Родной отец

Сестры, Майя и Римма, были очень разными и по характеру, и даже внешне. Лицом похожи, а вот цветом волос резко отличались: старшая Майя была рыжеволосая, яркая, броская, а Римма брюнетка и ничем особенным не отличалась.
Разница в возрасте была небольшая, год всего. Отец всегда относился к старшей дочке с подозрением: его ли она? В его семье не было рыжих, жена тоже русая, а дочь «рыжуха». В кого? Михаил в свое время увел девушку у своего белобрысого сокурсника и тут же женился, а потом на год в армию попал.

Отслужил, вернулся, а у него в это время дочка родилась. Он был рад, конечно, пока рыжий цвет волос не стал совсем уж очевидным. И тут сомнения закрались в его душу.

Но никаких тестов он делать не собирался. Себе дороже, не дай бог выяснится, что дочь не его, что тогда делать? Пусть уж лучше все остается как есть, тем более лицом они с Риммой похожи почти как две капли воды.

Так и росли сестры в семье, росли дружно, и все-таки Римма всегда пользовалась большими привилегиями, как младшая, особенно со стороны отца. Ее меньше наказывали, не ругали за плохие оценки и практически ничего не заставляли делать по дому.

А Майя всегда была и первой помощницей, и доставалось ей то за одну провинность, то за другую.

— Какой пример сестре подаешь! — грозно говорил отец, а мама не вмешивалась. Старшая, должна понимать.

Когда девочки подросли, они все же стали подружками, делились своими секретами, помогли друг другу в учебе, и Римма старалась помогать Майе по дому, чтобы той не обидно было.

Они уже окончили школу с разницей в один год, и обе учились в институте, когда не стало мамы. Она жила тихо, спокойно и ушла так же, во сне. Сердце у нее всегда было слабое, поэтому отец никогда не поднимал вопрос о своем недоверии по поводу старшей дочери.

Пережили это горе тяжело, и для отца эта тайна так и ушла вместе с ней. И почему-то именно в это время он остро почувствовал свою нелюбовь к Майе, точнее, равнодушие. Римму он обожал, а вот Майю… Но с этим нужно было мириться. Михаил ее растил, воспитывал, и относилась она к нему по-дочернему.

И все же, когда между дочерьми возникла серьезная проблема, он принял сторону младшей. Таким образом их семья окончательно распалась на долгие годы.

В институте обе сестры пользовались популярностью. Они были веселыми, остроумными девушками, собирали вокруг себя компании, выступали на студенческой сцене, и к ним тянулись друзья и приятели.

Тогда-то у Риммы и появился молодой человек Илья, студент старшего курса, с которым они стали близкими друзьями.

Он часто приходил к ним домой, отец принимал его, беседовал вечерами о планах на жизнь. Парень ему нравился, во всяком случае до тех пор, пока он неожиданно не признался Майе в любви.

— Ты что, Илюшка? – сказала тогда Майя. – А как же Римма? Вы уже вместе год почти.

— Мы всего лишь друзья, — ответил он. – Но влюблен я в тебя. Неужели ты не замечала?

— Нет, — откровенно ответила Майя и рассказала обо всем сестре.

Ее реакции она не ожидала. Римма плакала так, что в их спальню вошел отец с вопросом что случилось? Майя растерялась, а Римма в слезах бросилась отцу на грудь и рассказала о происшедшем.

— Я думала у нас любовь, папочка. И ты всегда так хорошо относился к Илюшке, а он… Он предал меня и переметнулся на Майку.

— Что значит «переметнулся»? – возмутилась Майя. – Он сказал, что вы просто друзья, признался… хотя, какая разница, в чем он там признался. Не нужен он мне, успокойся и дружи себе на здоровье.

И все-таки скандал разразился. И такой сильный и несправедливый! Отец кричал на старшую дочь, что она «увела у сестры парня», «поступила гнусно и подло», и всердцах бросил неосторожно:

— Никогда тебя родной не считал! И вон с глаз моих долой!
Пожалел, конечно, о сказанном, но было поздно. Майя покинула родной дом. Она бросила институт, уже учась на четвертом курсе, и уехала в другой город, просто, куда глаза глядят.

Ей удалось перевестись на вечерний в институте этого города, она нашла себе работу, сняла угол для начала и начала свою новую жизнь вдали от семьи.

Да, ей было обидно, что ее обвинили во всех смертных грехах, даже не выслушав толком. И этот Илья ей был не нужен. Никогда бы она не встала на пути у сестры. Поэтому ей было обидно вдвойне за такую суровую несправедливость. А слова «никогда тебя своей не считал» не выходили из головы.

Но ни отец, ни сестра даже не попытались ее разыскать. Майя устроилась на хорошую работу, окончив институт, и сняла себе неплохую квартиру. Но ее основной целью было сделать себе карьеру, а потом уж подумать о семье. Мужчина у нее был, помогал во всем, поддерживал.

Женатый, правда. Но ее это устраивало, замуж она не стремилась, а клеймо разлучницы на нее поставил собственный отец. О нем она продолжала вспоминать с болью и обидой в сердце, а по сестре скучала, хотя они и общались по телефону иногда.

Правда на свадьбу к сестре Майя не поехала.

Прошло почти двадцать долгих лет, когда Майя наконец решилась приехать в родной город, чтобы повидаться с ними. Отец принял ее равнодушно. Похоже, что его сердце так и не оттаяло. Римма с мужем жили с отцом. Выглядела она прекрасно.
— Ну а с Ильей вы так и расстались тогда? – спросила Майя.

— Расстались. Он меня за грудки тряс, выпытывал, куда ты уехала. И разозлился окончательно, думал, что я назло скрываю, где ты. Так и исчез куда-то после окончания института.

— Понятно. Прости меня, Римма. Зря я тогда тебе все рассказала, нужно было промолчать. Разобрались бы как-нибудь.

— А ты знаешь, тебе ведь тут письмо пришло, сейчас поищу.

И она принесла ей конверт с незнакомым почерком. А содержание письма было более, чем странным.

«Дорогая Майя. Я тебе совсем незнакомый человек. Меня зовут Георгий Иванович Мельников, и я друг юности твоей мамы. Думаю сейчас, когда ее уже нет в живых (знакомые сообщили), я могу тебе все рассказать. Мы расстались с твоей матерью, так как она вышла замуж за другого, а потом родилась ты. Но мне не дает покоя то, что ты можешь быть моей дочкой. Прости меня, но мама сама не была уверена до конца. Мне удалось поговорить с ней однажды, она показала мне тебя украдкой в школьном дворе. С тех пор меня мучает этот вопрос. Если ты хочешь, мы можем встретиться. Только дай знать, где и когда.
P.S. В помощи я не нуждаюсь. Просто хочу увидеть тебя». И в конце был указан номер телефона и адрес.
Обе сестры молчали, не найдя, что сказать. А что тут скажешь? Скелеты в шкафу всегда обнаруживаются неожиданно. И все же Майя отправилась к нему.

Георгий Иванович всю жизнь прожил один в маленькой квартирке. Работал, кое-как себя содержал. Принял Майю радостно, предложил чаю. Много рассказывал о маме, о том, как любил ее. Жениться собирался. А потом случилось несчастье: он сбил пешехода. Был суд, его оправдали, так как пешеход в пьяном виде перебегал дорогу на красный свет.

Вот в это время она и вышла замуж за другого.

— Не знаю, почему я так уверен, что ты все же моя дочь? Может быть потому, что моя бабушка была рыженькой?

Майя слушала его, но ее сердце молчало. Она не испытывала к этому человеку ни малейшего интереса или душевного расположения и сказала в итоге:

— Знаете, даже если это и так, мой отец тот, кто меня воспитал и вырастил. Вы уж извините, и давайте на этом расстанемся.

Римма ждала ее с нетерпением. Сестры не знали, как на все это отреагировать. Отца не посвящали.

— А знаешь что, сделай-ка ты все же этот тест. Ну чего ты теряешь?

Они сидели втроем на диване. А перед ними лежал распечатанный результат теста, который с абсолютной вероятностью доказывал, что Михаил, мужчина вырастивший и воспитавший Майю – ее родной отец. Он плакала и корил себя за то, что не сделал этого раньше, боялся.

— Прости меня, Майя, — сказал он наконец. – Давай все забудем. Хотя бы ради памяти мамы.

Они обнялись, и Майя поняла, что всегда любила его, своего строгого, придирчивого, порой даже несправедливого отца. И она давно простила его. Только жаль потерянных лет.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.65MB | MySQL:64 | 0,407sec