Двое под зонтом

В один миг серый обрывок тетрадного листочка лишил Вальку спокойствия и перевернул всю ее жизнь. Она вновь и вновь перечитывала текст любовной записки.

— Ух, подлючка! — шептала она, размазывая кухонным фартуком слезы на лице.

В ее душе клокотал вулкан страстей. С таким вероломным обманом она столкнулась впервые.

***

Только вчера она от души радовалась тому, что муж, переболевший туберкулезом, получил бесплатную путевку от предприятия и поедет поправлять свое здоровье в санаторий. Энергично размахивая дамской сумочкой, Валька вприпрыжку летела в магазин, когда в дверях натолкнулась на главного бухгалтера с работы мужа. С воодушевлением, громко и искренне, Валентина принялась благодарить ее за оказанное внимание и, улыбаясь до ушей, расхваливала руководство конструкторского бюро. Пожилая хамоватая женщина с прищуром взирала на нее.

— Зря расшаркиваешься, Валентина, — протянула она, ехидно улыбаясь, — никаких путевок у нас отродясь не было, чет наплел тебе благоверный!

Бухгалтерша усмехнулась, окинув многозначительным взглядом Валентину. Ее монументальная фигура с трудом протиснулась вперед и скрылась за дверью. Ошарашенная Валька осталась в магазине, пребывая в полной прострации. Очнувшись, побрела домой. Ее счастливое настроение растворилось, будто сахарные кристаллики в утреннем чае. Сгорбившись и понурив голову, она вошла в квартиру, прошла мимо трюмо, остановилась и критично оглядела себя.

— Субтильная пигалица, — погрозила она пальцем своему отражению, — как на тебя смотрела эта бухгалтерша! Всем им завидно, что у такой простушки, как я, муж завидный и красивый, да еще и при должности! Намекала, змея, явно на то, что он меня за дурочку держит.

Виталий действительно имел атлетическое сложение, правильные черты лица и светлые густые кудри, поэтому пользовался успехом у женского пола. Валентине приходилось придумывать всевозможные причины для того, чтобы отказываться от приглашений в компании. Она же была низкорослой и очень худенькой, с милым, но простоватым лицом. Конечно, для всех окружающих оставалось загадкой, почему такой выдающийся красавец женился на Вальке.

Смутные сомнения терзали ее весь день, поэтому быт домохозяйки превратился в сплошное недоразумение. Вначале она бросила макароны в холодную воду, и они все слиплись, потом разбила любимую чашку, а из духовки извлекла сгоревшие остатки пирога.

Вечером, когда муж пришел с работы и скрылся в ванной, Валька устроила тщательный обыск его вещей. И вскоре нашла в пиджаке смятую записку! Ее содержание было недвусмысленно: «Жду тебя, родной и любимый, в номере санаторском, примем лечение и сексуальное оздоровление!».

Валька ошалела. И не столько от пошленького письмеца, сколько от наглости своего мужа. «Совсем, олух, обнаглел — компромат домой принес! Сволочь какая! — подумала обиженная женщина, — Я ему тут ужин, обед и завтрак, двоих сынов-красавцев родила, в рот заглядываю, всем капризам потакаю, а он налево, безбожник!».

В порыве гнева она хотела бросить в лицо изменнику любовное послание и кинуться на него с кулаками, но, когда он показался из ванной, весь намытый и душистый, она «прикинулась лисой» и полезла к нему с объятьями. Муж чмокнул ее в щеку и бесцеремонно отодвинул в сторону. Прошел в спальню и с загадочный улыбочкой стал складывать парадные манатки в чемоданчик. Уходя, он похлопал жену по плечу.

— Не провожай меня, Валюша, я с Поповыми договорился, им на вокзал надо и они меня прихватят. Ну бывай, дорогая, подлечусь и, как новенький, к вам вернусь! С ребятами построже, — погрозил он ей пальцем и скрылся за входной дверью.

Тут Валька дала выход эмоциям. Принялась плакать, кричать, топтать ногами записку и сброшенный на пол фартук.

Потом, прямо в несвежем домашнем халате и тапках, нерасчесанная и неряшливая, побежала к матери и кинулась к ней с причитаниями. Воем выла: «Разведусь с похабником, не прощу измену!». А матушка на Вальку пристально так посмотрела и говорит: «А вот ты себя вспомни, как без отца осталась! По моей дурости ты полусиротой росла! Ходок редкостный твой папаша был, да только ты разве поняла это в детстве, меня же и обвинила! А ведь он прощения просил, а я его по своей гордыне отшила. А за свое счастье бороться надо! Жизнь — это не сказка в стихах, а избитая проза! Сама знаешь, он у тебя какой красавчик. Всю жизнь бабы за ним табуном ходили, и на тебя бы он не поглядел, кабы не расстался со своей красавицей-одноклассницей, и назло ей на тебе не женился! Это у тебя к нему любовь крепкая, а у него ты так, спасение от тоски».

— Мама, я им отомстить хочу! — причитала Валька.

— Самой лучшей местью будет, если вернешь его в семью, и он всю жизнь с тобой проживет! А уйдешь, достанется он другой, детей безотцовщиной сделаешь, а себя бабой одинокой, никому не нужной.

Она продолжила обучение.

— Нечего унывать-то, да с плеча рубить. Я тоже невелика красавица, но всегда себя считала женщиной с шармом. Вот сама видишь, второй раз замуж вышла. И ничего себе, живу! Еще раз тебе говорю — за свое счастье бороться надо!

— Ну и чем мне бороться, ма? — растерянно вопрошала Валентина. — Могла бы меня с орудиями помощнее родить, грудь дать поаппетитней, бедра покруглее.

— Не могла, — отрезала мать, — у самой нету. Будем обходиться шармом!

***

Отревелась Валентина всласть на материнском плече и, собрав в кулак волю, разработала план дальнейших действий. Сыновей определила к матери на проживание и купила билет на поезд до Ялты. Сходила в парикмахерскую и накупила себе обновок.

На следующий день преображенная молодая женщина долго крутилась у зеркала перед отъездом. После разговора с матерью она решила, что смело может претендовать на «шарм». По наследству.

А после того, как прилипчивый попутчик в поезде не давал ей проходу, уверенность Вальки в гипнотической силе своего природного обаяния значительно возросла. Полная решимости и чувства собственного достоинства, молодая женщина ступила на перрон курортного города.

Прибыв в санаторий, Валентина представилась администратору сестрой Виталия и начала выспрашивать у нее про жизнь мужа. Голубоглазая блондинка, похожая на буфетчицу, охотно рассказала ей все подробности.

— Я сразу обратила внимание на вашего брата. Фактурный мужчина! Приехал с шикарной женщиной и ни на миг с ней не расстается. Везде они вместе, обнимаются, милуются, воркуют как голубки!

— Вот гад ползучий! — заскрипела зубами Валька.

— Почему же? — вытаращила глаза администраторша.

— Да ему бабы всегда смазливые идиотки попадаются, — невпопад ответила Валентина, на ходу заглаживая свою несдержанность. — Вот как доказать мужику, что душевная красота важнее физической?

— Даже не представляю, — протянула симпатичная блондинка, украдкой поглядывая на себя в зеркало фойе.

Валька всучила администраторше купюру и завладела информацией о номере проживания любовников.

Комната была открыта, и Валя затаилась в ней, ожидая возвращения блудливой парочки после завтрака.

Она вздрогнула и приготовилась к атаке, когда дверь со свистом отворилась, и в номер шагнула высокая томного вида брюнетка с аппетитными формами. Ее полуприкрытые глаза мгновенно округлились.

— Вы кто? Что вы делаете в моем номере?

Валька встала с кровати, встряхнулась и всем корпусом пошла на соперницу.

— Это ты что тут делаешь? — звенящим от натуги голосом спросила она.

— Живу и лечусь, — удивлено ответила брюнетка.

— Хорош заливать, фикция туберкулезная! В позе бутерброда ты тут лечишься, на кроватке с моим мужем!

Испугалась полюбовница, вмиг слезу пустила. Вальке в ноги упала, прости, мол, меня, законная жена, не виноватая я, он меня соблазнил. На работе познакомились, любовь внезапно нас накрыла и не устояли — впали в грех.

А Валька дальше ее чистит:

— Что ж ты, подлая, в чужую семью лезешь? Вот вроде красивая, а что ж у тебя силенок не хватило на свободного мужичка? Женатого любая может соблазнить, он же в разнообразии ограничен. Тока помани. В народе не зря говорят: «Сучка не захочет, кобель не вскочит!». Нет тебе прощения!

Валентина ухватила стоящий в углу цветастый зонтик и с удовольствием тюкнула им по мягкому месту противницы. Та истошно завизжала и стала звать на помощь. Из-за чего Вальке пришлось спешно ретироваться на улицу, прихватив с собой орудие возмездия.

Там моросил мелкий дождь.

Отдышавшись в парковой зоне санатория, мстительница устало опустилась на лавочку и раскрыла над собой зонтик. Праведный стресс вконец обессилил Вальку, но она чувствовала удовлетворение и радость от того, что возмездие свершилось.

Очнулась она из-за удивленного окрика мужа.

— Ой, Валя! — оторопел он. — А я мимо иду с процедуры и думаю, кто ж тут гуляет под дождем? Я тебя сразу-то и не признал. Выглядишь по-новому! Ты приехала-то зачем, Валюша?

Женщина подняла на него опустошенные глаза и ответила:

— Познакомилась вот с твоей зазнобой из 310-го.

Виталий ошарашенно приземлился на скамейку рядом с женой и задал идиотский вопрос:

— И как она тебе?

— Дура! — констатировала Валька, — накостыляла я ей!

— Ну и правильно, — неожиданно изрек Виталий, хлопнув себя по коленке. — Она ж меня практически насильно соблазнила… Так все случайно получилось, прям даже сам не понял, как влип, — раскаивался муж.

— Продуманная у тебя, Виталик, случайность! Заранее билеты заказали и номер! — Валентина резко отвернулась от него. У вас и секс, наверное, случайным был каждый день?

— Да, каждый, — сморозил Виталий в ответ, — но редкий, — испуганно поправился он.

На глаза Валентины навернулись слезы, ей хотелось съездить ему зонтиком прямо по красивой физиономии. Но тот вовремя разгадал ее намерение, сгреб жену в охапку и жадно впился в ее губы. Измотанная борьбой Валька расслабилась и… сдалась в плен любимому мужу.

— Валь, прости ты меня, дурака! Не хочу с ней жить, я с тобой привык, с детьми. Чужая она мне, ну бес попутал, природа мужицкая! Не нужна она мне, понял я, что лучше тебя нет никого!

Дождик усилился, и двое под зонтом крепко обнялись.
По возвращении домой Виталий больше не болел. И в санатории не ездил.

Автор рассказа: Татьяна Романовская

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.6MB | MySQL:62 | 0,283sec