Шёл бы ты лесом

— Ты зачем на солнце стоишь, зайка? Сказал же, что сам заеду за тобой, — муж Дарьи поцеловал молодую незнакомку и посадил её в свой автомобиль.

Даша в это время стояла за кустами. Нет, она не пряталась от мужа, чтобы следить за ним. Просто сегодня действительно было очень жарко, и ей пришлось зайти в тень. Она хотела преподнести любимому супругу сюрприз — день такой сегодня, памятный. А оказалось, что это он удивил жену. И очень даже удивил.

Даша отпросилась с работы.

— Людмила Борисовна, дорогая, отпустите сегодня на пару часиков пораньше? — зашла Даша в кабинет к главной. — Хочу в салон красоты заскочить. А потом мужа встретить у работы — в ресторан пойдём с ним. Я и столик забронировала. Сюрприз хочу ему сделать. Сегодня двадцать лет нашей супружеской жизни. А мужчины, вы сами знаете, такие даты редко помнят.

 

 

— Юбилей семейной жизни — это хорошо. Молодцы вы — столько лет вместе в любви и согласии, можно лишь позавидовать. А я вот своего уж лет пять как выгнала. Любителем молоденьких девушек оказался, прохвост. Ну ничего, мне без него даже и лучше. А ты иди, конечно, Даша. И хорошо вам сегодня погулять.

Она помчалась к Венере, своему бессменному мастеру — уже лет десять красоту наводила только у неё. Даше казалось, что Венера всегда лучше неё знает, как она должна выглядеть в определённый момент своей жизни. И всегда оказывалась права — результат радовал.

Даша вышла из салона красоты обновлённой и с хорошим настроением. С улыбкой представила, как удивится Никита, увидев её с новой стрижкой и слегка изменённым цветом волос.

На дорогах уже были пробки, конец рабочего дня, ничего не поделаешь. Но Даша не переживала. Она знала, что муж всегда задерживается на работе на час, а то и два. Новый шеф установил у них такой порядок — не торопиться домой после работы. Поэтому она спокойно вела автомобиль к офису мужа, зная, что в запасе время ещё есть. Возможно, придётся ещё и подождать.

Не доезжая квартал, поняла, что впереди авария, и ей придётся простоять здесь долгое время. Даша припарковала машину и отправилась пешком. Благо, идти осталось буквально минуты две-три.

Увидев на стоянке пред офисом автомобиль Никиты, она решила не звонить ему, чтобы не испортить сюрприз. Солнце палило нестерпимо, хотя был уже вечер.

«Не хватало ещё, чтобы макияж потёк от жары. Здесь подожду», — подумала Даша, заходя в спасительную тень ближайшего скверика.

Отсюда очень хорошо просматривался центральный выход офиса. Пропустить мужа было невозможно.

И вот спустя минут десять она увидела, как вышел Никита и направился к своему авто. Всё, пора!

Но тут к нему подошла какая-то молодка модельной внешности.

Ещё продолжая двигаться, Даша с удивлением наблюдала за тем, как Никита обнял и поцеловал эту красотку. А потом они вместе направились к его автомобилю.

Женщина остановилась как вкопанная. Это что такое? Что происходит? Она ещё задавала себе вопросы, но сама всё уже поняла.

Слёзы хлынули из глаз. Даша присела не ближайшую скамью — ноги не держали. Только что рухнул её привычный и уютный мир. Муж оказался предателем.

Пришла в себя не сразу. Первый шок отступил, и теперь Даша могла хоть как-то рассуждать.

Хорошо, что дети выросли и живут своей жизнью, не зависят от родителей. Сын уже года два как работает и получает заочно высшее образование. А дочь в этом году поступила в университет, но уже решила жить отдельно от родителей, влюбилась в парня. Конечно, ей нужна будет помощь родителей, но теперь уже больше материальная.

Надо разводиться. И как можно скорее, потому что во лжи она жить не будет. Ещё неизвестно, сколько уже времени изменяет ей Никита. Об этом она вообще думать не могла.

Даша встала и медленно побрела. Ноги были ватными, в голове всё смешалось. Подойдя ближе, увидела, что её машина тесно зажата другими автомобилями, и единственный путь для выезда закрыт какой-то старенькой победой, поставленной практически на проезжей части.

— Неужели на таком раритете кто-то ещё ездит? — произнесла она устало. — Ну и где этот любитель музейной техники? Мне что, здесь до ночи сидеть?

Она села в машину и только здесь дала волю слезам.

Ждать пришлось недолго. Подошёл владелец старенького авто. Даша вышла из машины, чтобы высказать всё, что она думает о таких горе-водителях. Да и нужно было дать волю чувствам, иначе она просто взорвётся изнутри.

— Вы что себе позволяете? Бросили машину посреди дороги, мне выезд перекрыли. Почему я должна торчать тут по вашей милости? — кричала она на мужчину.

— Ну что вы так расстроились? Мне просто нужно было передать кое-что другу, живущему в этом доме, срочно. А припарковаться негде. Ну я и решился. Не стоит так переживать из-за пустяков. И плакать из-за этого уж совсем не нужно, — увидев заплаканное лицо Даши, — спокойно ответил он.

Но услышав последние слова незнакомца, Даша опять зарыдала. Так ей стало жаль себя, невозможно было сдержаться.

— Да что вы понимаете! Глупость какая. Стала бы я из-за вас слёзы лить! Убирайте свою машину побыстрее. Мне срочно нужно ехать.

— Стоит ли торопиться за руль в таком состоянии? — спокойно спросил мужчина. — Может, успокоитесь сначала, а то так недолго и в аварию попасть.

Незнакомец был само спокойствие, и его состояние постепенно стало предаваться Даше. Она обратила внимание на то, что он выглядит слегка необычно для города. Загорелый, широкий в плечах, с большими мускулистыми руками, он олицетворял собой какого-то дородного крестьянина из фильма о деревне.

Даша не могла определить возраст своего собеседника. Ему смело можно было дать и тридцать пять, и пятьдесят лет одновременно. От него веяло какой-то силой и мудростью. Именно это обстоятельство ещё удерживало Дашу от того, чтобы не наговорить ему грубостей.

Она молчала, и это обстоятельство дало ему право думать, что можно продолжать.

— Я так понимаю, что у вас что-то случилось? Скажу вам так — всё пройдёт. Успокойтесь и живите дальше. Жизнь мудрее нас с вами, она всё расставит по своим местам. Обидчиков накажет, а обиженным поможет. Силы даст и мудрость подарит. Так всегда бывает.

— А вы что психолог, раздающий бесплатные советы на улицах? По-моему, я у вас совета не просила, — грубо ответила Дарья.

Он лишь улыбнулся своей спокойной и тёплой улыбкой.

— Я не психолог, я лесник. Но если вам нужно будет уехать от ваших проблем или от тех, кто вам их создал, уединиться на природе и получить там силы от нашей земли, вот вам адрес. Там живёт моя тётушка, добрейшей души человек. У неё большой дом, комнаты в котором она каждое лето сдаёт приезжим. Кто знает, может, и пригодится вам мой адресок.

Мужчина черкнул пару строк на листке из записной книжки и отдал его Даше.

— Вы очень красивая женщина, и слёзы вам совсем не к лицу, — сказал уверенно и спокойно. А потом сел в машину и укатил.

Муж не стал ничего отрицать, и это ещё больше выбило Дашу из колеи.

— Слушай, ну раз так случилось, и ты теперь всё знаешь, то, может, и обсудим сразу наш развод. Я всё оттягивал, не хотел тебя расстраивать. Не знал, как признаться, что полюбил другую. Ты не кисни, так бывает в жизни. Не мы первые, — пытался объясниться с ней Никита.

— Я тебе верила, — только и смогла произнести она в ответ.

— Даша, это жизнь, и на разводе она не заканчивается. Давай останемся друзьями ради наших детей. Всё равно нам с тобой придётся общаться. Так давай делать это цивилизованно.

Никита собрал свои вещи и уехал к другой, в свою новую счастливую жизнь, оставив Дашу одну, наедине со своей бедой.

Она неделю не выходила из дома, взяв больничный. Единственное, чего хотела в эти дни, — умереть. А потом приехала дочка и отругала её.

— Мам, прекрати себя гробить, ты нам с братом нужна живая и здоровая. Ну что, на отце свет клином, что ли, сошёлся? Ведь нет? Хватит, прошу тебя. Может, тебе что-то поменять в своей жизни? Обстановку, окружение, и полегче станет.

— Хорошо, дочка, я подумаю. Мне просто нужно время. Предательство не так просто принять и простить. Да и двадцать лет жизни не выкинешь из памяти.

Даша решила наконец-то заняться уборкой, трудом полечить израненную душу.

Она отмыла до блеска все шкафы, перестирала шторы и вымыла окна. Выкинула из квартиры всё, на что раньше не поднималась рука. А потом, собираясь постирать свою ветровку, нашла в кармане адрес, который ей дал незнакомец. Она даже не сразу вспомнила, что это, вертя в руках странный листок.

Вечером Даша позвонила женщине, которую никогда не видела.

— Здравствуйте, мне сказали, что у вас можно ненадолго поселиться.

— Да, это так? Буду рада, если приедете. Как вас зовут? — спросил приятный женский голос в трубке.

— Дарья.

— Очень приятно, Дашенька. А меня Евфалия Павловна. Когда вам будет удобно приехать?

— Я думаю, что завтра, — не веря в то, что говорит это, произнесла Даша.

— Хорошо. Буду вас ждать. Мой адрес у вас есть?

— Да, ваш племянник дал.

— Костенька? Странно, обычно он наоборот отговаривает меня от квартирантов. Наверное, вы его очень расположили к себе. Ну всё, Дашенька, до завтра.

Она положила трубку, всё ещё не веря то, что сейчас совершила. Решиться на такую авантюру могла только в состоянии сильного душевного потрясения. Ну и ладно! Может, это действительно то, что нужно ей сейчас как воздух. Деревенский воздух!

Посмотрев по карте, где находится посёлок с экзотическим названием Коровкина Полянка, куда ей завтра предстояло отправиться, Даша стала собирать вещи. Ещё нужно позвонить главной, взять отпуск за свой счёт недели на три.

Даше всё понравилось. И сама деревенька, которая почему-то напомнила уютные картинки из детских сказок. И добротный деревянный дом, в котором ей предстояло жить. И сама хозяйка — приветливая женщина лет шестидесяти с таким удивительным и редким именем.

— Располагайтесь, Дашенька. Вот ваша комната. У нас всё просто, без изысков, зато тихо и воздух какой! Уже, наверное, почувствовали?

— Да, воздух у вас густой и вкусный — хоть ножом режь. И комната хорошая, мне всё нравится.

— Ну вот и славно. А через час будем ужинать. Я сегодня зайчатину потушу. Костя на днях привёз гостинец тётке. Вы пробовали зайца? Нет? Ну вот и оцените.

Хозяйка удалилась, а Даша впервые за эти тяжёлые дни почувствовала, как боль отпускает душу.

— Как ты к настойке относишься? К брусничной? Я уж буду с тобой на ты, хорошо? — спросила Евфалия Павловна.

— Мне так даже проще. А настоечка у вас своя? — оживилась Даша.

Она уже почувствовала, как вкусно пахнет приготовленная зайчатина, да и честно сказать, порядком проголодалась.

За ужином она поведала хозяйке о своей беде. Расслабилась от спиртного и захотела поделиться горем.

— Ну и пусть идёт лесом. Забудь, Дашенька! Как бы тяжело ни было, забудь и не вспоминай. Живи дальше. Чего тебе горевать? Молодая, красивая, двое взрослых детей. Они всегда тебя поддержат и помогут, если что, — подбадривала её пожилая женщина.

— Я стараюсь, но пока плохо получается.

— Ничего, вот у меня немного поживёшь и выздоровеешь. Наш воздух, знаешь, какой лечебный? Любую душевную хворь вмиг исцелит!

Даша жила здесь уже вторую неделю. Она много гуляла по окрестным лесочкам и живописным полянкам, сидела на берегу небольшой речушки, любуясь течением воды. Слушала птиц, собирала полевые цветы, а вечерами помогла хозяйке в саду — полить цветы и овощи, прополоть траву, собрать малину и крыжовник. А вечерами парилась в баньке.

В один из дней вечером заехал племянник Евфалии Павловны Константин. Увидел Дашу и приветливо улыбнулся.

— Очень рад, что воспользовались моим советом. Вижу, что вам здесь нравится. Да и на пользу, это же заметно, — сказал он Даше.

— Да, спасибо вам, — ответила она.

Периодически звонили дети, спрашивали, как она, всё ли с матерью в порядке.

— Мам, ты представляешь, я отца видела. Он сказал, что хочет вернуться к тебе. Молодка-то уже турнула его. Говорит, побогаче себе нашла, — поделилась как-то дочь по телефону.

— А меня больше не интересует ни его жизнь, ни его проблемы. Пусть теперь живёт как хочет, но без меня, — ответила она дочери.

Дни летели незаметно. Даша с неохотой думала о том, что скоро всё это закончится, и ей придётся возвращаться назад, к своим заботам и проблемам. Да ещё и отбиваться от предателя, который почему-то решил, что она сможет его простить.

— Даша, а вы не хотите лес посмотреть? Не тот, что в окрестностях посёлка, а настоящий, дремучий? Могу вам устроить небольшую экскурсию, — предложил как-то Константин, который периодически привозил тёте продукты из райцентра.

— Хочу. Когда мне ещё представится такая возможность, — согласилась она.

Лес был действительно дремучим и величественным. Густо пахло смолой от сосен и нагретой травой от земли. А ещё цветами. Как будто перекликаясь между собой, громко пели птицы. Воздух пьянил. И присутствие рядом сильного мужчины тоже пьянило и будоражило.

— Мой племянник — вдовец, Дашенька. Уж лет десять живёт в своей сторожке. Как жену молодую схоронил, так в лес и ушёл. Хороший он, добрый, обо мне заботится, да вот такая судьба выпала ему, — делилась с ней вечером хозяйка дома.

— Да, хороший, — чуть не засыпая от усталости и ярких впечатлений сегодняшнего дня, произнесла Даша. — Я спать.

— Иди, милая, иди, — улыбаясь ей вслед, произнесла Евфалия Павловна.

Но поспать так и не пришлось. Резко зазвонил телефон. Со сна она не разобрала, кто это, и ответила на вызов.

— Дарья, ты где? Мне дочь сказала, что ты в какую-то глушь забралась, в деревню. Зачем? Что ты там забыла? Давай возвращайся домой. Поговорить надо, — возник резкий голос мужа в приятной сонной неге.

— Не звони мне больше. Нам не о чем говорить. И на развод я уже подала.

Она отключилась и внесла мужа в чёрный список. А потом подумала и совсем вырубила сотовый. Так хочется спать, а тут всякие разные по пустякам беспокоят.

Он приехал на следующий день. Откуда-то раздобыл её адрес.

— Даш, поехали домой. Всё, хватит твоих хождений в народ. Я всё осознал, одумался и возвращаюсь в семью. Мы же цивилизованные люди и сможем понять друг друга. И ты меня простишь, я уверен. Двадцать лет вместе — это не шутка. Мы же с тобой уже частью друг друга стали.

Даша смотрела на бывшего мужа, предателя и обманщика, и ничего больше к нему не чувствовала, кроме брезгливости. Она исцелилась. Воздух здесь такой. А потом посмотрела вдаль, на лес, мимо Никиты, как всегда несущего всякую ерунду. Вдохнула полной грудью целительного воздуха и с огромным удовлетворением произнесла:

— А шёл бы ты лесом!

А потом развернулась и зашла в дом, в который Никиту никто не позвал. Предателей не прощают, пусть катится на все четыре стороны.

— Молодец, Дашенька! Так держать! Понял ходок, какую женщину потерял, да только поздно теперь, — поддержала её Евфалия Павловна.

Через неделю Даша уезжала в город с неохотой. Но ничего не поделаешь. Там ждали работа, дом, развод, да и ещё много всяких нерешённых дел.

— А я к вам ещё приеду, можно? — обнимая радушную хозяйку, спросила Даша.

— Конечно, можно. Зачем спрашиваешь? Всегда тебе буду рада, Дашенька.

— А на Новый год можно? Хорошо у вас здесь зимой?

— А вот приедешь и посмотришь, — хитро ответила женщина.

Следующий Новый год Дарья встречала в деревне Коровкина Полянка втроём с Евфалией Павловной и её племянником Константином.

А ещё через год она вышла замуж и теперь живёт на два места. Ездит туда-сюда. Но скоро деревня перетянет её окончательно. Ведь там воздух волшебный и целительный. И любимый муж, который очень её ждёт.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.71MB | MySQL:64 | 0,371sec