Мой папа лётчик

— Это лет тридцать назад можно было сказать — мой папа полярный лётчик, а сейчас так говорят только те, кого мамка нагуляла, — Борис ехидно улыбался, глядя на Витьку.

Витька сжал кулаки, чтобы хоть как-то скрыть свой гнев. Борька был крупнее и старше, вступать с ним в неравный бой смысла не имело.

Витька набрал как можно больше слюны в рот и плюнул Борьке прямо в лицо. И пока Борька не опомнился, бросился бежать. Бегал Витька хорошо. Он хоть и был небольшого роста, щупленький, белокурый, но ноги его хорошо слушались.

Уже сидя на заборе, Витька орал грозящему ему кулаком Борьке.

— Лётчик мой папка, лётчик!

Дома Виктор долго мыл руки в ванной комнате, потом прошёл на кухню и, тяжело вздохнув, сел за стол.

— Ужинать будешь? — спросила мать семилетнего сына.

— Буду. Скажи, зачем ты мне врёшь, что мой отец лётчик?

— С чего ты решил, что вру? — мать нахмурила брови. Потом выдохнула и села на корточки перед ребёнком. — Я тебе когда-нибудь врала?

Витька замотал головой туда-сюда.

— Во-о-от.

Ирина ушла в гостиную, долго что-то искала, потом вернулась и принесла две фотографии.

На одной был запечатлён момент, когда его мать сидела в обнимку с мужчиной в форме лётчика, а вторая, — тот самый мужчина в кабине самолёта.

— Вот, смотри, лётчик. Я с ним познакомилась в парке у драматического театра. В этой форме он и был.

Витя сначала смотрел на фотографии глазами, потом аккуратно взял две карточки в руки.

Мальчик был очень похож на отца. Тот же нос с горбинкой, разрез глаз и светлые волосы. Витьке стало неприятно. Мать всегда твердила: «Ты вылитый я, мой сынок». А оказалось, что мальчик копия отец. Витька надул губы.

Мать заметила недовольство сына и забрала карточки:

— Ладно, ешь.

Но ужинать Витьке не хотелось. Он выпил компот и ушёл в свою комнату.

Мать всегда сухо отвечала на вопросы сына об отце. Больше отмалчивалась отворачиваясь. Только всегда повторяла, что хотела ребёнка, и Витка родился.

Мальчик родился зимой, в морозную ночь, таким и был: холодным, как бы мать его не любила, отдавая всю себя сыну. Единственному смыслу в своей жизни.

Она два раза поступала в театральный, проваливала экзамены, напрочь теряясь и забывая слова, стоя на сцене. Потом ходила на курсы по актёрскому мастерству, по настоянию бабушки, которая «видела» во внучке актёрский дар драматической актрисы. Но, видимо, дар был зарыт где-то глубоко, и Ирина в третий раз не поступила в институт, зато забеременела и родила Витьку.

Для матери с отцом беременность Иры была неожиданностью. Ирина никогда не знакомила семью со своим избранником и даже не упоминала его в разговорах. Тихая, скрытная, скромная она и продолжала оставаться такой после, всю оставшуюся жизнь. Эта меланхоличность в некой степени передалась и сыну. В детском саду ему обязательно давали роли в детских спектаклях. Бабушка настаивала на обязательном участии внука, приходила на все представления. У Вити и, действительно, всё получалось. Запоминал текст мальчик очень быстро, искусно владел жестикуляцией и не боялся стоять на сцене.

В новом учебном году Витя пошёл в школу. Жизнь его круто изменилась. Нужно было быть более усидчивым и учиться. Устные предметы Витьке давались легко, а вот математика. Точные науки не давались никак. Учёба в первом классе подходила к концу, только-только праздновали 9 мая, и учительница предложила сводить учеников на спектакль, посвящённый празднику Великой Победы.

В драматическом театре Витька был в первый раз. Бабушка всегда его водила на детские представления в театры юного зрителя, и театры, в которые ей доставались бесплатно билеты. А в начале 2000-ых годов это было проблематично. А тут настоящий театр: просторный, с плотными бордовыми шторами, украшенными золотыми кистями, невероятные стулья, замечательная сцена и удивительно красивый занавес. На секунду мальчик даже представил, как бархатный занавес поднимается, а там стоит он — Витя.

Спектакль начался. Витя всё первое действие сидел не двигаясь, боясь даже громко дышать. Слишком волнительно было наблюдать за потрясающей игрой актёров, за отточенными движениями, создающими иллюзию сцены, происходящей в жизни.

Потом начался антракт, и мальчик выдохнул. Во втором действии после чистой перемены, когда свет погас, поменялись декорации и свет вновь зажгли, Витя увидел на сцене лётчика в кабине, напоминающей самолёт. Вновь актёры увлечённо играли новую сцену. На заднике то и дело мелькали кадры военных действий. Лётчик взмывал в небо, вёл бой, и сбитый противником катапультировался.

Лётчик выскочил на авансцену и повернулся в сторону Вити. Мальчик открыл рот от удивления и закричал:

— Папа!

Актёр на секунду смутился и продолжил играть.

Все зашипели, учительница подскочила к вскочившему ученику и попыталась его усадить. Но Витя уже не мог усидеть.

Актёры менялись, продолжая спектакль, а Витя сидел с застывшей картинкой перед глазами. Лётчик на авансцене. Тот самый лётчик, что смотрел на него с фотографии, показанной матерью.

После эпилога по залу прокатилась волна аплодисментов. Витя тоже хлопал. Грустный он вышел в холл вместе с остальными зрителями. Лётчик на поклон встал в другой конец сцены, и Вите его было плохо видно.

Витя подошёл к портретной галерее и стал рассматривать актёров. У афиши мальчик остановился. На него смотрел лётчик. В афише было указано, что театральная труппа приехала из Москвы.

— Лёня, сфотографируй мне лётчика, — Витя тянул за рукав одноклассника, который взял с собой фотоаппарат.

— Плёнка закончилась, Вить, — пожал плечами мальчик.

— У меня ещё есть кадры, — веснушчатая Ленка подошла к Вите ближе и тронула за рукав, — пойдём, там с актёрами можно сфотографироваться.

Витька бежал, Лена даже не успевала за ним. Актёры уже расходились.

— Лётчик, лётчик! — кричал Витька.

Мужчина улыбнулся и стал позировать.

Вите очень хотелось сказать: «Посмотри, я твой сын! Папа!».

Но страх сковал его и мальчик не отрываясь смотрел в камеру.

— Улыбайся, Витя, — сказала Лена.

Дома Витя промолчал, когда мать стала расспрашивать о спектакле, только сухо ответил:

— Понравилось.

Через неделю Лена отдала Вите фотографию.

— Знаешь, мне даже показалось, что ты похож на этого актёра.

Витя тихо сказал:

— Спасибо.

Фотографию Витька прятал под матрас, чтобы вечером перед сном посмотреть на отца.

Потом, когда Борька вновь стал дразнить Витьку безотцовщиной, Витя сбегал домой и принёс фотографию.

— Вот! Я и мой отец лётчик.

Боря долго рассматривал карточку, вертел её, словно надеясь увидеть место склейки, и гнул. Карточка смялась и чуть надорвалась. Витя только и успел охнуть и схватиться за свободный край. Борька дёрнул фотографию в свою сторону. Теперь мальчики стояли с двумя кусками фотографии и смотрели друг на друга.

— Я же нечаянно, — стал оправдываться Борька.

Витька от злости даже двинул обидчика в грудь и схватил второй кусок карточки.

Дома Витя разревелся.

— Ты чего, сыночек? — спросила мать.

— Ты знала! Ты знала! — стал кричать Витя.

— Что знала?

— Что отец актёр.

Мать опустила глаза.

— Вот, смотри! — и Витя протянул ей две части фотографии.

Мать поджала губы и посмотрела на сына.

— Когда ты сделал эту карточку?

— Когда мы ходили на спектакль после 9 мая.

— Прости, я правда не знала, что он актёр. Я встречалась с твоим отцом всего неделю. А потом он уехал, и я не знала о нём ничего. Как-то и фамилию не спросила, — мать пожала худыми плечами и они стали нервно подрагивать.

— Обманул! Он тебя обманул, мама!

Мать прикрыла лицо руками.

— Не плачь, — Витька бросился к матери и обхватил её. — Не плачь! Слышишь! Я у тебя есть и всё. Никого больше не надо и этого тоже, — Витя оттолкнул ногой куски фотографии. — Пусть себе летает по стране, лётчик — перелётчик.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.63MB | MySQL:66 | 0,308sec