Когда лопается терпение

-Мама, давай уйдём от него, -Катя плакала и тряслась, прижимая к себе маленького младшего брата, Толика.
-Ты что ну что ты доча, как мы одни. Он же не всегда такой, а как вы без отца.
Скажешь тоже…
Катя, мама и маленький Толик прятались в полуразрушенном здании старой городской бани.

Мама, ну сколько можно?

Кате уже одиннадцать лет, Катя взрослая, она много знает об этой жизни.

Это её сверстники спят в кроватках под голубыми и розовыми одеяльцами, в пижамах с медвежатами и тигрятами, прижимая к себе плюшевые игрушки.

Катя же знает как лучше сбежать от пьяного отца и не замёрзнуть в большой минус на улице.

Катя давно уже спилила замок на чердак, создавая видимость, что он там есть, в соседнем доме.

В последнее время начали ставить большие, тяжёлые железные двери, к ним полагался длинный ключ с зазубринами, естественно полагался он только для жителей дома.

Катя сумела достать себе один, выменяла у пьяницы из этого дома, он себе заказал ещё один, на те денежки, что копила Катя на побег.

Останавливало её только то, что мама не сможет убежать с маленьким Толиком когда отец опять напьётся и начнёт «гонять» их.

Катя научилась играть в футбол с мальчишками хотя ей хотелось прыгать с девчонками в резиночку.,

Но это было нужно ей, для того, чтобы списывать на тренировки синяки и ушибы, разбитые губы и подбитый глаз.

Катя записалась в секцию у- шу, и её чуть не выгнали оттуда.

— Мы не калечим людей, не накидываемся на них с остервенением, ты же девочка , в конце концов, Катя! Откуда столько злости?

Откуда, думает Катя, я бы посмотрела на тебя когда твою мать бьёт здоровенный мужик, твой родной отец, а ты пытаешься её спасти, но тебя отшвыривают как надоедливую муху.

Раньше это бывало один раз в месяц, с зарплаты, потом два, с аванса и зарплаты.

А теперь каждые выходные.

Катя ненавидит пятницы, ненавидит выходные, она давно бы сбежала, да не может бросит маму с братиком.

-Мамочка, — плачет Катя, у неё болит плечо, это отец со злостью отшвырнул её, когда она прыгнула ему на спину, защищая мать, — мамочка, я тебя прошу, давай уйдём…Давай уедем, я прошу тебя, бабушка примет нас, поворчит и примет.

Помнишь, помнишь когда ты была беременная Толиком, она ругалась на тебя, а потом же ничего, а потом же приняла его и полюбила!

Мамочка, я тебя прошу.

Мама сама плакала и тряслась, она обняла своих детей и рыдала. Ей было больно открывать разбитый рот.

Катя встала на колени перед матерью.

-Мамочка, я прошу тебя…Если ты хоть немного любишь нас, давай уедем.Хочешь, я пойду работать, я смогу после школы мести дворы и у нс будет денежка, а ещё, ещё дворникам дают жильё, давай уедем, мама…

Я не могу так жить…мама, — плачет девочка.

И они ушли, уехали, лихорадочно побросав вещи в сумку, пока пап был на работе.

Бабушка, как и предполагала Катя, поворчала немного, но тут же захлебнулась слезами, увидев избитое тело своей дочери и внучки.

Целое лето Катя жила спокойно, она перестала тихо ненавидеть пятницы, начала спокойно засыпать, Толик перестал сосать пальцы и писаться по ночам.

Она заметила что мать, изменилась, стала какая-то рассеянная, дёрганая. Она о чём -то постоянно думает.

А потом мать заявила что они возвращаются домой.

Мол, папа, каждый день звонит плачет, он очень их любит, поклялся бросить пить. Он всё понял…

Катя ревела,Толик, смотря на сестру трясся и плакал, бабушка ругала мать на чём свет стоит и просила одуматься, но она была непреклонна.

— Оставь детей, Зоя, — плачет бабушка, — убедишься что всё хорошо, тогда и заберёшь.

-Ты с ума сошла, — кричит мать, — как я оставлю своих кровиночек. Ты сама не сохранила свою семью, лишила меня отца!

— Зоя, опомнись, что ты говоришь! Он пил и буянил, я ушла, чтобы жить спокойно, чтобы ты не видела пьянок, но ты выбрала такого же мужа, только ещё хуже!

Твой отец не тронул меня и пальцем, не говоря уже о тебе…

Что ты делаешь с жизнью твоих детей?

-Я не хочу чтобы они росли в неполной семье, ты не понимаешь? Я не хочу чтобы Толик рос и думал, что вот был бы у меня папка…

— Зоя! Зоя! Опомнись! Я тебе не дам детей слышишь, поезжай сама, пусть он тебя долбит…

Но мать, разругавшись с бабушкой, увезла Катю с Толиком домой.

Отец был трезвый он, встретил их на вокзале и прямо там встал на колени.

— Детки, деточки мои, — плакал отец, — простите меня,Зоя любимая, — стоял он в грязной луже и плакал.

Конечно они простили, конечно поверили.

Что же это за жизнь была.

Дети висли на папе, как только он приходил с работы.

Теперь Катя не боялась пятниц, а ждала их с нетерпением, она гордилась своим папой и в душе благодарила маму, что она не испугалась и вернулась.

Даже бабушка поверила папе, хоть и сомневалась.

Но они приезжали на выходные, бабушка увидела какие счастливые и весёлые дети, похорошевшая мама и поверила.

Она всё же и отвела Катю, спросила шёпотом не пьёт ли отец.

Катя поклялась что всё хорошо.

Однажды отец пришёл немного весёлым.

-Ты что пил?- спросила мама.

-Да заставили ну объект сдали вот как привязались, я коньячка тридцать капель…

Потом ещё, ещё и ещё и опять всё повторилось, ещё страшнее после того, как они пожили хорошо.

Он клялся, стоял на коленях, проходил месяц, два и опять.

Катя уже не уговаривала маму, она просто стиснув зубы ждала, ждала когда окончит школу, договорилась с бабушкой, что в десятый класс Катя идёт у неё.

У Кати сердце разрывалось от боли за Толика, но она ничего не могла сделать.

Мать твердила как заведённая что всё хорошо, что папа обещал, что она знает что всё будет хорошо…

Катя уехал, как и собиралась.

А через месяц приехала мама. Она сказала что это окончательно.

-Я не верю тебе, — говорит Катя, — я не знаю как простить тебя за наше детство с Толиком…За то что ты сделал с нами из своей непонятной упрямости.

-Прости,- просит мама, и… через два месяца опять уезжает, забрав с собой Толика.

-Бабушка, — плачет Катя, — вот как жить? Мне Толика жаль.

-Не знаю детка, искалечат парня не знаю.

И уже Толик записывается на различные кружки, чтобы быть сильнее и давать сдачи, и уже Толик знает где можно пересидеть ночь в тепле.

-Мама, — просит толик, — мамочка, давай уедем, прошу тебя.

Всё реже и реже бывают перерывы между пьяными запоями у отца.

-Я его спасу, он хороший, просто слабовольный, — талдычит мать, — это всё дружки, это они его спаивают.

Маму вызвали в школу.

— Извините, Зоя Петровна, но ваш сын …он, курит!

— Курит?- отшатнулась мама, все эти годы ей удавалось сохранить видимость хорошей семьи, то что Катя уехала после девятого класса, да там бабушке нужно было помогать. Катя училась в школе, сдала экзамены с отличием.

Учится…

У них вообще всё хорошо. А тут такое.

— Знаете у нас теперь в штате школы имеется психолог, вам нужно поговорить с ним, он разговаривал с Толиком.

Психолог у нас…Ну в общем-то идёмте, сами всё от него узнаете… он мне ничего не сказал, — поспешно добавила учительница.

Психологом оказался молодой парень.

Он немного рассказал о тестах, что проходили с ребятами.

-Знаю, вы наверное думаете что пришёл такой, каких-то бумажек детям посовал, те не найдя нужного карандаша рисовали чёрными, на этом фоне сделал выводы.

Не буду вас разубеждать, но хочу сказать вот что, я, как бы вам сказать я научный сотрудник. Здесь, ммм, я собираю информацию для моего научного труда по детской психологии. У меня совсем другая тема.

Запутал вас, да?

В общем так получилось, что ваш сын, очень хороший между прочим мальчик, он помогает мне иногда.

-Что? Вы ставите опыты на моём ребёнке?

-Да что вы! Анатолий помогает мне, он прибегает на переменах и раскладывает рисунки детей по определённым позициям.

Они не подписаны, но я знаю чьи это рисунки это у меня первые и вторые классы, так вот…Видите стопочка небольшая? Я её специально не убрал, посмотрите.

Мама смотрела на каракули малышей, что в этом особенного? Что они хотя ей сказать? Они ругают или хвалят Толика. В чём дело вообще?

Эти рисунки вам ни о чём не говорят? Понимаю и другому человеку не скажут, а вот Толик их выбрал, неосознанно выделил в одно.

Это рисунки детей из неблагополучных семей.

-Вы что? Вы хотите сказать что у нас неблагополучная семья? Да как вы смеете? Да вы! Да я вас, я запрещаю, слышите! Я запрещаю использовать моего сына в этих ваших…экспериментах!

Да как вы смеете? Да я на вас жаловаться буду!

Мужчина всё это время сидели спокойно наблюдал за матерью.

-Он вас бьёт?- спросил он спокойно.

-Кто? Толик?- мать задохнулась и села открыв рот.

-Нет, ваш муж. Он вас бьёт?

-Вам какое дело? С чего вы взяли?

Психолог вздохнул.

Вы так негодуете, при этом не ушли из кабинета, не побежали сию же секунду жаловаться, а пытались кричать на меня, давить, так вы делали с детьми своими, да?

Вы пытались их заставить думать что всё хорошо, что это нормально сейчас папа буянит, но ведь потом он хороший и купит шоколадку, сводит в кино. И у вас опять будет хорошая семья.

Мда… Я знаю что вас вызвали в школу по поводу курения Толика. Это не показатель неблагополучной семьи, не переживайте вы прекрасно научили маскироваться ребёнка.

Я просто хотел убедиться в своей теории.

-Какой?- мать не уходила, её буду тянуло высказаться, выплакаться, сказать как она устала от этих качелей.

-У вас не было отца, да?

Они долго разговаривали, мать вышла из кабинета опустошённая.

Дома, собрала Толиковы и свои вещи,взяла Толика и уехала в свой родной город.

Сделала она всё это под недоумённый взгляд совершенно трезвого отца.

Сняла квартиру, устроилась на работу, устроила Толика в новую школу пообещала если будет курить оторвать уши и подала на развод.

Мама поменяла номер телефона, потому что боялась что поддастся на уговоры отца.

А он бы уговаривал.

Он даже пообещал закодироваться, приезжал к бабушке, показывал какие-то справки.

Бабушка пообещала сдать его куда нужно, если он не уедет.

Не сказать что у них всё наладилось, прошло много времени, прежде чем мама, Катя, которая уже давно не жила в семье и Толик начали избавляться от ощущения опасности, от того что нужно быть всегда на взводе и в любой момент сорваться и бежать, бежать, чтобы спастись…

Катя не затрагивает с мамой эту тему. Толик учится, всё хорошо, с отцом они не общаются.

Они молчат, да это плохо, да это нужно проговорить, кому уж об этом знать, как не Екатерине Владимировне, хорошему психологу который продолжает и продолжает учиться, но…Катя молчит.

-Вика, — говорит Катя своей подружке — может я и не такой уж хороший специалист?

-С чего это?

-Я не могу поговрить с мамой…

-Катюш, ты сама знаешь, что ты умничка. Придёт время и поговорите. И это, ты на ухажиания Олега -то будешь отвечать? Не все такие, как…

-Как мой отец?

-Да нет, я просто…

-Поживём, увидим, — задумчиво говорит Катя…Брат пошёл по её стопам, учится на психолога, семьюзаводить не торопится.

Мать так и живёт одна, иногда думает, что может не стоило так рубить с плеча.

Но потом вспоминает как лопнуло её терпение…

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.66MB | MySQL:64 | 0,298sec