К кому идти

Нелегко старому человеку жить одному. В душе Алла Даниловна себя старой не считала. Но годы… годы… Скоро восемьдесят.

Судьбу у Аллы была нетяжёлая, как, впрочем, и нелёгкая. Вышла замуж за Василия. Он на десять лет старше её был. Сама-то красавицей никогда не слыла, ей тогда уже двадцать пять было. А взял её Василий после отсидки. Десять лет он пробыл, где-то в Сибири. В деревне ему от родителей дом хороший достался.

Здесь и дети родились – Лиза и Игорь. Выросли и в город подались. Квартиры там получили.

Вскоре после этого Василий умер. С легкими он всё мучился. Четверть века они вместе прожили. Алла и место на деревенском кладбище рядом с ним откупила. Хотела и после смерти рядом с ним быть.

Осталась Алла одна. На выходные в город к детям ездила, с маленькими внуками нянчилась.

Там в городе Геннадия и встретила. На вид он был невзрачным, но таким добрым. Всем сердцем полюбила его Алла. Переехала к нему в город. И со вторым мужем четверть века прожила. Четыре года назад, и он умер. И здесь место рядом с могилой второго мужа откупила. Ведь легко и счастливо прожила она с ним эти двадцать пять лет.

Стала женщина в последнее время чувствовать, что недолго ей осталось жить на этом свете. Вещи начала собирать в свой последний путь. Но… стал её один вопрос терзать…

У обоих детей машины. По крайней мере, они раз в год ездили в деревню на могилу своего отца. И Алла с ними ездила – Геннадий ей не запрещал. К тому же, Василий был законным мужем, а с Геннадием она даже расписана не была. Что детей и внуков смешить-то?

Вот к ней всё чаще и чащи мысли стали приходить: а к кому идти после смерти? Василий был законным мужем, отцом её детей. С ним она все трудности жизни переносила, детей воспитывала.

Но ведь и Геннадия она любила. А уж как он её любил! До пятидесяти лет она и не знала, что такая любовь существует. Да и в квартире до сих пор всё о нём напоминает.

***

Заиграла мелодия на её сотовом телефоне. Взяла его в руки и сразу вспомнила, как Геннадий этот телефон ей подарил, как учил им пользоваться. Надела быстро очки. Дочь. Той и самой уже шестой десяток недавно пошёл.

— Здравствуй, мама!

— Здравствуй, Лизонька!

— Мама, ты никуда не уходи. Я сейчас к тебе приеду. Мои мужики привезли из деревни мяса.

— Дочь, да куда уж мне мяса.

— Приеду. Сварим что-нибудь вкусненькое, посидим поговорим. А то моих внуков в садик отправили. Весь день одной не охота сидеть.

— Приезжай, приезжай!

Алла Даниловна для порядка поворчала, а сама любила, когда к ней в гости приезжают.

***

Где-то через час дочь приехала с двумя тяжёлыми сумками.

— Ой, как ты их дотащила?! – бросилась к ней мать.

— На такси. Мои все сели на свои машины и разъехались. Некогда видите ли им.

— Поменьше принесла бы. Мне это всё равно не съесть.

— Да у меня дома и холодильник, и морозильник продуктами забит.

Сложили все продукты к матери в холодильник. Сидят мать с дочерью на кухне, обед готовят и разговаривают.

— Мама, что-то я в комнате твой старый чемодан заметила. Уж, не в последний ли путь ты собралась?

— Пора уже, Лиза!

— Мама, что мы с Игорем тебя не похороним что ли? Живи и не думай даже об этом.

— Доченька, я о другом думаю, — опустилась Алла Даниловна на табуретку и заплакала. – Не знаю, к кому мне идти после смерти.

— Мам, мам, ты о чём?

— Лизонька, я отца вашего любила. Хотела и после смерти с ним остаться. Доченька, но я и Геннадия любила, четверть века с ним прожила. Они оба меня ждут, а я не знаю, к кому идти.

— Мама, перестань плакать. Ты о жизни думай, а не о смерти. Тебе ещё восьмидесяти нет.

— Чувствую, доченька, что недолго мне осталось.

— Мама, ты то же самое говорила, как только отец умер. А уж после этого, считай, тридцать лет прожила.

— Она всё равно, когда-то придёт.

— Всё, мама, прекращаем разговор об этом! Сейчас мясо уварится. Салатик приготовим. По глоточку сделаем. У тебя там в холодильники с твоего дня рождения стоит.

— Всё, доченька, не буду больше об этом говорить. Совсем тебя расстроила.

— Это мы, мама, виноваты. Нам всё некогда, а ты целыми днями одна. Вот тебе в голову такие мысли и приходят.

***

Долго сидела мать с дочерью. Жизнь свою вспоминал. Много в их жизни трудностей было, но ведь хорошего-то намного больше было.

Ближе к вечеру дочь засобиралась домой:

— Мама, я побежал! За внуками в садик надо сходить. Завтра мне в день.

— Тоже на улицу выйду. Тебя провожу, — засобиралась и мать. — Может, кто из соседей выйдет, на лавочке посидим.

Вышли из подъезда. Дочь на небо посмотрела:

— Ой! Там дождь собирается, — достала телефон. – Такси вызову.

— Дочь, на такси, наверно, дорого?

— Мама, это лет двадцать назад дорого было. Сейчас я на маршрутке тридцать рублей истрачу, а на такси шестьдесят.

Такси прибыло, буквально, минут через пять. Дочь поцеловала мать и уехала.

***

Алла Даниловна, не торопясь, добралась до своего второго этажа. Подошла к квартире. И тут увидела Леонида Кирилловича. То на третьем этаже жил. Тоже пенсионер и тоже одинокий. Он её увидел, улыбнулся:

— Привет, Даниловна!

— Лёня, это ты куда собрался?

— Мясца хотел купить. Сварить себе, что-нибудь.

— Так на дворе дождик.

— Значит, не суждено мне сегодня мяса отведать, — тяжело вздохнул сосед.

— Лёня, идём ко мне в гости! Дочь приезжала, две сумки продуктов привезла. Мы с ней мясного наварили. Тебя вот угощу!

— Даниловна, да как-то не удобно.

— Неудобно – это когда восемнадцать, а нам с тобой скоро по восемьдесят исполнится, — открыла дверь. – Заходи!

Куда деваться? Зашёл.

— Проходи на кухню! Я сейчас.

Зашла в комнату. Глянула в трюмо, пригладила волосы.

На глаза попался старый чемодан с похоронными принадлежностями.

— Ладно, ещё успею собрать!

Затолкала чемодан под кровать и, улыбаясь, вошла на кухню.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.61MB | MySQL:68 | 0,285sec