Держись, подруга

Светлана Валерьевна слегка отодвинула занавеску и выглянула в окно. На востоке всходило солнце, освещая первыми лучами зеленые макушки сосен и елей. И даже ветки берез, как будто нарисованные тонким перышком на фоне голубого неба, уже не казались грустными и мрачными.

За спиной раздалось невнятное ворчание, скрип кровати, шаркающие шаги. Это проснулась соседка. Светлана Валерьевна отдернула занавески, пустив в номер солнечное зимнее утро.

— И зачем распахивать окно? – ворчание стало громче. – И так все прекрасно видно.

— Доброе утро, Галина Николаевна, – Светлана попыталась говорить приветливо. – Сегодня отличная погода.

— Что хорошего? Опять давление скачет!

Светлана Валерьевна скрылась за дверью ванной комнаты, оставив соседку по номеру дальше ворчать в одиночестве.

***

Идея поехать в санаторий в конце февраля в свое время показалась Светлане Валерьевне очень даже привлекательной. Новогодняя суета к этому времени уже прошла, до начала дачного сезона еще есть пара месяцев. Самое время отдохнуть, набраться сил. Да и цены в межсезонье значительно ниже.
И все было бы хорошо, если бы не соседка по номеру. От ее вечного недовольства и ворчания очень быстро начинала болеть голова. То обувь в прихожей мешает ей пройти, то зубная щетка не с той стороны раковины лежит, а то вообще аллергия у нее, видите ли, на шерстяную шаль Светланы Николаевны. Нет, ну вы когда-нибудь такое слышали?

— И вам хорошего дня, Галина Николаевна. Завтрак уже начался, – она поторопилась выйти из номера, чтобы не слышать ответ сварливой соседки.

***

Хорошо, что в столовой они с Галиной Николаевной сидят за разными столиками. Соседками Светланы Валерьевны за завтраком, обедом и ужином были абсолютно очаровательные женщины. Зинаида Филипповна работала методистов в РОНО, Татьяна Николаевна – заведующей районной поликлиникой, Ираида Львовна заведовала библиотекой. Дамам всегда было о чем поговорить. Например, о современной молодежи или об этой непонятной моде. Вот и сегодня совершенно неожиданно за завтраком начался разговор о домашних животных.

— Я вчера видела около входа очаровательного серого котика, – несколько экзальтированная Ираида Львовна всегда говорила с придыханием. – Он смотрел на мир такими жалостливыми глазами!

— Это такой серый, в полоску? – Татьяна Николаевна, которая относилась к жизни реалистично, поморщилась. – От кошек только шерсть и аллергия.

Светлана Валерьевна вспомнила этого милашку. Кот, а в том, что это кот, сомневаться не приходилось, выглядел ухоженным и сытым. Густая шерсть лоснилась, ясные глазки смотрели на людей без страха. Явно сотрудники столовой подкармливали красавчика. Она любила животных и давно мечтала завести щенка или котенка, но постоянная занятость на работе не позволяла это сделать.

За разговорами дамы вышли в фойе. Они частенько располагались здесь на удобных диванах и продолжали беседу. В этот раз Светлана Валерьевна села лицом к дверям столовой. Сквозь прозрачные створки она видела свою соседку. Галина Николаевна обходила пустые столики и собирала в пакет оставшиеся кусочки хлеба.

— Она что, не наелась? – от неожиданности Светлана Валерьевна задала вопрос вслух.

— Кто? Где? – дамы энергично закрутили головами.

— Да вон, соседка моя по палате, – Светлана Валерьевна неловко себя почувствовала из-за своей несдержанности. – Хлеб собирает.

— Она еще тараканов в палате разведет, – Татьяна Николаевна, как всегда, была категорична в своих суждениях.

— Может, она птичек кормит? – Ираида Львовна не удержалась от комментария.

Осуждающе покачав головами, дамы разошлись по процедурам. У Светланы Валерьевны на утро не было планов, и она решила прогуляться по берегу залива.

***

Одевшись потеплей, она вышла за территорию санатория и пошла в сторону залива. Тропа петляла мимо частных домов. Многие из них были закрыты на зиму и только около нескольких были прочищены дорожки. В очередной раз восхитившись открывшимся видом на зимний залив, залитый ярким солнечным светом, Светлана Валерьевна медленно пошла по тропинке, змеившейся вдоль зарослей ельника и кустарника. В километре от этого места была ее любимая опушка. Немного в глубине, за молодыми сосенками, лежало поваленное дерево. На нем было так удобно сидеть, слушая чириканье птиц и любуясь на солнышко.

Вот и в этот раз Светлана Валерьевна удобно расположилась на импровизированном стуле, оперлась спиной о ствол ближайшего дерева и подставила лицо солнцу.

Но идиллию нарушил звук шагов и скрип снега. По тропинке торопливо шла Галина Николаевна, державшая в руке довольно большой пакет. Светлану Николаевну надежно скрывали сосновые ветки, и она решила не обнаруживать своего присутствия, поскольку желания общаться со сварливой соседкой у нее не было.

Через несколько минут Галина Николаевна появилась на тропинке без пакета, но в окружении двух щенков. Малыши весело носились по снегу, ласкались к женщине.

«Так она собак подкармливает!» Светлане Валерьевне стало стыдно из-за своих утренних мыслей. Оказалось, что у ворчливой Галины Николаевны добрая душа.

***

После встречи на заливе Светлана Валерьевна стала терпимее относится к ворчливости и вечному недовольству соседки. В один из дней, залюбовавшись на выглянувшее солнце, она решила в очередной раз прогуляться за территорией санатория. Ноги сами привели Светлану Валерьевну на залив. Она дошла до любимой опушки и привычно присела на бревно. Солнечные лучи, отражаясь от снежной равнины слепили глаза. Из-за быстрой ходьбы сердце тяжело бухало в груди, голова кружилась. Она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь выровнять дыхание, но это не помогло.

— Не хватало еще в обморок грохнуться, как слабонервной барышне, – подбодрила сама себя Светлана Валерьевна.

Она вынула из кармана телефон и попыталась набрать номер, но руки ослабели, в глазах все поплыло. К несчастью, потеряв сознание, она упала за поваленное дерево, и с тропинки ее было невозможно увидеть.

***

В себя Светлана Валерьевна пришла от того, что что-то мокрое и холодное тыкалось ей в лицо. Приоткрыв глаза, женщина увидела серый лохматый шар. Слабо отмахнувшись рукой, она попробовала сесть. С первого раза не получилось, но вторая попытка увенчалась успехом. Цепляясь за ветки поваленного дерева, Светлана Валерьевна села. Голова перестала кружиться, туман в глазах пропал. Перед ней, весело виляя хвостом, стоял один из щенков, которых прикармливала Галина Николаевна.

— Ты откуда здесь взялся, серый? – она слабо потрепала малыша по загривку.

— Эй, Шарик, Бобик, Дружок! Ты где? – Светлана Валерьевна узнала голос соседки.

На тропинке появилась Галина Николаевна. Она медленно шла, оглядываясь по сторонам и продолжая подзывать песика.

— Ох, а что же ты на снегу-то сидишь? – Галина Николаевна тревожно вглядывалась в лицо женщины. – Ну-ка, улыбнись! Покажи язык! Вроде, не инсульт. Держись, подруга, я быстро!

Она подхватила щенка на руки и торопливо пошла с ним в сторону закрытых домов. Вернулась одна через несколько минут и тут же помогла подняться Светлане Валерьевне.

— Давай, пошли потихоньку. Может, скорую вызвать?

— Нет, у меня в номере документы все. Да и лекарства там есть, – Светлана Валерьевна с усилием шла по тропинке, опираясь на руку Галины Николаевны.

В сгущающихся сумерках, как назло, не было видно ни одной человеческой фигуры. Ну не ломиться же двум женщинам во все дома подряд в надежде, что хозяева откроют двери.

***

Медленно, очень медленно они дошли до ограды санатория. Галина Николаевна осторожно прислонила приятельницу к забору.

— Ты постой, милая, я быстренько! Держись, подруга!

Она торопливо поднялась по ступенькам и вошла в холл:

— Скорее, там женщине плохо!

Дальше были инвалидное кресло, испуганные глаза медицинской сестры, измерение давления, уколы, таблетки… гипертонический криз…

***

Через два дня стало понятно, что кризис миновал, но Светлана Валерьевна успела простудиться, пока лежала на снегу.

— Ничего, держись, подруга, – приговаривала Галина Николаевна, подавая таблетки, теплое питье и принося обеды из столовой.

Она категорически отказалась переезжать в другой номер, когда ей предложила администрация санатория.

— Русские своих не бросают! Кто ей будет градусник ставить и давление измерять?

Галина Николаевна сходила на опушку и нашла в сугробе потерянный телефон Светланы Валерьевны. К всеобщей радости, аппарат, полежав два дня на батарее, снова заработал, как новенький.

А вот подружки отказались навещать больную.

— Сейчас такой страшный грипп ходит, – Татьяна Николаевна поджала губы. – У нас в поликлинике не протолкнуться от болеющих.

***

Через неделю Светлана Валерьевна чувствовала себя уже достаточно хорошо, чтобы совершать прогулки по улице. И тогда она задала вопрос, который мучил ее все это время.

— Галина, а почему щенок остался один?

— Так второго я уже пристроила, – казалось, что соседка совсем не удивилась вопросу. – Его забрали в соседний поселок. Хочешь, сходим завтра вместе покормить серого?

На следующий день они запаслись котлетами и молоком и отправились на заброшенный участок, где жил щенок.

— А вон и твой спаситель бежит! – Галина Николаевна указала рукой куда-то в кусты.

Забавно вскидывая короткие лапки и переваливаясь с боку на бок, по тропинке резво бежал щенок необычного дымчатого цвета. Светлана Валерьевна задумалась на мгновение, а потом подхватила песика на руки.

— Галя, а можно я возьму его себе?

Галина Николаевна удивленно вскинула брови, а потом радостно закивала.

— Как же назвать тебя, серенький? – Светлана Валерьевна взяла щенка на руки.

Малыш, энергично виляя хвостом, тут же попытался лизнуть новую хозяйку в нос.

— Так и назови – Грей, серый, – Галина Николаевна подозрительно шмыгнула носом и отвернулась от довольной парочки. – Ну, держись, подруга, теперь у тебя вон какой защитник есть!

Автор рассказа: Зоя Сергеева

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.68MB | MySQL:62 | 0,310sec