Не вернешь, не исправишь

В торговом центре было душно. Никита пыхтел и плёлся следом за Анжелой, неся её шубку. Она мешала, от неё было жарко. Анжела оглянулась и улыбнулась подбадривающе.

«И зачем пошёл с ней? Ждал бы в машине, а ещё лучше, остался бы дома, — сожалел Никита. — И как ей удаётся так порхать, словно не замечает духоты и усталости? Ещё и улыбается», — подумал он, глядя с завистью на легкую походку Анжелы.

Никита увидел освободившуюся скамейку между киосками и плюхнулся на неё, шумно выдохнув. Достал из кармана белоснежный платок и вытер вспотевший лоб и виски.

«Я уже не в том возрасте, чтобы бегать за ней. Если буду нужен, найдёт…» — ворчал про себя Никита. Он откинулся на спинку скамейки и удовлетворенно прикрыл глаза. Люди ходили туда-сюда, мельтешили пред глазами. «Каким сварливым я стал. Приходится жертвовать покоем и деньгами ради красивой женщины. Да, грех жаловаться. Анжела весёлая, умная, красивая, с ней не стыдно выйти в люди. Без предрассудков, понятливая. Замуж не тянет. Или это пока? Все женщины ждут предложение руки, сердца и кошелька. Кошелёк и сердце уже отдал, а руку… А собственно, почему бы и нет? Скоро сорок, пора остепениться. Анжела на роль жены подходит по всем статьям…» — плавно текли мысли Никиты…

— Никита, ты? – Раздался совсем рядом чей-то радостный голос.

Никита не сразу сообразил, что обращаются к нему.

— Никита, сукин ты сын! Хватит дремать! – Кто-то довольно ощутимо ткнул его в плечо.

Никита открыл глаза и в первое мгновение усиленно соображал, кто бы это мог быть.

— Чёрт возьми! Ванька! – Никита, наконец, вспомнил, узнал друга по институту.

— Ну, наконец-то, узнал. Жена за покупками пошла, а ты сторожишь шубу? Ха-ха. Я тоже сбежал. — Иван сел на скамейку, поставил рядом два фирменных пакета. — Чертяка! Как же я рад встрече. Сколько же мы не виделись? – Иван снова толкнул Никиту кулаком в плечо.

«Медведь, как есть медведь. Никогда не отличался манерами. Всё, про отдых можно забыть», — подумал Никита недовольно, а вслух спросил:

— Я слышал, ты туда уехал? – мотнул он головой куда-то в сторону. Что, родина милее заморских благ? Вернулся совсем или на побывку?

— Там, конечно, хорошо, не поспоришь. Но дома лучше. Где родился, так сказать… Ну, а ты, как живёшь? Смотрю, так и не окольцевала тебя ни одна? – Иван перевёл взгляд на правую руку Никиты.

— Нормально. Работаю.

— Да ладно, не скромничай. Сейчас с женой познакомлю, – Иван вдруг посерьёзнел.

Никита посмотрел в направлении взгляда Ивана и обомлел. По широкому проходу между стеклянных витрин магазинчиков шла… Катя! Он сразу её узнал. Сапожки обтягивали стройные ноги, шубка до колен, каштановые волосы крупными локонами рассыпаны по меху на плечах. Ему в первое мгновение показалось, что она улыбается ему. Никита даже привстал. Но она подошла к Ивану.

— Вот ты где. – Катя поставила рядом с пакетами Ивана ещё один.

— А я тут, знаешь, кого встретил? – Иван повернулся к Никите.

Катя тоже перевела на него взгляд. Никита понял, что она его узнала – её улыбка дрогнула и погасла.

Никита смотрел на неё, не отрываясь. Нет, она не была светской львицей, до Анжелы ей было далеко. Но какой же она стала! И она жена Ивана? Да не может этого быть!

— Что, не ожидал? – Усмехнулся Иван. – Я сам от себя не ожидал. Однако уже шестнадцать лет вместе. Сын школу заканчивает. – Никита сразу уловил в словах друга гордость.

Катя молчала и разглядывала Никиту. Потом спохватилась, отвела глаза.

— Иван, ты забыл? Нам нужно заехать ещё в одно место. Простите, нам пора, — сказала она, бросив в сторону Никиты короткий взгляд.

— Извини друг, пора. – Иван поднялся, взял пакеты. – Ещё увидимся.

Они ушли, переговариваясь, а Никита смотрел им вслед, пока их не закрыли от него праздно шатающиеся по торговому центру люди.

***

На первых курсах Никита усиленно учился, не обращал внимания на девушек. А на третьем увидел на лекции Катю. Его поразили её густые, чуть вьющиеся каштановые волосы. Катя не была красавицей. Но его к ней потянуло непреодолимо. В перерыве он подошёл и сказал какую-то глупость. Она рассмеялась. Какой это был смех! Как звон колокольчиков. Сердце затрепетало и заныло.

Они начали встречаться. С ней было хорошо, спокойно. С ней он впервые почувствовал себя мужчиной. Перед летней сессией они стали жить вместе.

Он снимал квартиру и жил на ней с Иваном. Отец присылал деньги с условием, что женитьбу и все подобные глупости Никита оставит на потом. Перед Новым Годом, когда Иван уехал домой, Катя впервые оставалась у него ночевать. Они учились в разных группах. Однажды, придя домой из института, он ещё в прихожей уловил умопомрачительный запах. На кухне хозяйничала Катя — жарила картошку и котлеты. Пришла раньше, чтобы сделать ему сюрприз. И осталась. Иван тактично переехал в общежитие.

И все было просто отлично, только перед летней сессией Катя сказала, что беременна.

— Ты уверена? – испуганно спросил он.

— Да. Не рад? Я тоже. Что будем делать? – спросила просто, без скандалов и слёз.

— Кать…

— Не продолжай. Я поняла. Мне ребенок тоже не нужен. Сделаю аборт.

Больше они не возвращались к этому разговору. Катя вела себя так, словно ничего не случилось. В их отношениях ничего не изменилось. На каникулы каждый уехал домой, к родителям. Он звонил Кате, спрашивал, чем занимается. Про аборт он боялся спрашивать.

На занятия в сентябре она не вернулась, взяла академ, сказала, что заболела мама. Её ответ Никиту устроил. Сначала звонил, потом звонки сошли на нет.

Иван тогда часто пропускал занятия, говорил, что проблемы. В квартиру к Никите так и не вернулся.

***

«Сыну шестнадцать лет… Стоп! — Никита даже выпрямился. Кровь прилила к его лицу. — Выходит, вот куда ездил, не домой, а к Кате. И ни словом не обмолвился, не проговорился ни разу, тихушник. И она хороша… — Никита усиленно считал в уме. — Как раз семнадцать лет назад и было, в конце третьего курса. Значит, она не сделала аборт. Вот в чём дело… Я ведь догадывался. Но так удобно было не думать, не знать, не спрашивать. Трус. А Иван, значит, не струсил…»

— Устал? – Никита не заметил, как подошла Анжела. Он посмотрел на неё, словно впервые увидел.
Красное узкое платье обтягивает шикарную фигуру. Молодая, красивая, умная…

— Что ты так смотришь? Пойдём домой.

Никита встал, помог ей одеться. Анжела тряхнула головой, освобождая светлые прямые волосы из-под ворота шубки. Мужчины оборачивались на неё. Впервые Никиту не трогало это. Он всё ещё переживал встречу с Иваном и Катей.

— Застегни пальто. На улице ветер и снег. Как хорошо, что машину поставили у самого входа… — заботливо сказала Анжела по дороге к выходу из торгового центра.

Дома он налил себе приличную порцию коньяка.

— Что-то случилось? – Анжела присела на диван рядом с ним.
Она всегда чутко чувствовала его настроение.

— Бывшего институтского друга встретил, — нехотя ответил Никита и сделал большой глоток из бокала.

— И что?

— Ничего. Так, вспомнилось.

— А-а-а. Хороший же друг, если после встречи с ним ты решил напиться. – Она ждала, что он что-то скажет, но Никита молчал. — Я устала, – в голосе Анжелы появилась сталь, – пойду спать. И не пей много. Завтра встанешь с больной головой. – Она поднялась с дивана и пошла, покачивая бёдрами в коротеньких шортах.

Раньше бы он потрусил за ней, мгновенно возбудившись. Но сегодня проводил её равнодушным взглядом, испытав облегчение, что ушла. Залпом допил коньяк, налил ещё и погрузился в воспоминания…

***

Катю он долго вспоминал. Но последний курс, диплом требовали тоже внимания. Никита после окончания института остался тут. Отец помог купить квартиру.

У него были женщины… Он задумался всего на миг, вспоминая имя. Лена. Елена прекрасная. Высокая, с маленькой грудью и узкими бёдрами, как у подростка. Независимая и холодноватая она нравилась многим. Никита легко добился её, но Катю она не смогла вытеснить из его сердца.

На смену ей пришла пышная милая Оленька. Вздёрнутый носик, глаза как переспелые вишни, легкомысленные кудряшки. В постели была огонь, шквал эмоций. Дарила себя щедро. Но думала только о нарядах, и скоро наскучила ему.

Вероника казалась ему идеальной для создания семьи. Вот только замуж она не стремилась. Её устраивали свободные, без обязательств, отношения. Она строила карьеру и только этому были посвящены все её мысли. А Никите хотелось борща, котлет и компота на обед, уютных вечеров перед телевизором, ездить в отпуск в Крым, детей…

Сколько их было: блондинок, брюнеток, нежных, холодных, маленьких, высоких… Всех и не упомнишь. В каждой надеялся найти свой идеал, друга, жену. Мама переживала: «Скоро станешь никому неинтересным». «Мужчины не женщины, срок их использования не ограничен молодостью», — отшучивался Никита.

Появилась Анжела. Умна, умеет себя подать, не навязчива. С ней не стыдно и в пир и в мир, как говорится. Многие завидовали ему…

***

Утром Никита встал с больной головой, в плохом настроении. Выпил кофе и поехал на работу. Анжела никогда не вставала рано по утрам, чтобы проводить его на работу, приготовить завтрак.

Ближе к обеду позвонил Иван и попросил встретиться. Они сидели в кафе не далеко от работы Никиты, пили кофе.

— Как ты нашёл меня? Я вроде не давал номер телефона, — начал Никита.

— Служба безопасности нашла. Послушай, — Иван серьёзно посмотрел на бывшего друга. – Я, конечно, рад тебе, но хочу сразу прояснить ситуацию. – Иван повертел чашку на блюдце. – Знаешь, каково было Кате? Родители устроили скандал, настаивали на аборте, она металась, не зная, что делать. Она мне нравилась всегда. Но где мне с тобой соревноваться. Ты всегда был красивее меня. – Иван помолчал.

— Я стал ездить к ней, помогал, чем мог. Сказал её родителям, что я отец её ребёнка, что готов жениться. Катя гнала меня. Тебя ждала. А перед самыми родами мы расписались. Я не строил иллюзий. Любила она тебя. Я был для неё спасительной соломинкой. Сын мой. Так все считают, так считает наш сын.

Не лезь в нашу жизнь. Не смей пытаться с ним увидеться. Не разрушай нашу семью. Не ты, а я менял ему памперсы, кормил с ложечки, не спал ночами, прижав к груди, когда он задыхался от кашля. Он мой сын. Понял? Кате я доверяю. С ней прошли столько вместе, что тебе и не снилось. А сына не тронь. Я всё сказал. – Иван встал, улыбнулся и протянул руку.

Никита тоже поднялся из-за стола. Пожал руку бывшему другу. И они разошлись в разные стороны.

Никита один раз всё же приехал к их дому, нашёл адрес. Из-за высокого железного забора видна была только крыша двухэтажного дома. Остановил машину поодаль, стал ждать. Вскоре подъехал чёрный внедорожник, из которого вышли Катя с сыном.

Сердце защемило при виде длинного, на голову выше матери, подростка с рюкзаком. Даже издали понял, что они с ним похожи. Сколько было женщин, но ни одна не подарила ему сына, да хотя бы дочку.

«Я трус. Всё время боялся чужого мнения, отца, ответственности… Трус. А Иван не побоялся. Поэтому у него большой дом, жена, сын. У меня должно было быть всё это, а не у Ивана…» — запоздало ругал себя Никита по дороге домой.

Больше он не приезжал, не смотрел на чужую жизнь, не бередил себе душу. Жалел только, что не узнал имя сына. Впрочем, зачем? Не вернешь, не исправишь.
***

Втроём они сидели пред телевизором. Это стало традицией после начала спецоперации на Украине. Камера крупным планом выхватила лицо одного из российских военных.

Катя вздрогнула.

— Это же Никита!

— Может быть. Похож. — Иван накрыл её руку своей ладонью, успокаивая.

— Родители, вы знаете его? – возбуждённо спросил сын.

— Возможно. Похож на моего институтского друга. – Иван не спускал глаз с Катиного лица. — Первый мужской поступок за всю его жизнь, — тихо произнёс он.

— Значит, это в честь него ты назвал меня Никитой? Ребята не поверят, когда расскажу. – Глаза Никиты горели от восторга.

Катя с Иваном переглянулись.

— Я ошиблась. Он очень похож, но это не он.

— Жалко. Но ребятам я всё равно скажу, что по телевизору показывали друга отца. Круто! Ни у кого из них знакомые не воюют там…

«Трусость спрашивает — безопасно ли это? Целесообразность спрашивает — благоразумно ли это? Тщеславие спрашивает — популярно ли это? Но совесть спрашивает — правильно ли это? И приходит время, когда нужно занять позицию, которая не является ни безопасной, ни благоразумной, ни популярной, но ее нужно занять, потому что она правильная»
Мартин Лютер Кинг

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.65MB | MySQL:62 | 0,304sec