот Люда не устраивала скандалов, ничего не требовала. Придёт муж домой, она и рада, рассказывает об успехах сына. Возьмёт Матвей сына на руки, а сердце тает от любви и нежности к кровиночке своей. Но и к Светлане тянуло непреодолимо. Не мог он просто так отказаться от неё.

Но всё когда-нибудь заканчивается. Несколько дней не приходил к Светлане Матвей после последней ссоры. А когда пришёл, соседка отдала ему письмо, в котором Света сообщала, что ей надоело делить его с женой, что она нашла себе свободного мужчину и уехала с ним. Чтобы он не искал её и забыл поскорее….

Матвей впервые напился до невменяемости. На автопилоте дошёл до своих родителей и рухнул у двери. А когда проспался, вернулся к жене. Люда вопросов, не задавала, радовалась, что Матвей теперь после работы сразу домой приходил. И Игорёк от папы не отходил, следовал за ним хвостиком. Ведь только папа мог подкидывать его к потоку, катать на спине, стоя на четвереньках.

В сыне и жене нашёл Матвей утешение. Все вечера теперь занимался с сыном. Игорёк отвечал ему безраздельным обожанием и послушанием. Оба весёлые, шустрые, похожие. Люда и сама понимала, что она в их компании лишняя. Она не обижалась, отдавая пальму первенства в воспитании сына Матвею.

Когда Игорёк учился в пятом классе, умер отец Люды. Мама пережила его всего на полтора года. Сильно тосковала по мужу и не вынесла разлуки. Пришлось Люде учиться хоть как-то вести хозяйство. Матвей и Игорь всячески помогали: убирали квартиру, ходили в магазин. С помощью мамы Матвея Люда научилась готовить.

По примеру Матвея Игорь всю тяжёлую работу по дому брал на себя, когда тот был на работе. Весь двор умилялся, видя их вместе. Игорь ростом догонял отца, Люда рядом с мужем и сыном казалось тростиночкой.

— И за что ей такое счастье? Муж красавец, а сын ещё лучше, — жаловалась одна соседка другой. – Моя дочь с бубном вокруг мужа пляшет, а он пьёт или гуляет. А этой всё досталось на блюдечке с голубой каёмочкой.

Мама Матвея умерла от рака, когда Игорь оканчивал школу. Отец захандрил, затосковал. Люда старалась уделять ему больше внимания. Но через год отец умер, последовал за женой.

В чём душа только держалась, а вот поди ж ты, родители сдавали потихоньку, а Люда жила. Правильно говорят, буря сильное дерево ломает, а слабое да тонкое только гнёт до земли.

Игорь поступил в институт в областном центре. На третьем курсе женился на красивой и яркой Марине, себе под стать.

Страсти остались в прошлом, теперь Матвей с Людой остались вдвоём, только бы жить. Да стало сердце пошаливать у Матвея. Раньше всё с сыном на турнике занимались, да отжимались, кто больше. А теперь животик наметился, волосы поредели. Да и у Люды седина в волосах появилась. Но всё такая же худенькая и стройная осталась, словно время не властно над ней.

Когда после очередного приступа лежал Матвей в больнице, каждый день Люда приходила к нему со свежевыжатыми соками и бульонами. Подолгу сидела и рассказывала новости. А он слушал и видел перед собой всё ту же девочку, что пришла к ним в седьмом классе.

— Прости меня. Виноват я перед тобой, — как-то повинился он.

— Что ты. Это я виновата. Тебе не такая жена нужна была. Прости, что не смогла отпустить тебя. — Взяла Люда его руку и прижалась к ней губами.

Через несколько месяцев Матвей умер во сне. Врачи сказали, тромб оторвался. На похороны Игорь приехал со старшим сыном. Взглянула Люда на Игоря и заплакала. С годами сын ещё больше на отца стал похож.

— Поедем к нам, мам. Что ты тут одна будешь делать? – после похорон завёл разговор Игорь.

— Нет, сынок. Ты не переживай, я справлюсь. Старший твой чуть подрастёт, отправь ко мне жить. И вам легче, и мне веселее будет. Здесь и воздух чище, и школа хорошая, и вы приезжать почаще будете, — ответила она.

Так и осталась одна. На кладбище часто ездила. Все могилки навестит по очереди. К Матвею последнему подходила. Долго стояла, смотрела на фотокарточку и как с живым разговаривала, новости рассказывала.

Верила, что не оставил он её, слышал и по-прежнему оберегал. А как иначе? Откуда же у неё силы жить здесь без него? Скрипела как сухое дерево, не роптала, потихоньку дела делала по дому, да Матвея добрым словом вспоминала.

Потом ушёл и отец Матвея.

Наделил Люду Бог хрупким телом, кажется, жизнь в ней едва теплилась, а пережила всех.

Игорь с семьёй вернулся в родной город. Вот и радость.

Перебралась Люда в квартиру родителей Матвея, а семье Игоря свою большую уступала. Теперь внуки по магазинам, в аптеку бегали, в поликлинику отводили её. Будто по наследству Матвей передал сыну и внукам заботу о ней.

Умерла она тихо. Приснилось ей, что Матвей пришёл молодой и красивый, позвал с собой: «Плохо мне без тебя, Люда». Она и пошла за ним…

Кто-то спросит, за что такой, как эта Люда, Матвей достался? Вокруг нашлось бы достаточно более достойных женщин. Думаю, потому что не вредная была, не злая, никому худого не делала, не мешала. Может, с любой другой не был бы Матвей таким заботливым. Своим примером и сына правильно воспитал, и внуков.

Не нам судить, кто кому предназначен, зачем или за что. Но кто-то сверху точно знает, кому кто нужен, и для чего.

«Женщину любят не из-за того, что она что-то делает, а из-за того, что она такая, как есть.
Мужчина должен защищать женщину, отдавая больше, чем получает.
Ничто так не вдохновляет мужчину, как женщина, которая в нем нуждается…»
Сатья Дас «Философия счастливой жизни»
«В том и величие замысла Божия, в том и смысл любви, брака, чтоб каждый своё слабое подкреплял тем сильным, что есть в супруге»
Борис Акунин

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.63MB | MySQL:64 | 0,353sec