Эхо измены

 

– Вить, я уже дома! – Алла, не разуваясь, прошла на кухню с двумя большими пакетами продуктов, – помоги сумки разобрать!

В ответ – тишина…

– Вить, ну ты где? – сбросив сапоги и куртку, Алла заглянула в зал, потом в спальню…

На своей прикроватной тумбочке увидела лист бумаги…

Подняла…

Прочла…

Медленно, словно в замедленной съемке опустилась на кровать…

Несколько минут сидела в оцепенении…

Еще раз посмотрела на ровные строчки, написанные рукой мужа, и вслух, чтобы до конца осознать, прочла:

Прости. Я больше не могу быть с тобой. Прощай.
Виктор

***

Они выросли в одном дворе, ходили в один детский сад, потом – в одну школу. Пока были маленькими – дружили, повзрослели – стали встречаться. Красивая пара была – многим на зависть. Никто вокруг, да и они сами не сомневались: быть свадьбе.

И она случилась. Красивая, пышная, многолюдная. Сразу после того, как ребята окончили один и тот же университет, правда, разные факультеты. Алла – лингвистический, Витя – юридический.

После свадьбы Виктор внес Аллу на руках в собственную двухкомнатную квартиру, которую сообща подарили им родители. Сообща – потому что дружили много лет и за это время стали практически родными… Никому из них в голову не пришло, что Витя с Аллой могут когда-нибудь развестись…

Действительно, с чего вдруг? Они же знали друг друга с детства. Поэтому ни о каких притирках характеров или об отсутствии взаимопонимания и речи быть не могло.

И не было…

Ребята прекрасно жили, быстро освоили житейские премудрости и вскоре стали родителями двух прелестных девочек, которые родились с разницей в два года.

Так что к десятилетию совместной жизни семья подошла с домом – практически полной чашей, двумя детьми – девчонки уже ходили в школу, и с полной идиллией в отношениях – папа и мама любили друг друга на радость старшему и младшему поколениям.

 

 

Юбилей свадьбы решили отметить на базе отдыха. Виктор и Алла радовались как дети. Очень уж нравилось им это место: уютный зал с кондиционером, прекрасное обслуживание, шикарное меню. И, конечно, небольшое, но очень живописное озеро, которое неожиданно открывалось внутри лесного массива…

В день юбилея, когда до прибытия гостей оставалось чуть больше двух часов, Алла неожиданно обнаружила, что у нее на пальце нет обручального кольца.

– Я его дома оставила! – она чуть не расплакалась.

– Зачем ты его вообще снимала? – удивился Виктор.

– Так фарш вымешивала, вот и сняла. Надо за ним съездить!

– Зачем?

– Вить, ну а как? Свадьба, а я без кольца…

– Я не могу ехать, Аленка, час назад пива выпил…

– Так я сама! Подумаешь, каких-то двадцать километров.

– Ладно, давай. Только смотри, аккуратно…

– Вить, ты не волнуйся. День на дворе, погода прекрасная, и я – не первый раз за рулем. Я быстро. Ты даже соскучиться не успеешь!

Алла уехала…

Гости собрались…

Ее все не было…

Виктор места себе не находил. Звонил, наверно, раз двадцать. Алла не отвечала.

И вдруг – позвонила! Виктор уже собирался устроить жене выволочку, но неожиданно услышал в трубке мужской голос, который сообщил, что Алла попала в аварию…

Она осталась жива. Правда болела очень долго. Виктор все это время был рядом: навещал в больнице, ухаживал дома. Дети и домашнее хозяйство, понятное дело, тоже были на нем.

Родители, конечно, приходили, помогали, поддерживали, но основная нагрузка все-таки легла на Виктора.

Наконец, когда Алла стала самостоятельно и довольно хорошо передвигаться, муж отправил ее в санаторий. Она не хотела ехать, но Виктор настоял:

– Аленка, это последний этап, пойми. Нужно пройти полный курс реабилитации, чтобы потом нормально жить. Ты не горюй. Время пролетит быстро, и мы снова будем вместе. Держись, моя хорошая. А за нас не волнуйся, мы справимся.

И Алла уехала…

В первые дни она никого не замечала, кроме медперсонала.

А потом увидела его…

Бывший военный, статный, красивый, галантный. Он сразу обратил внимание на Аллу и понял, что сам произвел на нее впечатление.

Дальше все просто: ухаживания, цветы, комплименты, подарки, гуляние под луной… Алла, которая никогда не встречалась ни с кем, кроме Виктора и даже намека не имела на какие-либо другие отношения, попалась как девчонка. Потеряла голову… Бурный роман оказался скоротечным наваждением. В номере своего кавалера Алла ночевала всего один раз…

Через неделю срок пребывания мужчины в санатории истек, и он благополучно уехал… Еще через пару дней морок рассеялся, Алла пришла в себя и ужаснулась тому, что натворила.

Несколько дней женщина проплакала. Не знала, что ей делать и как быть. Она никогда не лгала Виктору и не представляла, как будет это делать.

– Я все ему расскажу, – уронила она вслух прямо в палате, не заметив, что соседка еще не ушла на процедуры.

– Кому? Мужу? – понятно, что в санатории все знали обо всех романах.

– Кому же еще?! – в сердцах выкрикнула Алла.

– Ты что, д@ура@?! Зачем?

– Я совершенно не умею врать…

– Научишься. Если хочешь и дальше с ним жить – ничего не говори. Потом и сама все забудешь.

Она не забыла…

Нет, Виктору ничего не сказала, и он ничего такого не заметил, хотя глаза жены почему-то показались ему грустными…

Жизнь Аллы пошла своим чередом: работа, дом, дети, любимый муж…

Только теперь женщина все реже улыбалась, все чаще тайком плакала. Чувство вины не давало ей покоя, муки совести – грызли душу…

Сто раз она принимала решение признаться Виктору в содеянном, но так и не решилась. А он, видя, что жена сама не своя, окружал ее все большей заботой, не зная, как угодить.

Это было невыносимо…

И вдруг, спустя семь лет после аварии, Алла снова заболела.

То ли проявились последствия многочисленных травм, то ли сказалось нервное напряжение последних лет, но диагноз оказался неутешительным: онкология.

И снова все родные во главе с Виктором бросились спасать Аллу: ведь речь шла о ее жизни!

Курс лечения врачи определили. Периодически Алла ложилась в больницу на пять-шесть дней, чтобы пройти необходимые процедуры. Однако, улучшений все не было…

И вот тут случилась нечаянная встреча…

В очередной раз Алла попала в одну палату с той самой женщиной, с которой познакомилась в санатории. Та ее узнала. И снова дала совет:

– Видимо, пришло время облегчить душу, рассказать мужу правду, – сказала она, – кто знает, сколько тебе осталось?

И Алла, измученная болезнью и совестью, опять послушалась…

Виктор выслушал ее молча… На лице не дрогнул ни один мускул. Только глаза потемнели от боли…

А потом он, будто ничего не случилось, продолжил борьбу с болезнью жены. Возил Аллу к разным светилам, покупал лучшие лекарства, следил за тем, чтобы в больнице ей было максимально комфортно…

И болезнь отступила!

Казалось, можно выдохнуть… Теперь счастью не будет конца…

Но через полгода, когда эмоции улеглись, Виктор ушел от жены. Не мог больше жить с правдой, которую она ему рассказала. И простить не мог… Поэтому собрал свои вещи, написал записку и ушел, пока Аллы не было дома…

***

Перечитав записку, наверно в десятый раз, Алла наконец поняла, что Виктор ее бросил. Бедная женщина завыла как раненый зверь (хорошо, что девочек не было дома). Так завыла, что прибежала соседка:

– Что случилось? Кто умер? – испуганно спрашивала она, но Алла не слышала…

Ее мир рухнул…

Она вскочила, бросилась из квартиры на улицу. Пока спускалась в лифте, решила бежать к родителям мужа – куда ему было еще идти? Там она его и нашла.

Не обращая внимания на свекра со свекровью, Алла упала перед Виктором на колени… Умоляла простить, просила вернуться…

Он помог ей встать… Вытер слезы на ее лице… И чуть слышно проговорил:

– Не надо… Я не вернусь… На развод подам сам… Все вам оставлю… Девчонок не брошу… Не плачь…

***

Уже несколько лет как они развелись. Оба заметно постарели, осунулись.

У обоих в глазах – боль и тоска…

Тоска по утраченному…

Не договаривают все:
И старцы мудрые, и дети,
Речушка в средней полосе,
Ромашка в поле и в букете.
И скрытен день, и ночь темнит,
И утро тихой тайне радо.
Сама судьба секрет хранит.
Не договаривай. Не надо…
Лариса Миллер

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.67MB | MySQL:64 | 0,314sec