Лучше бы прошёл мимо

— Куда ты лез! Это опасно было! — сокрушалась мать.

— Отстань от парня, Зоя. Он правильно поступил. Как и должен был. Я горжусь тобой, сын, — проговорил отец.

Зоя хотела ещё что-то сказать, но не стала. Они не понимают.
…Рома был обычный мальчик. У родителей он появился поздно. Главным образом потому, что Зоя и Фёдор встретились, когда обоим было уже по 35 лет. Почему так вышло — непонятно. Но Фёдор любил повторять, что это — судьба. И она предназначила их друг для друга. Вот и пришлось им подождать. И сына тоже пришлось подождать. Зоя даже побегала по врачам немного. Но в результате долгожданная беременность наступила, и счастью супругов не было конца.

Мальчик рос умненький. Родителей не разочаровывал, слушался и не хулиганил. Интересовался наукой, однако, и спортом тоже. Ходил в секцию борьбы: это Фёдор настоял. Он утверждал, что мужчине, в любом случае, необходимы навыки ближнего боя для самозащиты.

— А то, что это? Вырастет хлюпиком, даже за себя постоять не сможет, не то, что за свою семью, — говаривал Фёдор.

— Не наговаривай! — улыбалась Зоя, с любовью глядя на своих дорогих мужчин. — Каким хлюпиком?! Не в кого! Гляди, какой парень видный растёт, весь в тебя: «косая сажень в плечах»!

— Будет сидеть на попе, вся «сажень» пропадёт, — ворчал Фёдор. Он волновался, что Зоя избалует сына. Он хотел вырастить из него настоящего мужчину.

Жила семья в небольшом посёлке. Несколько домов были двухэтажными, а остальные — частные дома с огородами и сараями.

Вот однажды мимо такого частного дома и шёл Рома. Он возвращался после занятий борьбой. Тренер сегодня снова хвалил его и Рома хотел рассказать об этом отцу. Он чувствовал себя совсем взрослым и понимал, что ему есть, чем гордиться. Занятия не прошли даром. Он участвовал в соревнованиях, занимал призовые места. Кроме того, ему недавно исполнилось четырнадцать, и он получил паспорт. Рома мечтал устроиться летом на работу, помогать родителям.

— Помогите!!!

Резкий женский крик вывел парня из размышлений. Затем он услышал глухие удары. Потом ещё женский крик. Не раздумывая ни секунды, парень бросился на помощь.

Крик раздавался из ближайшего дома, мимо которого он шёл. Рома с лёгкостью перемахнул через деревянный хлипкий забор и в три прыжка оказался у входа в дом. Подёргал дверь. Она была, конечно же, закрыта. Он прислушался и услышал приглушённый мужской голос. Женщины слышно не было. Но потом ему показалось, что стало слышно рыдания. Парень обогнул дом, намотав на руку куртку, выбил оконное стекло и запрыгнул в комнату.

Посреди комнаты сидела, привязанная к стулу, женщина с, заклеенным скотчем, ртом. Она уже не сопротивлялась, а расширившимися от ужаса глазами взирала на жуткого вида мужика, который, держа в одной руке нож, поливал её едко пахнущей жидкостью из маленькой канистры. «Бензин», — догадался Рома, дёрнув носом.

Мужик имел совершенно безумный вид. В грязных штанах и майке, весь всклокоченный и с остекленевшим взглядом. На полу валялись пустые бутылки.

— Гадина! Продажная тва-рь! А я-то дурак! Змею на груди пригрел! Не зря говорили мне люди…

— Что вы делаете?! — парень подскочил к мужику. Однако тот, уже услышав звон стекла, выронил нож и канистру и бросился бежать…

Рома без сил опустился на диван и стал набирать на своём телефоне номер, вызывая одновременно полицию и скорую. Ноги дрожали, руки тоже. По лбу струился пот. Он бережно отклеил с лица женщины скотч и дал ей воды, принеся её из кухни. Потом аккуратно развязал женщину.

— Спасибо… — слабым голосом проговорила она. — Не надо было скорую. Я в порядке. Ты спас меня!

Парень пожал плечами и смутился. Его всё ещё била дрожь.

— Надо выйти из этой комнаты. Здесь сильный запах. Я перекрыл на кухне газ, на всякий случай… — дрожащим голосом проговорил он.

***

Дома мама устроила истерику.

— Зачем ты туда полез?!! Он бы тебя первого порезал! Судя по всему, ему плевать уже на всё! Он не в себе, похоже, был.

— Мама. Я не мог пройти мимо, — упорно повторял сын.

— А лучше бы прошёл! Ты у нас один! Я не представляю, что бы я делала, если бы тебя не стало! Что за дом-то? Что за мужик? Не знаю я там никого… Там раньше Семёновна жила. Потом, когда её не стало, дети дом продали… по-моему… А кто купил — не знаю, — растерянно пробормотала Зоя.

— Что у нас за шум? — вернулся с работы отец и застал на кухне понурившегося Рому и плачущую жену.

Зоя, умываясь слезами, рассказала ему про то, что приключилось сегодня с сыном…

***

— Правильно он поступил, Зоя! Если бы я узнал, что мой сын прошёл мимо чужой беды, я был бы очень расстроен. А сейчас я им горжусь, — длинный день закончился, но родители, сидя на кухне до самой ночи обсуждали произошедшее. Зоя никак не могла донести до мужа свои опасения. Ей было тревожно.

Рому уже опросили на месте полицейские. Завтра ему было необходимо, вместо занятий в школе, снова явиться в отделение. А сейчас он мирно спал в своей комнате.

На следующий день, пока Рома был в полиции, в квартиру явился участковый.

— Молодец, ваш сын, — сходу сказал он Зое.

Ему поручили зайти к парню домой, поговорить с родителями, проверить, что за семья воспитала героя. Участковый догадывался, что, скорее всего, парня наградят. — Тот товарищ едва не убил женщину. Это был муж той несчастной. Жаль только, что умом повредился, и наказание полноценное не получит. А так сидеть бы ему не пересидеть…

Зоя только вздохнула и вытерла слёзы кончиком кухонного полотенца. Она тоже гордилась сыном. Но ей становилось страшно от одной мысли, что тот сумасшедший мог запросто уби-ть Рому. Так, походя, даже не соображая, что делает…

***

Школьный день шёл своим чередом. По коридору носились дети. В углу стояли девчонки и о чём-то шептались. Тётя Лена — уборщица, ворчала, вытирая лужу воды около входа в класс: кто-то из детей уронил одноразовый стакан с водой, которую налил из кулера, чтобы попить. Прозвенел звонок.
— Итак, дети, начнём урок, — сказала учительница. — Меня зовут Галина Петровна. Я буду у вас вести русский язык и литературу, вместо Марии Борисовны. Она… Рома?!…

Учительница осеклась. Прямо за первой партой сидел и смотрел на неё её спаситель. Если бы не он… Даже страшно было подумать об этом. Галина Петровна пошатнулась, и ей пришлось сесть за стол, чтобы не упасть. Ей всё ещё было не по себе от страшных воспоминаний.

***

…Они с мужем вынуждены были продать квартиру в городе и уехать в этот посёлок. Денег совсем не было. Зарплата учителя была не большая, а муж, Николай, регулярно уходил в запой и, в конце концов, пропил всё, что можно, да ещё и долгов набрал.

Долги, благодаря продаже квартиры, отдали. Муж падал на колени, рвал на себе рубаху, клялся и божился, что бросит пить. Галина ему поверила. В последний раз. Он, и правда, становился совершенно другим, пока был трезвый. В нём будто уживались два разных человека. Но потом — словно бес в него вселялся. Он нёс несусветную чушь, однако никогда не поднимал на неё руку. А тут…

Николай связал её, угрожая ножом. Кричал, что она испортила ему всю жизнь, что они зря продали ту квартиру, что у него под полом там был спрятан клад, а из-за неё он теперь пропал. А может, и не пропал, а это она его взяла! Как пить дать, взяла! И сейчас за это ответит!

Муж кричал и сверкал безумными глазами, размахивал ножом. А потом принёс канистру из сарая и начал обливать Галю бензином, приговаривая, что хочет сжечь её. И что это будет его месть, за испорченную жизнь и украденные деньги. Потом заклеил ей скотчем рот, потому что Галя пыталась звать на помощь. В тот момент она поняла, что обречена.

А потом появился Рома…

***

…Парень сидел молча за партой. Он переписывал из учебника упражнение, которое она задала, подчёркивал нужные слова зелёной ручкой. Галина Петровна украдкой наблюдала за ним, сидя за учительским столом, и смахивала набегавшие слезинки. Женщина любовалась им. Он был очень скромный парень. Как и подобает настоящему герою.

Жанна Шинелева

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.57MB | MySQL:62 | 0,354sec