«Нам бы такого зятя…»

С тех самых пор, как Людочка познакомилась с этим Фёдором, Анастасия Львовна потеряла покой. Разве они с мужем так воспитывали свою дочь, учили музыке, следили за учебой, нанимали репетиторов, чтобы она поступила в хороший ВУЗ! Да они все сделали для ее будущего, а она?!

 

 

Хорошо, что муж, царство ему небесное, не видит того, что происходит с ней сейчас. Влюбилась она, видите ли! Сама учится на юриста, столько там парней приличных! Да чего далеко ходить, сын ее коллеги Анны, прекрасный молодой человек. Они их познакомили в прошлом году.

Так нет! Не такой и не эдакий. Целоваться, видите ли, полез в первый же вечер. Ну хорошо, оступился один раз, можно было парню и второй шанс дать. Будущий психолог из прекрасной семьи. Но Людмила нос отвернула и слышать о нем больше не хочет.

Даже бабушка, мама Анастасии, которая всегда была на стороне внучки, и то заметила, что слишком уж она разборчива. Так недолгой и совсем одной остаться. И обрадовалась, когда Люда познакомила ее с Фёдором.

Анастасия Львовна была в шоке. Этот Фёдор рабочий на заводе металлоконструкций. Да-да, простой рабочий. Руки грубые, неухоженные. Как и волосы, впрочем. Может, и чистые, но стрижка-то никуда не годится. Вернее сказать, отсутствует. Волосы чуть не до плеч.

Бабушка, Ирина Дмитриевна, которая поначалу поощряла это знакомство, все же высказалась на днях:

— Людочка, он мне хиппи напоминает. Помню, были у нас в молодости такие стиляги в шестидесятых. Волосы длинные, вот эти штаны ужасные рабочие, гитары на спине болтаются.

— Бабушка, гитара у него не болтается, а штаны – это джинсы. И волосы длинные ему идут. Не придирайся.

От этих слов дочери Анастасия Львовна уходила в свою комнату и чуть не плакала. Познакомилась Люда с ним, как ни странно, на концерте в филармонии. Сначала это обстоятельство порадовало и маму, и бабушку. Культурный молодой человек, студент, наверное. А, может, и дипломированный специалист уже.

Но тут Людочка их ошарашила: студент, да. Заочник. В колледже учится радиотехническом. И работает на заводе. Один сын у мамы, она в поселке Каменный живет.

Эти подробности привели маму и бабушку в легкое замешательство. Как рабочий? Почему из поселка? Какой может быть колледж?! Бабушка, правда, попыталась найти оправдательные аргументы в доказательство того, что все не так уж и плохо. Но Анастасия Львовна пресекла эти попытки на корню.

Поэтому их женская троица разделилась на три части: Людочка на полном позитиве, ее мама категорически против настроенная и бабушка, занявшая нейтральную позицию, правда с легким уклоном в сторону своей дочери.

Однажды в выходной Люда пригласила своего дружка в гости. Нет, обеда не намечалось по этому поводу. Хотя булочек с маком Ирина Дмитриевна напекла к чаю. Оделись женщины просто, по-домашнему. Люда так и вовсе в спортивном костюмчике, правда, фирменном и очень ладно сидевшем на ее стройной фигурке.

Фёдор явился в неизменных джинсах и, о боже! Свои длинные лохмы затянул резинкой в хвост. Бабушка усмехнулась, наверное, снова вспомнив про хиппи, а Анастасия Львовна пришла в ужас и почти в негодование. Он заметил их реакцию и снова распустил волосы.

Но ни этот жест, ни коробка приличных дорогих конфет не спасла положение. Нет, мама Люды была категорически против этой дружбы!

— И какие же у вас планы, Фёдор? – спросила Анастасия Львовна, изящно держа в руках красивую фарфоровую чашечку.

— Планы? Ну вот сессию сдам, хочу маме теплицу хорошую отстроить, с садом и городом помочь. Вас всех в гости пригласить к нам в Каменное. У нас там такая красота…

— Я о планах на будущее. Где работать собираетесь, кем? Все так же слесарем-многостаночником?

— Мама! – сказала Люда. – Ты смущаешь Фёдора. Ему нужно сначала диплом получить, а на заводе его ценят, между прочим.

— Нисколько не сомневаюсь, — ответила мама Люды и, извинившись, удалилась.

Бабушка попыталась продолжить разговор, но молодые люди очень быстро собрались и ушли. И с тех пор Фёдор в их доме больше не появлялся. А Людочка стала приходить грустная, вечерами все больше просиживала дома. С мамой они не то, чтобы поссорились, но Люда все же высказала ей после той встречи:

— Хватит строить из себя аристократку, мама! Фёдор очень хороший человек, с прекрасным характером, начитанный. А ты…

— А что я? Дружи на здоровье, только в женихи его не меть. Даже бабушка, и та против.

— Мне решать, а не вам с бабушкой, — ответила тогда Люда, и с тех пор замкнулась в себе, а Анастасия Львовна переживала, конечно.

Было такое впечатление, что ее дочь немного отошла от этого Фёдора, может быть, одумалась? Ну действительно, будущий юрист и слесарь. Что может быть у них общего?! Скажите на милость!

Так и тянулись эти безрадостные дни и особенно вечера, когда Люда закрывалась у себя в комнате и просила ей не мешать: она занимается, сессия на носу. Один лишь раз Анастасия Львовна увидела дочь на улице с Фёдором. Они шли под ручку, о чем-то увлеченно беседуя.

Его длинные волосы развевались на ветру, все те же джинсы, клетчатая рубашка. А рядом Люда, стройная, в красивом платье, на каблучках. И ее стиль никак не вязался с его небрежным внешним видом. И Анастасия снова расстроилась.

Но потом, к счастью, наступило лето. Фёдор, по всей видимости, уехал в свое Каменское или Каменное, в «Подкаменную Тунгуску», как про себя называла это место Анастасия Львовна. Люда сдала сессию успешно, и они все втроем уехали в Анапу.

Но дочь продолжала общаться с этим парнем, звонки, разговоры, смех. А по соседству семья отдыхала, муж с женой и маленькая дочка. Любо-дорого взглянуть! Он весь такой подтянутый, белые брюки, голубая рубашка, жена красавица. Счастливы, машина хорошая, разъезжают кругом.

— Вот это семья, вот это муж! — говорила Анастасия Львовна дочери.

Люда мельком взглянула в их сторону и отвернулась. Ни малейшего интереса во взгляде! Ну что ты с ней поделаешь! Один Фёдор на уме.

А осенью после отпуска он не вернулся. У него мама заболела. Люда чуть было не собралась ехать в это Каменное. Мама с бабушкой отговаривали, как могли. И наконец всевышний услышал молитвы Анастасии Львовны.

Придя домой, она застала дочь в слезах, бабушку около нее. В доме пахло валерьянкой, но говорить Люда отказывалась. Ирина Дмитриевна увела Анастасию на кухню, когда внучка наконец задремала, и сообщила ей шепотом:

— Фёдор остается в Каменном, сюда будет только на свои сессии приезжать, с работы уволился. Матери уход нужен. Позвонил сегодня Люде, сказал, чтобы не ждала его. Порвал отношения, короче говоря. Мотивировал тем, что он ей не пара…

— Ну а я о чем говорила? Хорошо хоть сам понял.

— Ну она же любит его, Настя! Может, помочь им, поддержать. Гляди, как убивается девчонка.

— А я по Сосновскому как убивалась, помнишь? А ты меня успокаивала: все пройдет и это тоже. Вот иди ей это теперь скажи.

Обстановка в доме была напряженной. Люда не искала поддержки, переживала свое первое расставание сама. Бабушка пыталась поговорить, успокоить, мать тоже старалась сгладить ситуацию, но ничего не помогало. И наконец, она высказалась:

— Знаешь, дочь, я тебе одно могу сказать. Если по-настоящему любят, не бросают. И после разлуки возвращаются. Обязательно! А так… ты меня извини, он сам сделал свой выбор. И больная мама – это могут быть просто отговорки. Есть у него, наверное, кто-то в этой Тунгуске.

Люда ничего не ответила, надела наушники и уткнулась в ноутбук.

Стояла пасмурная осень, шел ноябрь, уже стало холодать. Анастасия Львовна возвращалась домой, шла с остановки, пожалев, что не взяла такси. А нужно еще в супермаркет зайти. Уже смеркалось, и тут она вдруг оступилась. Даже сама не поняла как, споткнулась обо что-то и почувствовала, что сейчас упадет, потеряв равновесие.

И вдруг оказалась в чьих-то сильных, надежных руках. Ее поддержал молодой мужчина, элегантно так, но в то же время уверенно.

— Вы в порядке? – спросил он, когда она поняла, что удалось удержаться от падения с его помощью.

— Да, спасибо большое. Если бы не вы…

— Пустяки, — ответил молодой человек и пошел дальше. А она смотрела ему вслед.

Высокий, элегантно одетый. Это все, что она успела разглядеть. Но, придя в универсам, встретила его снова. Мужчина стоял у гастрономической витрины и высматривал, чтобы купить. Анастасия подошла поближе, ей захотелось его разглядеть получше.

Костюм, пальто и полуботинки явно дорогие, рубашка с галстуком. Вот бы Ирина Дмитриевна порадовалась, увидев такого жениха Люды в доме! Да что там Ирина Дмитриевна! А она сама!

Женщина стояла чуть сзади него и вдыхала тонкий аромат дорогой туалетной воды. А он в это время сделал свой выбор и попросил упаковать готовую еду получше.

«Значит, не женат, раз ужин покупает в магазине», — мелькнуло у нее в голове. Да и кольца на пальце не было, это она тоже успела разглядеть, как и дорогие часы на запястье.

«Эх! Нам бы такого зятя», — непроизвольно подумала она. Но тут произошло непредвиденное. Рядом с ним оказался старенький дедок лет восьмидесяти. Он, подслеповато прищуриваясь, вглядывался в витрину и нечаянно задел этого щеголя, слегка оттолкнув.

— Куда вы прете, любезный! – вдруг тихо, но зло сказал этот красавец. – Поосторожней никак? И вам тут, дед, не по карману. Вон там отдел с уцененкой.

Дедок извинился и ретировался. А Анастасия так и застыла в изумлении. Но тут у него зазвонил телефон, он достал его из внутреннего кармана и отошел в сторону.

— Да! — грубо ответил он. — Я же сказал, на работе еще. Не смогу я сегодня приехать. Мам, хватит меня доставать, а?! Вызови такси и поезжай к врачу утром. Все, нет больше времени на разговоры!

Он отключился, забрал свои продукты и, расплатившись, широкими шагами направился к выходу. Анастасию он так и не заметил, чему она была очень рада.

Она шла домой в раздумьях. Как же бывает обманчива внешность и все эти манеры. Тут руку помощи протянул, а тут нахамил старому человеку, нагрубил матери. А она-то повелась на его внешний лоск.

Пришла домой, разделась в прихожей и услышала звонкий смех дочки! К ней навстречу вышла мама, забрала сумку с продуктами и прошептала:

— У нас гости!

В кухне приятно пахло кофе, ванилью и яблоками. Они лежали в большой вазе, стоящей посреди стола, за котором сидели Люда и Фёдор. А рядом улыбалась довольная бабушка.

— Мамочка! Федя яблоки привез из своего сада. Будешь кофе? Бабушка булочек напекла.

Анастасия поздоровалась с парнем. Он был аккуратно подстрижен. Джинсы и свитер были новыми. В глазах затаился вопрос и смущение. Он поприветствовал ее в ответ и слегка замялся.

— Садись-садись, Федя, — сказала Анастасия Львовна и присоединилась к компании. – Как мама? Поправилась?

— Да, спасибо. Ей уже намного лучше. У нас хорошие врачи в Каменном. Даже в город не пришлось ехать.

— Ну и хорошо, — ответила она и улыбнулась. Сияла и Людочка от радости, улыбалась Ирина Дмитриевна.

Какое-то домашнее тепло, уют чувствовались в доме. И Анастасия поняла, что нельзя судить о человеке, совершенно не зная его. Пусть Людочка дружит с этим хорошим парнем. От него исходит что-то доброе, настоящее. А что еще женщине нужно в жизни?

Надежный, верный мужчина. И у этого Фёдора еще есть время, чтобы доказать свою мужскую состоятельность. По отношению к маме он ее уже доказал. Разве этого мало?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.65MB | MySQL:66 | 0,322sec