Таинственная незнакомка. Любовь по переписке

Мартин К. спешил на очередное интервью. Его пригласила известная и довольно настойчивая журналистка Маша Казарина. Ей хотелось снять это интервью для местного телевидения, но вот почему она выбрала именно его, Мартин точно не знал.
А когда понял, было уже поздно. Маша хотела раскрыть всю подноготную его личной жизни: как он, латыш по происхождению, оказался в их городке? Почему женился не на актрисе, как у него в семейной жизни, какие проблемы, что с дочерью?

Мартин
К таким вопросам Мартин был не готов. Совсем недавно он сыграл главную роль в новом спектакле и думал, что речь пойдет об этом, но он ошибся и растерялся с самого начала интервью под ласковым и нежным напором Маши. Спуску она не давала, а на свои не совсем приятные вопросы, улыбаясь и хваля его за откровенность, требовала ответов.

Мартин чувствовал себя неловко.

На вопросы старался отвечать честно, но не до конца полно. Раскрывать тайны семейной жизни не спешил, как Маша ни старалась их выведать. И в итоге решил, что интервью получилось скучным и вряд ли его пропустят на телевидении. Но пропустили.

Жена Рита, держа на коленях маленькую больную дочку, смотрела его с такой обидой, будто это ее выставили на всеобщее обозрение.

— Зачем она про дочь расспрашивала? – говорила она сквозь слезы. – Это личная трагедия, разве можно так! Какая бестактность!
Мартин выключил телевизор и ушел к себе. Да, в его семье жило горе. С рождением Кристины оно не отпускало его с женой, но он никогда не афишировал свою семейную трагедию, хотя все в театре о ней знали, конечно. Но деликатно молчали, в душу не лезли.

Рита не работала, ухаживала за больной девочкой и не упускала ее из виду ни на минуту вот уже больше двух лет. Сама она превратилась в домохозяйку, няньку, ночную сиделку и совершенно перестала следить за собой. Но Мартин ее жалел.

Маша спросила на интервью, как складываются их отношения в семье, на что он ответил: более, чем прекрасно, хотя нам нелегко. А на вопрос об отношениях с «коллегами по цеху» он ответил так:

— Если вы о флирте или о симпатиях, то мне не до них. Я слишком ленив, чтобы пускаться во все тяжкие, уж поверьте. К тому же моя замечательная жена просто этого не заслуживает.
Семейная жизнь
Но если честно, их отношения давно зашли в тупик. Нет, они не ссорились, даже не конфликтовали. Но между ними все время стояла дочка, маленькая, больная, беспомощная. И Рита, посвятив себя ей всю без остатка, напрочь забыла о том, что она жена очень обаятельного, талантливого и интеллигентного мужчины, который кое-как мирился со своей участью второстепенного члена семьи.

Он целиком ушел в свой театр, благо был востребован. Много репетировал, много играл, иногда их труппа выезжала на непродолжительные гастроли. Но он, как ни странно, всегда скучал по дому.

Так проходила его жизнь, веселая, феерическая, а порой и серьезная на театральных подмостках. И грустная, печальная, но не без тепла и уюта дома. А Мартину было уже тридцать пять.

Отдушиной и зоной отдыха для него являлись социальные сети. Он не особо там светился, но свою страничку, конечно, имел. Рита умоляла семейных фотографий не выставлять, но он и не собирался. Все о театре, и только о нем. Фото сцен из спектаклей, он в гриме, он на сцене, он с друзьями и коллегами: веселые, счастливые, популярные.

Лайков и комментариев было хоть отбавляй. Не на все он отвечал, да это было и не нужно. Но все же они льстили ему: его хвалили за талант, за внешность, за необыкновенную харизму! Это слово он не совсем понимал. И на всякие подобные комплименты старался не отвечать. О ролях, о театре – пожалуйста. Но ничего личного.

В этот вечер, пока Рита купала и укладывала дочку спать, он открыл ноутбук и, наслаждаясь крайне редким свободным вечером, зашел на свою страничку. Все как обычно: шутки-прибаутки, комплименты и лайки. Да и на почте есть сообщения.

Он открыл их, пробежался глазами, ничего особенного: как вам далась эта роль? Как играется с партнершей? Что ожидается в следующем сезоне? – скучно, неинтересно и банально. Хотел было выйти, как заметил еще одно не прочитанное письмо от некой Ники. Открыл без всякого интереса и прочитал: «Я вас очень люблю. Вы мечта всей моей жизни».

Ника
В эту ночь Мартину не спалось. Это короткое откровение задело его почему-то до глубины души. Кто она, эта Ника, его тайная поклонница: влюбленная девчонка, или серьезная дама, или это просто розыгрыш?

Ее аккаунт был практически пустым, никакой активности на нем не наблюдалось, на фото красовался нарисованный портрет какой-то таинственной красавицы. Вряд ли это она.

Уставший без любви и ласки молодой мужчина, от которого окончательно отстранилась жена, он не мог подавить в себе желание, чтобы это было что-то стоящее, что-то тайное, настоящее и… Да, он просто хотел, чтобы его действительно кто-то полюбил.
Он долго не отвечал на это признание. Но каждый вечер со сцены вглядывался в зал, он искал ее, хотел встретить ее взгляд, узнать, понять, что она существует, эта женщина, мечтающая о нем наверное так же, как и он о ней. Но не находил.

Наконец, спустя две недели, Мартин ответил: Мы знакомы?

— Да, — почти тут же пришел ответ. – Мы встречались. Но не гадайте, вы вряд ли вспомните меня.
А он гадал. Он перебирал в уме все возможные варианты из самых неочевидных. Но догадаться не мог. Нет, он не хотел встреч, боясь, что за ними последует, и к чему они могут привести. Он не мог предать Риту, но и отказаться от этой тайной любви незнакомки тоже не мог. Она нужна была ему, как глоток свежего воздуха. Но кто, кто она?!

Они переписывались немногословными фразами. Ника писала, что обожает его, почти боготворит, считает своим кумиром и эталоном мужского благородства. А он писал ей, что счастлив это слышать, хотелось бы соответствовать, но у него куча недостатков. На что Ника ответила:

— Недостаток только один, вы никогда не будете моим.
Хотя в душе Мартин уже страстно жаждал этого.

Последнее признание
Он узнал ее сразу. Она сидела на втором ряду. На бледном и худом лице агатами сияли ее глаза, полные любви и обожания. Ошибиться он не мог и тут же вспомнил ее: это была Арина Никитина, патронажная сестра для его девочки. Она почти год приходила к ним домой, помогала Рите ухаживать за Кристиной после ее рождения.

Тогда, озабоченный проблемами с дочкой, он не обращал на Арину внимания, а сейчас сердце его разрывалось на части. Любовь по переписке… Насколько она была дорога ему, эта ее любовь, в которой его душа пылала и плавилась вот уже два сладостных месяца?

Кое-как доиграл спектакль, в перерывах которого озадаченный режиссер не раз повторил: соберись, Мартин! Вышел из театра, огляделся по сторонам. Арины не было, и грустное, но все же облегчение окутало его сознание. «И правильно! Я просто не готов к этому», — подумал он, садясь в машину, четко осознавая, что Рита предательства не заслуживает.

После этого Ника исчезла из соцсети вместе со своим аккаунтом. И вот тут Мартин затосковал по ее коротким, полным чувств и признаний посланиям. Она никогда не переступала дозволенную черту, не просила его ни о чем, она лишь давала понять, что он ее идеал мужчины.

Эта история вскоре стала забываться, отдаваясь в его памяти лишь теплыми, приятными волнами, накатывающими на него, когда он оставался наедине с собой. А вскоре он неожиданно получил СМС:

«Я ухожу из этой жизни, Мартин. Так уж получилось. Ухожу с твоим именем на устах и уношу свою любовь с собой. Ты согрел мои последние дни. Ника»

Тогда он все же навел справки через клинику, где когда-то нанял ее, и узнал, что Арины Никитиной не стало после долгой, продолжительной борьбы за жизнь. Она была стойкой, очень жизнелюбивой и любила какого-то артиста, но кого именно, никому не рассказывала.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.59MB | MySQL:66 | 0,302sec