Папа на празднике

На утренники в садик Василий не ходил. Смысла не видел. Свою роль в семье он сразу определил как добытчика мамонта и обеспечения комфорта, остальным занималась жена. Старший, Ваня, все эти стишки и постановки тоже не любил.

Первый год на всех утренниках его можно было увидеть только в массовке или сидящем на стульчике. Даже песенки вместе со всеми петь не выходил, а уж про «выучить стишок» и говорить нечего.

Мама заволновалась, спросила у воспитателя:

– А почему вы ни разу не привлекли Ваню к празднику?

– Так он не хочет. Мы пробовали. Он как-то вяло попытался, а потом сказал: «Пойте сами свои песни дур-@кие». Вера Петровна, вы же знаете, строгая у нас. Заставляла его репетировать со всеми, так даже она сдалась – вы бы видели, с каким лицом он это делает. Сердце кровью обливается. Пусть лучше зрителем будет пока.

Характер у Ивана и правда несгибаемый, мама это знала прекрасно. С ним архисложно договориться по любому вопросу. А уж заставить что-то делать… Да и в сад он пошел в четыре года, мог уже дать отпор постороннему взрослому. Решила: ну нечем гордиться на утренниках, и ладно. Любить выступать на публике – не самое главное в жизни. Правда, на праздники ходила всегда, это ведь в любом случае умилительное зрелище.

Однажды в конце февраля мама уехала на три недели. В сад сына водил и забирал папа, который раньше делал это нечасто или просто ждал жену с ребенком в машине. В один прекрасный день воспитательница вручила ему сарафан – такой, знаете, длинный, свободный, в пол, в русском стиле. Сказала, что его надо подвернуть по росту сына: мальчики готовят сюрприз мамам на 8 Марта и будут танцевать «Во поле березка стояла».

Василий удивился:

– В платьях?

– Ну в этом и прикол, – улыбнулась воспитательница.

– Очень смешно, – мрачно ответил отец, представив своего сына в сарафане.

Дома Ваня примерять женский наряд отказался. И, как показалось, Василию, даже не понял вопроса «а как же ты танцевать в нем собрался?» Отец подвернул сарафан, как сумел, – на глазок. Рост Вани регулярно мерили на косяке двери детской комнаты.

Наступил день праздника. В маленьком актовом зале собрались большей частью мамы и бабушки. Пап было непривычно много, больше десяти человек. Мужчины понимающе переглядывались – похоже, каждый из них оказался здесь не по своей воле.
Дети что-то пели, танцевали, читали трогательные стихи. Мамы блаженно улыбались, утирая слезы умиления…

Ведущая объявила: «Во поле березка стояла». Дети, в платочках и сарафанах, пошли с двух сторон навстречу друг другу двумя столбиками…

Люли-люли, стояла

Люли-люли, стояла

В этот момент зрители поняли, что девичий хоровод танцуют одни мальчики. Зал встрепенулся, все заулыбались, стали аплодировать. Это было и правда неожиданно, выглядело мило. Ваня был маленького роста, поэтому все время болтался где-то в конце хоровода.

Василий, увидев, выражение лица сына, понял: ребенок в бешенстве. Брови сдвинуты, челюсть зажата насмерть, пятками мальчик словно впечатывал в пол гвозди. Через две секунды на него смотрел весь зал. Хоровод медленно и плавно двигался, а Ваня все делал резко, будто назло, глаза его метали молнии.

На фоне остальных ребят, которые мило улыбались и отлично понимали, что это все шутка, всем было ясно: этот мальчик всей душой против. Родители сначала пырскали, пытаясь сдержать смех. Но к концу танца зал покатывался со смеху. Потому что Ваня не сдался – ушел со сцены с таким же непримиримым лицом и таким же чеканным шагом.

После концерта воспитательница заинтриговала присутствующих:

– Мы очень рады видеть в этом зале пап. Их у нас обычно мало или совсем нет. Сегодня мы приготовили для вас сюрприз – веселые конкурсы.

Вот тут Василий понял, откуда взялись на концерте папы – жены притащили их на праздник по заданию воспитательницы. Сговорились, одним словом. Пока он раздумывал, кто-то взял его за руку и вытащил в центр зала. Конкурс состоял в том, чтобы бегать наперегонки с другими папами, успевая передавать какой-то предмет, в конце победитель должен был первым схватить красную косынку, повязать ее на голову и крикнуть: «Я самая красивая!»

Василий эстафету выиграл, косынку повязал, фразу крикнул… Под аплодисменты пошел в зал, сел возле Вани – дети тоже болели за пап, и сказал ему на ухо:

– Ну, что сын, кажется, мы с тобой сделали этот день! Больше на утренники к тебе не пойду.

– Я тоже. Никогда, – мрачно ответил Ваня.
Когда объявили условия следующего конкурса, Василий вздохнул с облегчением. Двум счастливчикам выпала честь с завязанными руками ртом вылавливать из миски с водой почищенный банан. Победил тот, кто первым сумел съесть фрукт.

У Василия выросли еще два сына. На утренники он больше не ходил ни разу. Ни в садах, ни в школе. Жена не злилась, мальчишки понимали. А история про «Я самая красивая!» вошла в семейную летопись как анекдот.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.62MB | MySQL:66 | 0,300sec