ДНК перед завещанием

— В смысле пройти тест ДНК? — слушал, но не мог воспринять услышанное от отца Костя. — Мне тридцать шесть лет и никогда не возникало подобных разговоров или подозрений, а сейчас, что случилось?

 

 

— Пойми меня правильно,- нервничал Юрий. — Мне шестьдесят пять лет, куча болячек и, неровен час, может что-то случится.

— Пока не вижу связи, — психовал мужчина. — Вы с матерью мне столько нервов вытрепали, но, оказывается, это ещё не всё.

— Мне это важно, а у тебя займет немного времени, — просил мужчина.

Костя в тот день ушёл от отца в ужасном настроении и пытался переварить услышанное, но это было непросто. Родители развелись больше двадцати лет назад, а всё успокоиться не могли. Мать повторно вышла замуж, отец все эти годы жил один. Казалось, столько времени прошло и можно прошлое оставить в покое, но они постоянно отпускали колкости и постоянно позволяли себе негативные высказывания в адрес друг друга. Константин любил обоих родителей, поэтому сглаживал углы и не относился слишком серьёзно к их выходкам. Всё казалось обыденно и привычно, но в этот раз родственники превзошли сами себя.

— Мать, что это за новости? — не сдержался Костя, пытаясь по телефону выяснить правду. — Почему отец на склоне лет решил проверить наше родство?

— Вот значит как, да?- взвилась на той стороне трубки Людмила. – Ну, я ему покажу! Он у меня запомнит, как нервы трепать!

Костя ничего не понял, списал всё на очередные чудачества рорителей и предпочёл забыть о новой информации. Только спустя несколько дней отец сам позвонил и повторил просьбу.

— Матери своей ты, конечно, зря нажаловался, — говорил он. — Она мне устроила грандиозный скандал, но я остался при своём мнении. Пойдешь со мной в лабораторию?

— Мне некогда заниматься глупостями, — психовал мужчина. — Если ты забыл, то у меня работа, двое детей-погодок и ремонт в квартире.

— Это займет мало времени, и я сам оплачиваю исследование, — не сдавался Юрий. — Прошу тебя только прийти в лабораторию.

— Да сходи ты уже, — уговаривала Костю жена. — Согласна, отец чудит, и меня бы тоже обидело такое поведение моего отца.

— Вот и меня обижает, — сердился мужчина. — Не понимаю, к чему эти глупые разборки и выяснения отношений.

— Если ему от этого станет спокойней, то сходи, — уговаривала Маша.- Спиши всё на возрастные чудачества и забудь о проблеме.

Костя ещё раз попытался с матерью поговорить, потому что хотел узнать причины поведения и подозрительности отца. Но она во время беседы нервничала и психовала, пришлось тему закрыть. Вся эта ситуация Константина здорово напрягала, поэтому он не мог нормально работать и постоянно думал о сложившейся ситуации. Сам Костя никогда не сомневался в родстве, а теперь всё начало казаться странным и подозрительным, начиная от категоричности отца, заканчивая нежеланием матери обсуждать эту тему.

— Ладно, записывайся на анализ, — сказал он в итоге отцу.

Юрий не обманул, в назначенный день они отправились на процедуру, которая заняла десть минут, и теперь только оставалось дождаться результата. Пенсионер явно нервничал и боялся, что его опасения могут подтвердиться, но старался демонстрировать непоколебимость и стойкость. Костя вскоре забыл о пикантной проблеме, только отец сам о ней напоминал.

— Нужно ещё немного подождать и мы узнаем правду, — говорил он сыну по время общения по телефону.

— У меня один вопрос, — бесился Костя. — Если результаты покажут отсутствие между нами родства, ты откажешься от общения со мной и своими внуками?

— Не знаю, — растерялся Юрий. – Нет, конечно. Я вообще об этом не думал, но хочу знать правду и имею на это полное моральное право.

Костя и сам не понимал, как станет действовать и вести себя в случае подтверждения опасений отца. Ему даже стали сниться кошмары с участием многочисленных родственников. Во снах они обязательно что-то хотели, вели себя агрессивно и напоминали персонажей фильмов ужаса.

— Зачем я только в это ввязался? — злился он на себя и жену, уговорившую поддаться на уговоры отца.

— Наверное, потому что не откажешься от Юрия Викторовича в любом случае, но ради его спокойствия готов на такие жертвы, — успокаивала мужа Мария.

— Ага, а он будет готов чуть что? — сомневался мужчина.

— Так других детей у него всё равно нет, к тому же, он тебя воспитал, так что, не вижу причин волноваться, — успокаивала его Маша.

— Знаешь, это так всё неприятно, что теперь и общаться с ним не хочется, — грустно сказал мужчина.

Юрий тоже переживал и волновался, только его поддержать было некому. Один по квартире скитался, коту на судьбу жаловался и не мог дождаться заветного дня получения результатов. На самом деле он давно хотел сделать этот анализ, но всё не мог решиться, сам себя отговаривал, а потом испугался, что времени мало остаётся.

— Так можно помереть в сомнениях и правду не узнать, — говорил он мурчащему Мурзику. — Я не молодею, хочу быть уверен, кому наследство достанется. Квартира-то хорошая, большая, почти в центре.

Бывшую жену Юрий всегда ревновал и подозревал в обмане. Никогда не ловил её на горячем, но это не казалось достаточным доводом для успокоения. Они даже развелись из-за несдержанности и ревности мужчины. Он постоянно контролировал Людмилу, вынуждал отчитываться о задержке на пять минут с работы и никогда не отпускал одну на встречу с подругами.

Но больше всего сомнений у него было из-за того, что бывшая жена уже через две недели после свадьбы заявила ему, что беременна. Он тогда очень удивился, но виду не подал. Правда, потом всю жизнь помнил о своих сомнениях, знал, что до него, у Людмилы был возлюбленный ещё со школы, с которым они неожиданно разругались.

А когда Косте исполнилось четырнадцать лет, жена не выдержала постоянной ревности и сама подала на развод. Тогда Юрий был уверен, что к любовнику решила уйти, а она вернулась с сыном к своим родителям и только спустя три года встретила человека, за которого вышла замуж.

— Теперь ты точно семью потерял, — сказал ему тогда отец. — Эх, ты, нужно было хотя бы ради ребёнка хорошие отношения беречь, а ты всё испортил.

Много лет прошлого после того, а Юрию покоя всё не было. Сейчас был рад, что решился на важный шаг и пошёл на исследование, но не знал, как будет жить дальше, если отцовство не подтвердится.

В назначенный день в лабораторию Юрий шел на негнущихся ногах и пытался справиться с ворохом неприятных мыслей. Он до сих пор не понимал, как станет жить дальше, если родство не подтвердится, но и продолжать жить в неведении боялся. Потом долго стоял перед входом в центр, не решаясь зайти. Полученный конверт решил открыть дома, боялся на улице упасть в обморок. Но и сидя на диване не смог этого сделать, забросив его в дальний шкаф.

— Сынок, я тебя люблю, и у нас обязательно всё будет хорошо, — говорил он позвонившему вечером сыну. —

— Родство подтвердилось, ты успокоился? — интересовался Костя. – Надеюсь, мы больше не будем возвращаться к этой теме?

— Всё хорошо, прости мою категоричность и упорство, — оправдывался мужчина. — Просто с возрастом на многие вещи смотришь иначе, но теперь я спокоен.

Костя после разговора с отцом бежал домой в приподнятом настроении, выдохнув усталость последних дней, и решив в честь этого даже купить детям ведёрко мороженого.

А Юрий так и не смог открыть конверт, решив сжечь его и выбросить пепел в мусор. Ему всегда отчаянно хотелось знать правду, а потом пришло понимание, что есть вещи поважнее. И даже если что-то и было в прошлом, теперь это не важно. У него был сын Костя и двое внуков, а результат анализа ярко сгорел, охваченный огнём.

Завещание мужчина всё-таки написал. Конечно же, всё имущество должно остаться его любимому сыну Косте.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.6MB | MySQL:66 | 0,362sec