Поездка к бабушке в деревню

Ляля, а точнее, Елена Крошкина, студентка второго курса института, была насильно отправлена к бабушке в деревню. Родители собирались в отпуск, а ее одну дома не оставляли после последней студенческой вечеринки у них в квартире. Не доверяли.
Много они накуролесили, «разнузданные студенты», как их назвал папа. Мама хваталась за голову от количества выброшенных в мусоропровод бутылок, а папа ругался, что вся квартира провоняла сигаретным дымом.

— Не стыдно, дочь? – вопрошал он, грозно возвышаясь над ее хрупкой фигуркой.

А за что ей должно быть стыдно? Она почти не пила и совсем не курила. А то, что ее приятели тут вытворяли, так им всем по восемнадцать уже давно. Взрослые. И вечеринку родители разрешили. Чего теперь ругаться?

— Мы с папой думали, что вы чаю с тортом попьете, на гитаре поиграете, песни попоете, а вы? – почти со слезами на глазах выговаривала мама. – И этот твой Дима тебе не пара!

Короче говоря, Ляля вышла из доверия, и теперь ее путь лежал в далекую деревню, в которой она не была лет десять, если не больше. Бабушка Вера приезжала к ним иногда, и родители ездили к ней, а вот Ляля ни разу за эти годы.

— Ну что я там буду делать? Ни интернета, ни телефона. Он же там наверняка не ловит, — канючила Ляля, но родители оставались равнодушны к ее несерьезным жалобам.

— Бабушке поможешь. Ей уже трудно одной в огороде на грядках копаться. Куры у нее, поросенок. Есть, чем заняться, не волнуйся.

При словах «грядки» и «поросенок» у Ляли по спине пробежали мурашки. Но вот куры ассоциировались с маленькими желтыми цыплятами, которых она помнила с детства.

«Это они уже, наверное, выросли и превратились в кур», — подумала девушка и немного успокоилась.

— А как я туда поеду? Вы же меня не повезете в такую даль, вам в отпуск собираться нужно.

— На автобусе, как все, — отчеканил папа тоном, не терпящим возражений.

Ляля собрала рюкзачок, намереваясь отправиться налегке. Но не тут-то было. Две тяжеленные сумки были приготовлены ей с собой. Гостинца бабушке, продукты, лекарство, кое-что из одежды и добротные резиновые сапоги. Старые прохудились, а в деревню такой товар вряд ли завозят.

У девушки на глаза навернулись слезы, но папа успокоил ее: до остановки автобуса он ее отвезет. Ну а дальше сама. Автобус, правда, в саму деревню не заходит, но там и километра пути не будет. По тропинке мимо кладбища через лесок. Полчаса и на месте. Ну с сумками может чуть больше.

Так и отправилась Ляля в эту деревню с тяжелым грузом, с тоской в глазах и обидой на маму с папой, которые уезжали к морю, а ее, в наказание, отправили в эту глухомань.

Остановку у деревни Метлица она чуть было не проспала. Хорошо, что водителя попросила объявить. Ее растолкали сердобольные пассажиры и сказали, выходи, мол, давай, не задерживай.

Автобус выпустил пары и помчался дальше, а она стояла у дорожки, ведущей к деревне, плохо помня ее с детства. Но пришлось идти, никуда не денешься.

Сумки с «гостинцами» оттягивали руки так, что приходилось останавливаться и ставить их на землю. Было жарко, летали мошки и лезли в глаза и в уши.

А вот и кладбище, нагоняющее ужас в начинавшихся сумерках, затем не менее пугающий лесок, реденький, правда. А в детстве казался густым и непроходимым. Но тут и деревенька показалась. Обещанные полчаса ходьбы вылились в итоге почти в полтора.

Бабушкин дом Ляля нашла сразу. Мало что в самой деревне изменилось. И домик вполне себе приличный, аккуратненький такой, со штакетником вокруг. Во дворе курочки, грядки, все ухожено, прибрано, а на крыльце стояла бабушка Вера.
Она как увидела Лялю, так и всплеснула руками:

— Внуча! Никак в гости! Ты одна? Давай помогу.

Она подхватила одну из тяжеленных сумок и резво побежала с ней в дом. Затем обняла Лялю, расцеловала.

— Умница моя, комсомолка, красавица! Приехала! А я уж заждалась. Пирожок с капустой будешь?

Ляля наконец уселась за стол, предварительно посетив «удобства» во дворе и тщательно вымыв руки. Бабушкин пирог таял во рту, чай пахнул мятой, а в вазочке источало аромат земляничное варенье.

Как же хорошо. Бабушка Вера не могла наглядеться на внучку. Сначала расспросила про маму с папой, потом про учебу, почему-то думая, что Ляля еще в школе учится. Потом про ее дела девичьи, есть ли жених, подружки.

Дело шло к ночи. Ляля пошла в кровать, любовно приготовленную бабушкой, и вспомнила, что телефон не доступен: ни почитать, ни поиграть, ни Димке позвонить. Так и уснула без развлечений.

Прошло две недели. Всем, чем могла, Ляля помогла бабушке Вере: и в огороде, и по хозяйству. Они вместе истопили баньку и намылись, от души отхлестав друг дружку березовыми веничками. А до этого Ляля перемыла все бабушкины окна и перестирала занавески. Навела в доме чистоту и порядок.
Сама от себя не ожидала такой прыти и трудоспособности. А бабушка кормила ее пирожками и блинами, вкусным борщом и мясом, зажаренным в печи. Вот только по вечерам было скучно. Странно, но бабушка Вера не уговаривала ее ни в клуб сходить, ни с молодежью пообщаться.

И наконец Ляля засобиралась домой.

— Подожди, внученька, еще на денек останься. Хорошо мне с тобой. Да и когда свидимся еще?

Пришлось остаться еще на денек. Сходили в лес, насобирали ягод. И тут бабушка говорит ей:

— Чует мое сердце, что не зря ты приехала, Лялечка. Ох не зря.

«И что она имеет в виду?» — подумала Ляля, а сама вспомнила про Диму, с которым поссорилась перед отъездом. Ссора была пустяковая, конечно. Он звал на очередную вечеринку перед ее отъездом, а она отказалась, не хотелось родителей лишний раз расстраивать.

А вот сейчас почувствовала, что соскучилась по нему, по его шуткам неугомонным, звонкому смеху и нежным рукам. Нет, завтра домой! Так решила Ляля, и бабушка Вера неожиданно согласилась.

— Уедешь завтра, внуча. Я провожу тебя.

С утра шел мелкий противный дождь, но это не остановило Лялю. Она стала собирать свой рюкзачок, слава богу, назад налегке поедет. Горячий вкусный завтрак уже ждал ее, а за чаем бабушка сказала:

— Не спеши на утренний автобус. Поедешь двухчасовым. И дождь поутихнет, и мне спокойней.

— Почему спокойней-то, бабуля? – удивилась Ляля. – Какая разница, когда ехать, не ночью же я собираюсь.

— Сердце мне предсказывает. Не спеши…

А дождь зарядил не на шутку. Ливень! Нет, Ляля бы уехала все равно, но бабушку стало жалко. Уж больно жалобно она смотрела на нее. А к полудню все и прекратилось. Солнышко вышло, синее небо очистилось от туч. И баба Вера заулыбалась.

— Вот теперь можно. Езжай, милая. Ангела тебе в дорогу.

Бабушка проводила внучку до автобуса, расцеловала, перекрестила на прощание и, улыбаясь, махала ей рукой, пока совсем не исчезла из виду. Ляля удобно устроилась на своем сидении, прикрыла глаза и решила вздремнуть, как вдруг услышала рядом с собой голос:

— Девушка, у вас тут не занято?

И рядом с ней уселся мужчина, довольно молодой, лет двадцати пяти. Одет хорошо, пострижен аккуратно. И какая-то теплая волна пробежала по ее телу. «Ангела в дорогу», — будто услышала она слова бабушки. А может быть, это он и есть?

Но скорее всего, этот ангел просто послал ей этого незнакомца. И не зря бабушка удерживала ее, как предчувствовала, что эта встреча должна состояться. А если бы она уехала раньше на день или утренним автобусом, то они бы и не свиделись никогда.

А Владимир возвращался со свадьбы армейского друга в соседнем селе. На утренний автобус опоздал из-за дождя. Так и встретились, познакомились, проговорили всю дорогу, как будто сто лет друг друга знали. Это была судьба, которую каким-то образом предвидела ее бабушка Вера.
На свадьбе своей внучки Елены и Владимира она была почетным гостем. И сказала ей по секрету:

— Сон я тогда увидала. Будто держу я белую голубку в руках, а на мрачном небе коршун вьется. И не отпускаю я ее. А потом вдруг тучи разошлись, солнце засияло, голубка вспорхнула и полетела ввысь, а навстречу ей другой голубь летит. И парят они вместе в небесах. И так мне на душе спокойно стало.
Ляля обняла бабушку и сказала нежные слова благодарности. Ничего в этом мире не бывает напрасно. И эта поездка к бабушке, и ее сон, и эта встреча. Все взаимосвязано.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.59MB | MySQL:62 | 0,299sec