Не плачь, мама, всё наладится

— А где ты её прикажешь размещать, да ещё с кучей собак и кошек? Нам самим жить нормально негде, вот кому деньги за дом отдавала, пусть к тому и идет! Чтобы духу её здесь больше не было! — Говорила возмущённая невестка. Сын молчал…

Вот так бывает иногда — живёт человек, не зная горя, ему кажется, что так будет всегда и ничто на свете не сможет нарушить его привычного существования.

Так думала и мать троих детей Любовь Ивановна, пока не погиб её любимый муж. Беда оставила глубокую рану на сердце Любы, но сломить сильную духом женщину не смогла. Ей некогда было целыми днями причитать, заламывая руки, и ходить по подругам в поисках утешения. Надо было поднимать своих малышей, надеясь теперь только на саму себя.

Чтобы выжить, Люба продала трехкомнатную городскую квартиру и купила хороший дом с удобствами, телефоном, огородом и плодоносящим садом в ближайшем от города поселке. Она выросла в частном доме и знала толк в хозяйстве, завела кур, собаку во дворе и взяла у знакомой двух котят от кошки-крысоловки. Всё как у людей.

Люба работала бухгалтером в строительной организации и по совместительству уборщицей, успевая убирать кабинеты. Приезжала усталая, забирала Леночку из яслей, Андрюшу с Сашей из детского сада и вела домой, где её ждала целая куча дел. Ложилась за полночь, вставала ранним утром, когда в соседних домах все ещё спали.

Все тяготы жизни преодолела Люба в одиночку, отвергнув несколько предложений руки и сердца. Вырастила, выучила детей, и они разлетелись из родного гнезда, как оперившиеся птенцы, на крыльях, подаренных им матерью.

Люба вышла на пенсию и жила в своем доме с котом Васькой и собачками Лялькой и Кнопкой.

Маленькую коротколапую Ляльку она нашла три года назад, буквально примерзшую к тропинке недалеко от магазина, привязанную чьей-то злой рукой к столбу в лютый мороз. Люба на руках принесла домой закоченевшую бедолагу. Поправившись и освоившись в доме Любы, с виду безобидная Лялька показала свой истинный характер — задиристый и настырный.

Вслед за Лялькой, ранней весной, спасаясь от собак, во двор пролезла маленькая Кнопка, почти ещё щенок. Когда Люба заметила её, запуганная малышка попыталась убежать, но не смогла — она была слепой, за что, видимо, и оказалась на улице. Без долгих раздумий Люба оставила её себе и точка.

Почувствовав доброту и ласку, слепая Кнопка, под руководством командирши Ляльки, быстро приспособилась к домашним порядкам и следовала за хозяйкой повсюду, прижимаясь боком к её ноге.

Кот Васька буквально свалился с небес. В марте на крышу Любиного дома залезла соседская кошка, и коты устроили драку за внимание красотки. Во время потасовки Ваське сильно повредили лапу. Раненый бездомный кот свалился с крыши под окна.

Он был подобран, обласкан, вылечен доброй женщиной и остался жить в её доме. Так что Люба была не одинокой, ей было с кем и поговорить, и посмеяться, и поплакать.

Старший сын Андрей окончил строительный институт и уехал работать на Север. Там он женился на женщине с дочкой от первого брака и у них ещё родился сын Иван. Каждый месяц Андрей, получавший большие зарплаты, посылал матери деньги. Экономной Любе, привыкшей во всем отказывать себе, пенсии на жизнь вполне хватало, и деньги сына она аккуратно откладывала на “черный день”.

Сын Саша после техникума отслужил в армии, но домой не вернулся. Он устроился в городе мастером на завод, сначала жил в общежитии, потом женился и, когда родилась дочка Оленька, получил от завода квартиру.

Дочь работала медсестрой в городской больнице. С первым мужем не заладилось, она развелась, потом снова вышла замуж за работника торговли.

Муж Лены Стас оставил квартиру первой жене, платил дочери алименты и любил выпить с коллегами, благо поводов хватало, и Лена всегда готова была поддержать компанию. Жили они на съемной квартире, перспектив на собственное жилье не было. К Любе ездили редко, если только Лена иногда приезжала перехватить денег “в долг”.

— Мам, ты бы лучше поросенка завела, что ли. Ну что ты развела целую ораву на старости лет, от них же никакого толка. Люди выбрасывают, а ты подбираешь. Оно тебе надо? — Надо. И мне надо, и им надо. Вот ты сейчас уедешь, а я одна останусь. Это я должна быть им благодарна. Они мне душу греют!

Однажды Лена приехала в слезах.

— Ну сил, мама, моих больше нет по съемным квартирам мотаться. Вот уже третью за год меняем, ну и хозяева пошли — тысяча требований. Мама, у меня ребенок будет. Как мы будем жить? Я тебя умоляю, давай продадим дом и купим в городе большую квартиру, чтобы всем места хватало. Мы со Стасом кое-что скопили, если надо добавим.

— А как же мои животные, что с ними будет? — Люба растерянно смотрела на дочь.

— Да ничего не будет, ну что ты, вместе заживём, всем места хватит! — рассмеялась Лена, ласково обняв мать.

Через два месяца дом был удачно продан семейной паре, под дачу. Все деньги тут же забрала дочь. Люба покидала свой дом со слезами на глазах и с тяжелым сердцем.

— Квартиру купили, а мебели нет, поесть и поспать по-человечески не на чем. Мама, ну ты же деньги Андрея не тратила, у тебя же пенсия. Дай их нам со Стасом в долг, мы тебе постепенно отдадим, ведь не чужие же, — уговаривала Лена.

Ну и как тут можно не помочь любимой дочке. Люба, не раздумывая, отдала им весь свой резерв.

Новоселье растянулось на месяц. Уйдя ради такого случая в отпуск, дочь с зятем ударились в загул. Вино, музыка, кричащие собеседники, споры, ссоры — дым коромыслом.

Приходили и уходили друзья, коллеги, знакомые мужа. Дочь с зятем напрочь забыли о Любином существовании, а она, оглушенная происходящим, боялась выйти из своей маленькой комнаты и сидела, обнимая перепуганных собачек и кота.

По ночам, когда веселье, наконец, затихало, Люба, прогуляв терпевших сутками животных, как воровка пробиралась на кухню и искала среди окурков, бутылочных пробок и объедков остатки закуски для себя и голодных питомцев, умоляя Ляльку не лаять.

Денег после всех покупок практически не осталось, пенсия только через неделю, а попросить у дочери она боялась. Лена больше не шла на контакт с матерью, стала злой и раздражительной.

В одну из ночей на кухню за водой пришла опухшая сонная дочь.

— А вы что здесь делаете? — удивилась она.

И тут Люба не выдержала.

— Мы покушать ищем, дочка. Может быть, хватит пировать? Устроили проходной двор. Остановитесь, прошу вас. Ты о будущем ребенке подумай, Лена, в твоем положении вообще нельзя пить.

— В каком таком положении?! Ты что, не поняла ещё, что ничего нет? Я просто пошутила! — зло рассмеялась дочь.

На шум пришёл зять, ждущий воды. Непривыкшая Лялька звонко и грозно залаяла на него.

— Ах ты, тварь приблудная, да я тебя сейчас… — он сгрёб собачку, успевшую укусить его руку, и понёс на балкон.

— Нет!!! Отпусти её!!!

Люба бросилась за Стасом. Он оттолкнул её, она упала, вцепившись руками в ногу зятя.

Люба очнулась в комнатке, дочь брызгала на неё холодной водой.

— Ты что, со своей кодлой, меня с мужем хочешь развести?! Чтобы завтра их в квартире не было, иначе потом не плачь. И вообще, если что-то не нравится — дверь для выхода вон там, нечего в моей квартире концерты устраивать!

Как только она ушла, Лялька, Кнопка и Васька тут же вылезли из-за кучи сумок и прижались к хозяйке, тревожно заглядывая в глаза.

В голове гудело, болела ушибленная нога. Плохо соображая, Люба надела зимнее пальто и сапоги, оставила в одной из сумок только самые необходимые вещи, посадила в неё Ваську, взяла собак и, крадучись, ушла.

Саша долго не открывал, это и понятно — ночь, все спят. Хотела уже уходить, но сын открыл дверь и оторопел.

— Тише все спят, пойдём на кухню.

Она вкратце рассказала удивленному Саше о случившемся.

— Ты зачем дом продала, не посоветовавшись? Они же тебя просто “кинули”. Ну, ты, мать, даешь!

Сын кое-как разместил их на полу в углу комнаты.

Утром Люба услышала доносившийся с кухни разговор Саши с женой.

— А где ты её прикажешь размещать, да ещё с кучей собак и кошек? Нам самим жить нормально негде, вот кому деньги за дом отдавала, пусть к тому и идет! Чтобы духу её здесь больше не было! — говорила возмущённая невестка.

Сын молчал. Когда они ушли на работу, Люба взяла своих питомцев и побрела на вокзал, купив по дороге побольше корма и хлеба для своих любимцев.

Куда же нам теперь деваться, ехать к Андрею не на что, да и незачем, невестка с двумя маленькими детьми явно не будет от нас в восторге, думала Люба, подходя к вокзалу теплым сентябрьским днём в зимней одежде, с собаками и сумкой с котом.

Не зная, что делать дальше, Люба села на электричку и поехала в поселок. Будь что будет!

Когда стемнело, пробрались в свой бывший двор, залезли в сарай и улеглись спать прямо на дощатом полу. Ночи стали холодными. Васька лег у головы Любы, снимая боль. Лялька и Кнопка лежали, крепко прижавшись к хозяйке, согревая её, изредка вздрагивая и поскуливая во сне.

Люба не могла уснуть, её одолевали горькие думы. Нет, в душе старой матери не было злой обиды, в ней жила только тревога за судьбу дочери. Она прижимала к груди маленькую иконку и молилась за Лену и сыновей.

Есть не хотелось, Люба кормила собак и кота, а сама только пила воду из колодца. На четвертый день, вечером неожиданно приехали хозяева Владимир и Татьяна.

Убирая в сарай новые грабли, Владимир увидел “гостей”. Пожилую женщину пришлось нести в дом на руках. Узнав всё, что случилось с бывшей хозяйкой дома, Татьяна расплакалась.

К концу второй недели, благодаря усилиям Татьяны, Люба полностью восстановила силы.

А через месяц она сидела в самолете, на её коленях лежали, вынутые из переносок Кнопка и Васька, а рядом, на коленях Андрея, разомлев от ласки, сладко спала Лялька, милостиво признав этого большого, сильного и решительного человека хозяином.

Андрей, узнав о том, что произошло, принял твердое решение забрать мать к себе. Он купил для своего самого родного человека и её пушистых членов семьи небольшую квартиру в соседнем доме и прилетел помочь с переездом. После долгих мытарств он увозил их домой.

Старший сын, вытирая материны слёзы, утешал:

“Не плачь, мама, всё наладится”.

Автор НАТАЛИЯ С.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.6MB | MySQL:66 | 0,301sec