За морями счастья не ищут

– Уйду! Не могу больше! Уйду обязательно. А лучше уеду. К Машке уеду, в столицу. Она меня давно зовёт. Столица как-никак, пусть и областная. А всё ж цивилизация. Не то, что в нашем селе. У неё салон там в аренде. Стрижки, маникюр – красота на продажу, в общем.

И я научусь чему-нибудь, ну вот хоть бы и маникюр делать. Что я глупей Машки что ли? И руки откуда надо растут, и с головой всё в порядке – недаром в школе отличницей была.

 

 

А он пусть тут… Пусть как хочет, так и живёт. Нет сил больше смотреть на его виноватые глаза, когда он оттуда приходит.

Прямо вот треснуть хочется чем-нибудь. Вот соберу чемодан – и вперёд.

Поток её мыслей прервал вернувшийся наконец-то «оттуда» муж. Посмотрел на неё, как побитая собака, и ушёл в другую комнату.

Ходил он к бывшей жене, у которой было двое ребятишек от него. И так как осталась его бывшая сейчас одна, да в очень плачевном состоянии, судьбой детей, кроме отца, никто не интересовался.

Разбежались они когда-то очень некрасиво. Загуляла его бывшая жёнушка с приехавшим в село агрономом. Любовь, как ураган, вынесла из её головы последние мозги, и она подала на развод. Ничего её не остановило: ни молодой возраст возлюбленного, ни увещевания подруг и родственников о том, что он «поматросит и бросит», ни призывы к совести и напоминания о детях, робко и безуспешно звучавшие из уст получившего отставку мужа!

Агроном, волею судеб переквалифицировавшийся в «матроса», бросил её через год. Уехал назад, в город. Как выяснилось, он и не собирался надолго здесь бросать якорь. Всё-таки «матросом» оказался, да простят меня все моряки!

Она помнит, как познакомилась с жертвой этой любовной истории и каким угрюмым, жалким был её теперешний муж. Брошенным мужиком, одним словом. Но она очень его полюбила, всей душой, всем своим молодым телом.

– Со мной у него всё будет по-настоящему. Уж я-то никогда не предам, – думала она, когда они сходились. Да и он очень быстро оттаял и ответил ей взаимностью. Она это чувствовала.

Купили небольшой домик, стали обустраивать. Даже о совместных детях уже подумывали…

Но тут грянул гром.

После того, как уехал агроном, наша «брошенка» пустилась во все тяжкие. И догулялась. В пьяном угаре попала под машину. Несколько безуспешных операций ничего не дали – она не могла больше ходить. Сидеть тоже было проблематично.

Два сына, погодки 8 и 9 лет, остались практически за главных в доме. Варили, что могли. Как-то убирались. Пенсии и алиментов едва хватало на продукты и многочисленные лекарства для матери. По-хорошему, какие-то социальные службы должны были помогать такой семье. Но в деревне особо не разбежишься с этим. А тут ещё из опеки приезжали, обещали детей забрать в детский дом.

Как-то пока вопрос решился. Дальние родственники бывшей жены подключились, что ли. Она не особо интересовалась. Видела только, что мальчишки приходили к отцу очень расстроенные и долго с ним разговаривали во дворе.

Невесёлые мысли прервал звонок Машки.

– Ну, что, подруга, надумала? У нас тут местечко освободилось. Правда, не совсем такое, как ты хотела. Полы пойдёшь мыть? Постепенно научишься всем азам и там уж хоть стричь будешь, хоть ноготки делать, – щебетала Машка.

Потом она в течение часа очень подробно и в деталях рассказала ей о том, что её благоверный оказался просто «гадом ползучим».

После того, как она попала в больницу со сложным переломом ноги, её муженёк просто испарился, прихватив все сбережения из дома.

– Ты же знаешь, я на расширение салона копила. Всё подчистую забрал, гад. И дочь не постеснялся, не пожалел. Я уж про себя молчу – десять лет жизни – коту под хвост! А соседку мою помнишь, ну я тебе про неё рассказывала? Ребёнок у неё инвалид с самого рождения. Ну так её тоже муженёк бросил. Оставил на произвол судьбы с больным ребёнком. Трудностей испугался!

– Ну вот скажи, откуда они берутся? Ведь такие хорошие, такие заботливые и любящие все поначалу… Куда потом только их любовь девается?

Подруга ещё какое-то время делилась с ней подробностями столь коварного поведения представителей «мужчинского рода», но она её уж не слушала.

С ней что-то происходило. Вот прямо сейчас, в этот момент, в её душе формировался и рос какой-то тёплый комок.

Он вмещал в себя любовь, нежность, и неизвестно откуда вдруг взявшуюся жалость, благодарность… и много ещё чего, что она пока сама не понимала, не могла выразить. У неё даже слёзы из глаз брызнули. Вы знаете, так бывает иногда, когда нас очень переполняют чувства.

Вытерев слёзы, она прошла в комнату, где сидел в одиночестве и печали её муж.

– Ну что ты тут прячешься? Идём ужинать… И знаешь, давай вино откроем, что ли… Долго этой бутылке без дела стоять? Разговор будет серьёзный у нас. Пора уже подумать о том, какую комнату приготовить для мальчишек. Скоро каникулы, пусть у нас поживут. Сколько они будут маяться там? Да и про опеку выяснить надо, там ведь кучу документов оформлять, наверное. Знаю я нашу бюрократию…

Она всё говорила, говорила. Видно было, что очень волновалась. Но сквозь волнение своё она не могла не заметить, как в глазах любимого отразилась целая гамма чувств: удивление, радость, благодарность. И ещё что-то… Очень и очень важное.

– Как же хорошо – вот родится у нас Катюшка, а у неё уже два брата есть! Защитники будут! Счастье!

– Ты моё счастье! И любовь моя, судьбой мне подаренная! – крепко обнял её самый родной на свете человек.

А больше ничего и не надо.

Счастье не ищут за морями, если оно у тебя под боком. Вот так-то!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.65MB | MySQL:66 | 0,299sec