Удвоенное счастье

Зинаида всегда с юмором относилась к молодящимся женщинам, которые хотят выглядеть намного младше возраста в паспорте. К своим годам она относилась спокойно, тем более что на фоне пятидесятилетнего супруга Зинаида выглядела очень даже неплохо. Она с насмешкой поглядывала на городских жительниц с аккуратно прокрашенными волосами и маникюром, которые на лето приезжали пожить у них в Тюбуке.

— Нарядилась, пошто модель, да и пошла за хлебом. Смотри, Петр Тимофеич, — тыкала Зинаида мужа, завидя на улице очередную дачницу.

— Дак тьфу на нее, мать. Ты лучше скажи, свиньям-то дала? – привычно набивая махоркой трубку, махнул рукой муж.

— Да дала, дала. Не иначе как Валентина Пална-то в замуж собралась, в свои-то годы. Внуков пора нянчить, а все туда же. Шляпку надела.

— Уймись уже. Кака разница тебе-то? Внуков и у нас нет, Сережка вона и жениться не собирается, — напомнил Зинаиде Петр. – Пусчай ходит, коли больно нравится.

Зинаида только поджала губы. Ведь муж прав, сын, в свои почти тридцать, не собирался ни жениться, ни даже привезти познакомиться с отцом и матерью хоть какую-нибудь невесту. Самое главное, сама Зинаида так надоела сыну со своими вечными вопросами о наследниках, что тот совсем перестал ездить в деревню.

И она перестала при муже громко возмущаться внешним видом своих соседок. Хотя в душе, конечно, никак не могла успокоиться. Но события скоро начали развиваться так бурно, что Зинаиде пришлось не только «платок на роток накинуть», но и вообще стараться меньше показываться на глаза деревенским. Чтоб не обсуждали лишний раз.

Все началось с острого приступа холецистита. Что у нее именно эта болезнь, Зинаида решила сама, начитавшись форумов в интернете. Лежа на диване, она тихонько постанывала, держась за больной бок.

— Это ты все со своим копченым салом, — выговаривала Зинаида мужу, пытаясь улечься поудобнее. Боль никак не проходила, а наоборот, даже усиливалась , не давая принять удобное положение.

— Та при чем тут сало, — пожал плечами Петр Тимофеевич. — Просто не надо было квасом запивать, да и зеленого лука поменьше бы ела. С него ж изжога постоянно.

Зинаида, сжав зубы, застонала.

— Звони медичке хоть. А не то загнусь до утра.

— Хы… Так Фаина Шамилевна к дочери уехала, в город. Только в Касли звонить, в скорую. Че, совсем плохо?

Женщина облизнула пересохшие губы и кивнула.

***

Скорая приехала спустя полчаса. По деревенским меркам это быстро, но Зинаида металась по дивану, не находя себе места, и считала каждую минуту. Теперь распирающая боль распространилась по всему животу и даже отдавала куда-то в ноги и спину.

— Доброго вечера, — улыбчивый медбрат скинул на входе в избу галоши и с готовностью потер руки. — Кто тута больной?

— Я, батюшка, — враскорячку пытаясь слезть с дивана, пробормотала Зинаида. – Холецистит у меня, пожалуй. Сала с луком наелась, и вот.

— Посмотрим, посмотрим… Лет сколько? Живот показывайте. Ложитесь сначала. И да, полис надо приготовить.

Петр Тимофеевич с готовностью полез в сервант , на поиски документов. Целая куча папок, пакетиков и коробочек с документами озадачила его не на шутку. Обычно документами занималась жена, и где искать этот злополучный полис, он даже и не представлял.

— Сорок семь годков осенью отпраздновали… Ой! Больно вот так. Да как сведет и в ноги тянет, доктор. Поясница еще, вот тута… — жаловалась Зинаида, одним глазом глядя, как Петр разворошил добрую половину серванта в поисках заветной папки.

— Хм. Ну что я могу сказать… Срок какой? Рожать вам пора, по всем признакам. Воды-то не отходили еще?

В комнате возникла минутная пауза.

— Чегой сказал? – покрывшись пунцовыми пятнами, пробормотала Зинаида.

— Говорю, рожать. Как вот вас везти? Грязь такая, дорогу размыло. Едва сюда доехали. Взрослый человек, могли и заранее в больницу лечь. Собирайтесь, давайте, в роддом вас отвезем.

Зинаида смущенно посмотрела на мужа, но тот продолжал как ни в чем не бывало искать документы.

— Петя!

— Чегой? Тут у тебя найдешь, пожалуй…

— Доктор говорит, ребенок у нас будет. А ты все – старая, старая…

— Как ребенок? Откуда? Точнее, когда? — Петр Тимофеевич от неожиданности осел на стоявший рядом стул. – Ничего не понимаю.

Медбрат только усмехнулся.

— Судя по всему, уже совсем скоро, счет идет на часы.

***

Небольшая палата в районной больнице была рассчитана на двух женщин. Зеленые облупившиеся стены, решетки на окнах и твердые, словно каменные, матрацы на кроватях. Все, как и двадцать восемь лет назад, когда Зинаида лежала тут со своим первенцем.

Когда после пережитого стресса и бессонной ночи Зинаида пришла в себя, она сразу же обратила внимание на плачущую молодую девушку на соседней кровати. Сначала Зинаида решила было, что у роженицы что-то случилось с ребенком, но тот мирно посапывал в своем кювезе и совсем не был похож на нездорового.

Спустя пару часов принесли и Зинаидиного малыша. Она едва только взяла его в руки и сразу же поняла, какое это невыразимое счастье — в таком возрасте снова стать матерью. Можно снова почувствовать себя молодой, вопреки косым взглядам и цифрам в паспорте.

— Меня Зина зовут. У тебя что случилось-то? Убиваешься так.

— Да вот, буду от ребенка отказываться. Хоть и не хочу! Жених бросил, когда узнал что беременная, мама вообще не знает ничего. Учиться надо, работать, куда я с ребенком-то…

Настя, так звали девушку , сначала нехотя, а потом с жаром принялась рассказывать историю своей невеселой жизни. Лет девушке было двадцать пять, можно сказать вся жизнь впереди. Работала она рядовым кассиром в магазине и уже несколько лет встречалась с молодым человеком. И была уверена , что он обрадуется новости о беременности. Но оказалось наоборот. Пробормотав что-то об отсутствии денег и о том, что ребенок в наше время это дорогое удовольствие, он просто-напросто пропал. Делать аборт Настя не собиралась – она была уверена, что любимый оттает и вернется. Но тот, казалось, вычеркнул девушку из своей жизни.

— Погоди пороть горячку-то. Ты ему хоть позвони, да скажи, что родила. Глядишь прибежит, жених-то.

— Не берет трубку он, — всхлипнула Настя, прижав к себе новорожденного малыша.

Зинаида вспыхнула.

— Да что за мужики пошли некачественные! Вот у меня муж — и добрый, и рукастый, слова поперек не скажет. Хотя чего я тебе говорю, у меня сын тоже семью создавать не спешит. Погоди ты реветь, может придумаем что-то.

Все пять дней женщины размышляли, как можно привлечь новоиспечённого отца к ответственности и сделать так, чтобы не оставлять ребенка в доме малютки. Настя заметно приободрилась и даже перестала плакать, найдя в лице Зинаиды старшую подругу и защитницу.

— Я знаешь, Зин, что думаю… У меня же мама почти как ты возрастом, думаю, она поймет, если я с ребенком приду домой.

— Конечно, — кивнула Зинаида. — Если совсем худо будет, приезжай ко мне к Тюбук. Мы с мужем тебя встретим, не переживай, поможем, чем сможем. Ты думаешь, мне-то самой легко с дитятком домой приехать? Деревенские языки смозолят, что старая в подоле принесла.

— Спасибо, — растроганно прошептала Настя. – Мой Сережка тоже, кстати, с Тюбука. А я сама с Воскресенского, мама у меня там живет. Дом у самой речки, а окна на храм… Красота такая… Я так рада, что мы познакомились с тобой, даже жалко, что сегодня выписываемся. Правда, я не знаю куда пойду еще, на съемную обратно или к маме сразу…

Но Зинаида, казалось, не слышала, что говорит ей Настя. Ведь до этого момента девушка не разу не назвала своего парня по имени, а сейчас оказалось, что… Да как такое может быть!

— Настюша, а давай знаешь как? Ты мне телефон своего Сережи дай, я со своего позвоню. Это он твой номер в черный список поставил, а другой-то, глядишь, возьмет.

Ничего не подозревающая Настя с готовностью продиктовала Зинаиде заветный номер телефона. Догадка тут же подтвердилась.

— Сережа, здравствуй. У меня для тебя две новости, хорошая и еще одна хорошая. С какой начать? Ах, с хорошей…. Ты скажи сначала, ты в Каслях, сам-то? Ну, хорошо. Тебе адрес «Циолковского, один» ни о чем не говорит? Значит, через час чтобы был тут. Папа тоже приедет. А теперь к новостям…

У Насти вытянулось лицо, и она остолбенело уставилась на Зинаиду, отчитывающую сына на чем свет стоит. Она и представить себе не могла , что окажется в роддоме со своей будущей свекровью и более того, что они даже родят детей в один день!

Эта история закончилась хорошо. Петр и Сергей приехали вовремя и встретили Зинаиду с Настей на выписке из роддома.

— Здравствуйте, — смущенно пролепетала девушка, стараясь не смотреть на Петра Тимофеевича. Но тот, смахнув скупую мужскую слезу, так крепко прижал Настю к себе, что она сразу почувствовала – ее в этой семье уже заранее любят и принимают.

— Счастье-то какое, — громогласно выражала восторг Зинаида. – Думала, уж не суждено мне понянькаться на закате лет, а тут какое счастье привалило. И доченькой мужик порадовал, и внук родился.

Петр Тимофеевич только кивал и добродушно прижимал к себе всех членов своей многочисленной семьи.

Чудеса, да и только!

Автор рассказа: Татьяна Ш.

Спсасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.66MB | MySQL:66 | 0,350sec