Письмо бывшего мужа. Хотел бы извиниться, да не знаю за что

Вера, здравствуй. Хотел бы извиниться, да не знаю за что. За Таньку ты сказала, что простила.

Помнишь, как нам было хорошо вместе? Зимой на лыжах ходили, летом на рыбалку ездили. Любились до утра. Или помнишь, как от двух радостей прыгали, когда наши в полуфинал вышли, и две полоски на тесте появились?

Вот честно, я Ксюху люблю, но если бы знал, что ребенок все так изменит, отложил бы на попозже. После родов ты почти сразу стала такой раздражительной. Вместо улыбок сердитое лицо, вместо здравствуй родной — явился не запылился.

До сих пор не понимаю, в чем виноват был постоянно. То говорила, что не помогаю совсем, хотя ты и не просила. То наоборот, зачем лезу куда не просят.

На работе один умный мужик сказал, такое бывает у женщин, называется послеродовая депрессия. Сколько длится неизвестно, по-разному бывает, но потом проходит и надо переждать.

Только невыносимо уже дома было, поэтому и приходить стал позже, и употреблять чаще. Но в маленьких количествах, а ты меня сразу в алкоголики записала.

А вспомни, сколько раз за два года мы любились? Легко вспомнить, правда? На одной руке пальцев хватит. А я скучал, живой же мужик. Любил тебя, Вера сильно.

А мне, между прочим, обидно было. Как будто чужой тебе стал совсем, ненужный. Не просто чужой, а враг лютый. Даже букет цветов выкинула.

Мужики советовали уйти и жизнью зажить, что житья ты мне больше не дашь. Мать говорила, ты с жиру бесишься. Но у меня своя голова, все терпел, думал пройдет твоя депрессия как Ксюху в детский сад сдадим. И может, так бы и было, но Танька эта, чтоб ее.

Ты про нее ничего слушать не хотела, а в письме имею право рассказать. Было так. Зашел за зарплатой, а она плачет. Рыдает, слезы ручьем. Говорит Генка бросил. Ты же знаешь, я мужик добрый, хотел успокоить сотрудницу, плечо подставить, так сказать. Проводил после работы просто по-дружески.

Она чай предложила, я и согласился, не дикий же шарахаться. Хочешь, верь, хочешь нет, никаких помыслов не было.

Как все получилось, сам не понимаю. Аборт ни в какую не согласилась делать. Сказала что мужик бросил, а следующий не трамвай, неизвестно когда появится, и ребенка ей давно пора. Тем более я мужик видный и вроде здоровый. Нет, я конечно ее понимаю, но она же наш брак порушила этим ребенком. И как он с одного раза получился?

Когда ты меня выгнала и на развод подала, к себе Танька не приняла, обслуживать мол не собирается. Баба – стерва. Думаю из-за нее все, так бы жили себе и жили, ждали пока наладится. А все-таки интересно, кто это на меня донес? Хотя такое конечно не утаить.

Да что уже говорить…

Если позовешь обратно, вернусь, а сам проситься не стану, чтобы тряпкой не сделаться. Только не понял я, Вера, ты сказала что за Таньку простила, а за что не простила то? Даже с Ксюхой не даешь видеться.

Беспокоюсь я за вас, Вер. Как ты одна с ребенком будешь управляться и платья свои шить? И дальше что? Все-таки одинокая женщина с ребенком это сама понимаешь, не выигрышный билет.

Вот такая штука жизнь. Уже двое детей, а семьи ни одной.

С любовью, твой Алексей.

Жду ответа, как соловей лета.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.59MB | MySQL:66 | 0,253sec