Единственная радость

У Ларисы было счастливое детство. Папа, мама и маленькая хорошенькая девочка – свет в окошке. Здоровенькая, сообразительная, круглая отличница. Мечта, а не девочка.

Всюду Лора оказывалась в центре внимания – так часто бывает с легкими на подъем детьми, у которых все хорошо получается. В садике она не стеснялась выступать, слету запоминала длинные стихи и читала их с выражением. В школе ей легко давались все предметы, она ладила с педагогами и сверстниками, все время состояла в каком-нибудь активе – то пионерском, то комсомольском, да и внешне была намного более чем симпатичная: нравилась мальчикам, девочки завидовали.
А после школы все пошло наперекосяк. Началось с того, что золотая медалистка не поступила в самый обычный – в столицу мама не пустила – вуз на дневное отделение: схватила ДВА балла на контрольной по математике. В итоге пошла на заочное, год болталась в школе пионервожатой, имея план поступать снова на дневное. Потом стало ясно, что учиться и работать – не самый плохой вариант. Через некоторое время Лариса удачно устроилась в частную фирму, в хорошую команду и вскоре увидела огромную разницу между собой и одноклассниками-студентами.

С работой все наладилось, Лариса быстро выросла до главного бухгалтера, хорошо зарабатывала. С личной жизнью не везло. Да что там – ее просто не было. Красивая, умная, успешная… для мужчин она была как невидимка. Школьным подружкам, уже замужним, это казалось странным: Лора без всякой натяжки, по их мнению, выглядела более привлекательной, чем они.

Как-то, в очередной раз собравшись на чей-то день рождения, Оля с Таней, накрывая стол, об этом заговорили:

– Опять Лариска одна придет, надо было пригласить кого-нибудь ей в пару.

– Кого, например?

– Да какая разница. Вот хоть Сашку, друга твоего Андрея. Он же свободен?

Андрей, проходивший рядом, хмыкнул:

– Зачем вам Сашка?

– Лоре пару ищем, чего она будет одна скучать.

– Ларисе? Не, она же страшная.

Подружки переглянулись… Страшная? Когда-то самая популярная девочка в школе. Теперь стройная, ухоженная, эффектная молодая женщина. Именно такой они обе видели свою одноклассницу. А еще через полгода примерно тоже самое Ольга услышала от своего мужа. И поняла: внешность ни при чем. Это другое. Качество энергии, если хотите. Внутренние настройки. С годами – Лариса так и жила с мамой – стала замечать, что в поведении подруги помимо вечного желания продавить свою точку зрения, есть что-то еще неуловимое, какой-то запрет на приближение. Словно на лбу написано: «закрыто» или «меня нет, я ушла».

Ларисе почти 50, она все еще одна. Точнее – с мамой. Папа больше десяти лет назад умер. Как раз тогда Лора встретила мужчину, решилась уйти из дома, они с возлюбленным сняли однушку. Почувствовать свободу Лора не успела. Через пару месяцев пришлось вернуться в родительскую квартиру: поддержать овдовевшую маму. Дочь думала, что вернулась на время. Но нет. Мама до сих пор страдает. Тихо, но выразительно. Ничего не требует, напротив: «Лорочка, я мешаю твоему счастью», не ругается, упаси Господи. Как можно? А сама плачет от горя, в глазах вечный вопрос: «Вот умру, кто тебя будет любить?». Не мытьем, так катаньем эта мама всегда оказывается на троне жертвы.
Короче, в свои 49 Лариса старается жить так, чтобы не огорчать маму, не расстраивать ее своими неудачами, не жаловаться. Она все время на связи, надо быть рядом и быть самой заботливой. Как и в детстве Лариса несет флаг «Я – мамина единственная радость» и продолжает бороться за звание «Самой лучшей девочки на Земле». К вечному чувству вины за злость и бешенство в отношении матери, которые периодически Ларису накрывают, добавилось обреченное понимание: уходить уже поздно, мать совсем слабая, ей и правда мало осталось.

Есть такая русская поговорка про матерей – «Детям век заедает»… и как страшно видеть ее наяву.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.62MB | MySQL:62 | 0,298sec