Когда её совсем не ждешь…

Знакомые слова в исполнении Утёсова «Любовь нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждёшь…» для Надежды всегда были просто словами песни. Если в семье всё хорошо и стабильно, разве смотришь по сторонам, ищешь эту самую любовь?

В семье Надежды всё так и было: ровные отношения с мужем, дочь старшеклассница умница и красавица, работа, квартира… На остальное ни времени, ни сил уже не оставалось. И откуда взяться этой самой нечаянной любви?

Но, как говорится, от сумы и тюрьмы… На дне рождения знакомых Надежда встретила своего бывшего однокурсника. Он ухаживал за ней в институте. Ей даже казалось, что она была влюблена в него. Но Сашка оказался расторопнее. Налетел ураганом, закружил, увлёк, замуж позвал…

Гости стали подниматься из-за стола, размять, так сказать, ноги. Муж тоже вышел покурить.

«А он изменился, – думала Надежда, разглядывая своего бывшего однокурсника. — Возмужал, стал уверенным в себе и привлекательным, надо отдать ему должное. Мужская харизма бьёт через край. А взгляд…» От него Надежду словно окутывало мягким тёплым одеялом. А сердце ёкало и щемило от непонятного волнения и радости.

«На других женщин он так не смотрит. А они явно проявляют к нему интерес. Впрочем, женщины любят придумывать себе чувство там, где его нет и быть не может. Чистой воды флирт и ничего больше», — думала она, глядя на Женю.

— Пойдем танцевать? – он подошёл и протянул ей руку.

А почему, собственно, нет? Надежда вложила в широкую ладонь Жени свою руку. «Сашка завис на кухне, бросил её одну. Пусть понервничает, когда увидит меня с Женькой». В ней проснулось девчоночье забытое озорство.

Они медленно топтались на свободном от мебели и накрытого стола пятачке у окна вместе с ещё одной парой.

— Ты стала ещё красивее. – Взгляд Жени будоражил кровь Надежды, волновал, заставлял краснеть от смущения.

— Да брось ты. Набрала вес после родов, никак не могу похудеть. – Она старательно отворачивала лицо в сторону, и дыхание Жени щекотало ей висок.

— Зачем? Тебе не надо худеть. – Его горячие ладони жгли её спину через тонкую ткань платья.

— Ты пристрастен ко мне. – Надежда подняла на него глаза и тут же снова отвела.

— Совсем нет. Тебе так идёт, что гляжу и не могу наглядеться. Надежда, я же чувствую, вижу, что не безразличен тебе. Ты стараешься держать дистанцию — муж, дочь и всё такое. Я знаю, ваши чувства с мужем давно остыли, дочь выросла…

— Откуда ты знаешь?

— Ты в том возрасте, когда разум заглушает сердце. Но ты не можешь отрицать, что испытываешь сейчас чувство волнения и трепета. Я же не слепой. И про Сашку ты догадывалась. Но тебе удобнее было не замечать очевидного… Впрочем, не моё дело.

— Вот именно. Зачем ты мне это говоришь? – Надежда остановилась и отстранилась от Жени. – Ты пришёл один? Без жены? Ловишь стареющих дам? – довольно резко спросила она.

— Моя жена погибла в аварии десять лет назад, — сказал просто Женя.

— Прости… Прости, Женька. Я не знала.

Музыка закончилась. Женя отпустил её, и Надежда почувствовала, как в том месте на спине, где только что лежали его горячие ладони, образовались холодные дыры. Она пошла на кухню, чтобы открыть окно и глотнуть прохладного воздуха, потушить внезапный жар внутри. Она рванула на себя дверь, влетела в кухню и замерла. У окна обнималась пара. Мужчина и женщина. Дыхание перехватило. Надежда узнала спину мужа, его затылок. Её Сашка, её муж обнимал и целовал какую-то женщину прямо тут, на кухне их друзей… Она отказывалась в это поверить. Выходит, Женя прав?

Надежда попятилась назад, закрыла дверь и бросилась вон из квартиры. На улице сыро и прохладно. Пока сидели за столом, прошёл свежий весенний дождик. Надежда зябко поёжилась. Так спешила, что забыла захватить плащ и сумочку. У неё нет денег на такси и ключей от квартиры. Придётся вернуться.

За спиной послышался звук открываемого кодового замка, приближающиеся шаги. Надежа была уверена, что это Саша вышел за ней.

— Прохладно, — раздался голос Жени рядом, и её плечи накрыл плащ. — Такси вызвать?

Надежда повернулась к нему. Женя держал в руке её сумочку.

— Спасибо. – Голос дрогнул от едва сдерживаемых слёз.

— Прости, он изменял тебе ещё тогда, в институте. Но ты ничего не замечала. Не хотела замечать.

— Откуда ты знаешь?

— Мужики любят хвастать своими победами. Пойдём. Я провожу тебя.

Они шли по вечернему городу и разговаривали. Надежа рассеянно отвечала на вопросы и всё пыталась вспомнить — ей показалось или она действительно встретилась взглядом с Сашей там, на кухне, в отражении оконного стекла? Он не мог не слышать, как она вошла. Но не побежал за ней, позволил уйти. А Женька даже сумочку принёс…

— О чём ты думаешь? – прервал её размышления Женя.

— О том, что, я хорошая верная жена, должна горой стоять за своего мужа, но почему-то слушаю тебя и верю. – Она помолчала. — Такая хорошая, что муж перестал меня замечать… – Надежда вздохнула. – Все вы одинаковые. Страсть проходит, и вы реанимируете её на стороне, с другими женщинами. – Надежда остановилась у дома.

— Мы пришли.

— Дочь готовится к экзаменам? — Женя бросил взгляд на окна её квартиры.

— Ты и это знаешь? Где мои окна? – удивилась Надежда, проследив за его взглядом. — Ты следил за мной? Решил отомстить? Зачем всё рассказал про Сашку?

— Угадала. Только не тебе, а ему. Ты мне сильно нравилась, а он… Он не заслужил тебя. На чай не напрашиваюсь. Пока. – И Женя пошёл прочь, не оглядываясь.

Надежда медленно поднялась в квартиру.

— Ты чего одна? Где папа? — В прихожую вышла Иришка. – Вы поругались?

— Нет. Просто устала. Папа скоро придёт. Если придёт, — буркнула себе под нос, чтобы дочь не слышала.

Сашка пришёл через час с виноватым и каким-то решительно настроенным видом. Они всю ночь выясняли отношения, кричали друг на друга шёпотом на кухне, чтобы не разбудить Иришку. Сначала муж отпирался, мол, нафантазировала себе чего-то. Но потом сознался в своих изменах.

— Уходи. Думаю, тебе есть, куда. – Надежда устало отвернулась.

Муж ушёл, хлопнув дверью, когда уже рассвело. Ложиться не было никакого смысла, через два часа вставать. Надежда мерила шагами комнату. И что теперь? Как жить одной, она не представляла. Зачем они вообще пошли на этот день рождения? Теперь жизнь не будет прежней. А какой будет?

Сашка не вернулся за вещами ни через день, ни через неделю. Надежда ждала, но не звонила. Корила себя, что не сдержалась, что разрушила спокойную налаженную жизнь. Теперь не нужно бегать по магазинам, готовить на ужин мясо. Они с дочерью довольствовались малым. Не надо стирать каждый день рубашки и носки. Освободилось много времени для себя. «В общем-то, в каждой потере есть хорошее», — думала Надежда.

Однажды она медленно шла с работы, когда Женя преградил ей дорогу, встав на её пути.

— Привет. С работы? Прости, я стал причиной вашего разлада.

— Ты как всегда хорошо осведомлён, — язвительно сказала она, но сердце снова радостно стучало в груди.

— Открою страшную тайну. Мы выделись с Сашкой. Так, посидели в кафе.

— Как? – ахнула Надежда. – А где он живёт? Почему не приходит домой, хотя бы за вещами?

— У него есть давно женщина. И вещи тоже. Ты многого о муже не знаешь.

— Да уж.

— Слушай, я тут ищу подарок на юбилей сотруднику. Голову сломал, что подарить человеку, у которого всё есть. Поможешь? – он с надеждой посмотрел на неё.

— Пойдём. – И Надежда повела Женю в антикварный магазин.
Время есть. Его у неё слишком много теперь.
Они выбрали старинный набор из четырёх фужеров знаменитого дореволюционного стекольного завода.

— Как хорошо, что я тебя встретил. Я бы не догадался. А давай в кафе посидим? Или…

— Или… Пригласи меня к себе, – вдруг сказала Надежда.

Квартира Жени была похожа на берлогу холостяка. Вещи валялись повсюду: на стульях, диване.

— Есть хочешь? У меня есть только пельмени. Могу сделать яичницу. – Женька суетливо собирал разбросанные вещи.

— А дети у вас с женой были? – осторожно спросила Надежда.

— Нет. Не получились. Из-за этого мы в последнее время отдалились друг от друга. Но чаем я тебя угощу. – Женя поставил чайник на плиту.

Он пили чай и вспоминали институт. Надежда с удивлением чувствовала, что не испытывает неловкости, словно не было этих двадцати лет. Но настало время уходить. Она поблагодарила за чай и встала из-за стола. Женя тоже поднялся. На одно короткое мгновение они застыли, глядя друг на друга, а потом подались навстречу друг другу.

Первый поцелуй был долгим и нежным. Так Надежда целовалась только со Славкой в десятом классе. Потом с мужем… Но в последнее время он только по-дружески чмокал её в щёку.

Сердце бешено колотилось в груди, ноги подкашивались…

Когда Надежда проснулась, солнце ещё не поднялось над крышами домов. Из ванной доносился шум льющейся воды. Она вскочила с кровати и быстро оделась. Спохватилась, что не позвонила дочери, не предупредила её. Хотела позвонить, но телефон разрядился. С ней такого не случалось ни разу в жизни – забыть о дочери. Помутнение какое-то.

Надежда торопливо бежала по пустынным ещё улицам города, чувствуя необычную лёгкость, как в молодости. Прохлада утра остужала её разгорячённое тело. Хорошо, что не встретились с Женей. Не пришлось смотреть неловко в глаза друг другу, подыскивать какие-то слова…

Дома Надежда приняла душ, выпила кофе. Удивительно, но она не испытывала никаких угрызений совести, если честно. Мужу она не изменила по причине отсутствия мужа.

Женя позвонил, но Надежда не ответила. Написала, что бы больше не звонил и не приходил.

Однажды она ехала в автобусе, повернула голову и увидела его. Её словно током пронзило до самых кончиков пальцев. Сердце бешено ухало в груди, Надежду бросило в жар. Какой-то мужчина шёл по проходу салона и на миг закрыл его от неё. А когда прошёл, Жени в салоне уже не было. Показалось? «Я с ума схожу. Мне везде он мерещится. Из головы не выходит».

Потом Надежда заметила изменения в себе.

— Может, климакс? – спросила она врача, хотя ответ сама уже знала.

— Вы беременны, — сказала доктор.
При этих словах Надежду обдало ледяным холодом. Того и гляди внуки пойдут, а она сама беременная. Время подумать, что с этим делать, ещё есть. Хотя, о чём тут думать? Она оставит этого позднего ребёнка.

Через месяц пришёл Сашка, уговаривал простить его.

— Надь, ну чёрт попутал. Больше этого не повторится.

— Я беременная. И аборт делать не буду.

— От него? От Женьки? – муж как-то весь сжался и напрягся.

— Уходи. Последний случай простила бы, но не те, прежние. Думала, у нас хорошая семья, а ты всё испортил. Уходи, — повторила она.

— Надь, да когда это было? Всё быльём поросло. Мы столько лет вместе… Ты хочешь это всё разрушить?

— Ты разрушал это много лет. Квартиру, если хочешь, разменяем.

— Нет. Живите. – И муж ушёл.

Надежда и жила, прислушиваясь к растущей в ней новой жизни. Срок родов приближался. А она очень их боялась. Не девочка уже, тридцать девять лет, как-никак.

Однажды звонок в дверь отвлёк её от бесконечных мыслей. На пороге стоял Женя. Они бросились навстречу друг другу, как два изголодавшихся друг по другу любовника.

— Почему же ты не пришла, не позвонила, не сказала, что беременна?

— Хотела разобраться в себе. А ты не хочешь спросить, чей это ребёнок?

— Я знаю, что мой. Я так счастлив. Впервые стану отцом. — Женя обнял Надежду.

Вот так нечаянно нагрянула любовь, когда Надежда совсем её не ждала.

Муж изменял ей всю жизнь, а она думала, что у них хорошая, дружная семья. И только случай открыл ей глаза. Но свою измену скрывать не стала. А кто возьмётся судить её, считая себя безгрешным, пусть бросит в неё камень…

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.64MB | MySQL:64 | 0,408sec