Покаяние

Семейные тайны, скелеты в шкафах… Как долго они в состоянии храниться и не всплывать на поверхность: год или всю жизнь? У всех по-разному, наверное. Но вот одну историю я хочу рассказать. Она хранилась в тайне больше, чем полвека, но наконец раскрылась.

Услышала я ее совсем недавно и перескажу своими словами, сохранив суть.

Дед Матвей был любимчиком в своей деревне. Его любили все от мала до велика. Это случилось в те времена, когда деревня еще более-менее процветала: обновлялись дома, цвели сады и плодоносили огороды, а молодежь массово не бежала в города.

Хозяйство у деда Матвея было крепкое, семья дружная: жена Александра, дочь с зятем и двое внучат, взросленьких уже, школу заканчивали. Жили одним большим домом, не ссорились и не бранились.

Ему уж восьмой десяток шел, и здоровье стало подводить. Нет-нет, да и приляжет. То сердце колит, то голова, как чугунная, да звон в ушах. Жена вокруг хлопочет, кружку с чаем поднесет, или просто рядом посидит. А как-то захворал он совсем. Глаза прикрыл, молчит.

Александра села рядом, взяла мужа за руку и так тихонечко заговорила:

— А помнишь, как ты Сашку Малютину любил, соседскую красотку. Бегал за ней, за околицу гулять водил. Все думали, что сватов зашлешь, да замуж ее возьмешь. Чего только бабы не болтали тогда. Помнишь?
Дед Матвей молчал, но веки подергивались, не спит, видать, слушает. Александра и продолжила:

— А я вся в зависти была к этой Малютиной. Вот ведь как хорошо, думаю, красивой-то быть. Самый завидный жених Матвей ей достался. А на меня-то и не смотрел тогда никто. Разве что Ванька-кузнец, который палец себе отрубил. Помнишь его?
Матвей не отвечал, только слезинка выкатилась и капнула на пеструю наволочку. Александра погладила мужа по руке и сказала:

— Никого уж нет в нашей деревне. Ванька с войны не вернулся, а Александра Малютина как за городского замуж вышла, так в деревню нос и не кажет. Да и ее-то родня уж померла вся, чего ей здесь делать? Родительская изба заколоченная стоит. Зачем она ей?
Дед Матвей вдруг открыл глаза и спросил:

— Чего это ты в воспоминания ударилась, Александра? Или сказать чего хочешь мне напоследок?
— Да господь с тобой, Матвеюшка. Это я так, тебя подбодрить. А чего мне тебе говорить? Ты и так всю мою подноготную знаешь, как и я твою.
— Всю, да не всю, Саша, — сказал безрадостно дед Матвей. – Есть у меня тайна, всю жизнь берег, никому не говорил. А сейчас пора настала. Не могу я с ней в могилу уйти.
— Да рано тебе еще…, — начала было Александра, но муж прервал ее.
— Чую, скоро мой конец. И вот послушай, что я тебе расскажу, да сохрани в тайне. Не надо никому знать про то.
И покаялся он перед женой.

Был он молод, да строптив. И с Сашкой Малютиной женихался. Любил он ее пылкой юношеской любовью. Черноброва, белолица, кровь с молоком. Да только такая же строптивая, как и он. Все норовила по-своему сделать. Ты, мол, сильный да здоровый вон какой, а девку прижать да приласкать по-мужицки не можешь. Какой из тебя жених?

Обидела она его тогда крепко. Он отцу рассказал про свой конфуз. А тот и говорит:

— А чего ты тянешь? Возьми да и зашли к Сашке сватов. Тогда она и узнает, какой ты мужик. Али решимости не хватает?
На следующий день и сваты нашлись. Все крепко выпили, гармошку взяли и отправились к невесте, да не в тот дом забрели, перепутали девок. Вместо Сашки Малютиной в дом к Александре постучались.

— Так и состоялось сватовство, что называется, «без меня меня женили». Я-то с ними не пошел, сробел тогда чего-то.

— Да как же так! – всплеснула руками жена Александра. – Выходит ты на мне по ошибке сватов женился? Почему же не отказался, не рассказал им, чего они спьяну натворили?
А у самой слезы по щекам.

— Не мог я, Сашенька, с тобой так поступить. Ты-то не виноватая была. И согласие свое дала. А позор какой на всю деревню был бы! Что жених от тебя сбежал, посватался, а жениться не женился. Ты бы одна с этим позором на всю жизнь осталась бы. Разве это справедливо?
— Так всю жизнь с нелюбимой и прожил? – горестно спросила Александра.
— Не-е-е-т, с любимой. Ты мне всю жизнь посвятила, а я тебе. Разве это не любовь? А Сашка Малютина в городе, говорят, троих мужей сменила.
— Сплетни бабские. Не слушай никого. А я шибко тебя любила, Матвеюшка. Всю жизнь.
Она прикорнула рядышком с больным мужем и уснула под бочком. Утром встала пораньше, чтобы молочка ему согреть, да напрасные хлопоты. Отошел дед Матвей в мир иной, покаявшись перед смертью.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.61MB | MySQL:64 | 0,266sec