Что у вас, туристы, в рюкзаках?

Все было хуже некуда: те, кого я еще недавно считал близкими друзьями, вышвырнули меня из совместного бизнеса, а Ленка в тот же вечер заявила, что не намерена дальше жить с неудачником.

Пришлось прибегнуть к испытанному еще с юности средству: махнуть куда-нибудь подальше и зависнуть там, пока все не утрясется само собой. Оставалось только достать с антресолей туристское снаряжение и рвануть «по местам былой славы» на российский Кавказ. Там и горы с дольменами, и до цивилизации, если потребуется, рукой подать.

До горы под названием Нексис я добрался без особых проблем. Стоянку себе устроил у дольмена Солнечный, и не только потому, что отсюда открывается прекрасный вид на окрестности Геленджика. Древнее строение, больше всего напоминающее карточный домик, сложенный из обтесанных каменных плит, называют почему-то «дольменом социального роста». Вдруг и в самом деле сработает?
Ничего здесь почти не изменилось, та же линия электропередачи, тот же поселок далеко внизу…

А это еще что за рощица? Раньше ее здесь точно не было. Ну и ну: молодая яблонька, две японские сливы, рябина и наша родная российская елка! Рядом виднелась одноместная палатка: наверно такой же, как я, турист-одиночка.

***

Ночь я провел на крыше дольмена: сперва честно пытался медитировать, затем просто таращился на крупные южные звезды и в конце концов сам не заметил, как провалился в глубокий сон. Пористая поверхность песчаника оказалась уютнее кровати.

Разбудили меня весело щебечущие девичьи голоса. Ну вот, прощайте, мечты о мирном уединении на природе! Перевернувшись со спины на живот, я осторожно подполз к краю и взглянул туда, откуда слышалась оживленная беседа. Ну и ну! Пятеро юных барышень расположились рядом с той странной рощицей. Усевшись прямо на траве, девушки что-то с аппетитом уплетали. Ясненько: изнеженные комнатные создания впервые выбрались на природу. Небось, и костер развести не умеют! Придется бывалому туристу устроить им мастер-класс.

Я потихоньку соскользнул на землю и направился к девушкам, по дороге одергивая спортивный костюм.

Больше рассказов — на нашем сайте razkaz.ru
− Доброе утро! − произнес я как можно любезнее. − Меня зовут Игорь, я как раз собрался пить утренний кофе. Не соизволят ли сеньориты разделить со мной мою трапезу? Развести огонь для меня дело пары минут.

− Огонь?! − с ужасом и отвращением в голосе откликнулась фигуристая барышня, чем-то похожая на Барбару Брыльску, но с волосами цвета молодой зелени.

− Вы хотите сказать, что сжигаете деревья, чтобы приготовить себе еду? − подхватила мощная девица скандинавского типа.

Как хорошо, что вчера я поленился развести костер! А то бы пришлось сейчас объясняться с экологинями-экстремистками. Эта валькирия, наверно, чемпион по толканию ядра.

− Ну что вы, какой еще костер? − заговорил я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно искреннее. − У меня портативная газовая плитка: и удобно и совершенно безопасно для природы.

Но барышни дружно отказались от кофе. Стараясь не афишировать свое любопытство, я разглядывал нежданных собеседниц. Кроме тех, с кем я уже поздоровался, чуть в отдалении сидели две пухленьких японочки и девушка чуть постарше, будто сошедшая со старой открытки в стиле пин-ап. Все пятеро говорили с легким незнакомым акцентом.

Разумеется, они тоже представились, но не похожие ни на что имена, произнесенные одно за другим, слились в моем сознании в набор звуков. Ладно, разберемся по ходу дела…

Некоторое время мы беседовали о погоде и прочих светских предметах. Затем, решив не надоедать, я поднялся на ноги и, пожелав компании приятного дня, отправился бродить по окрестностям.

Полазив по скалам и убедившись, что старые навыки никуда не делись, я вернулся к себе в лагерь. К моему изумлению, в окрестностях дольмена Солнечный никого не было. Моя палатка сиротливо желтела на фоне реликтовых пицундских сосен. И, что самое удивительное, вместе с компанией так же бесследно исчезла и рощица!

Заинтригованный, я внимательно осмотрел место их недавней стоянки. Если здесь еще недавно росли деревья, где ямы, где следы от лопаты? Я уже решил, что все это мне померещилось… Но внезапно мои необычные соседки обнаружились! Компания в полном составе танцевала что-то мистически-этническое на площадке возле дольмена Лунный, он же дольмен женской энергии. Рощица тоже находилась поблизости, будто всегда здесь росла. И та же самая одноместная палатка.

Заинтригованный, я продолжал следить из-за выступавшего на поверхность каменного валуна. Невиданное зрелище! Казалось, на девушках надеты невероятные бальные платья, переливающиеся всеми оттенками зеленого. Кудряшки девы, похожей на Барбару Брыльску, светились в лунном свете будто корона, торчащие косички великанши выглядели озорными рожками, японочки со своими короткими стрижками смотрелись настоящими феями из детской сказки… Я зажмурился, не веря глазам своим. А когда снова посмотрел вперед, представление уже закончилось. Но где же сами артистки? Рощица, палатка – и никого.

Ага, значит, заметили, что я здесь, и решили разыграть! Ладно, барышни. Я тоже умею играть в прятки. Вспомнив армейские навыки, я по-пластунски обогнул площадку возле дольмена. Но ни с одной, ни с другой стороны никого не было. В самом дольмене и на крыше тоже пусто. Мысленно извинившись за вторжение, я заглянул в палатку. Пять рюкзаков сложены аккуратным рядочком, и все. И куда их, спрашивается, унесло?

Хорошо, посмотрим, кто кого переупрямит! Устроившись за тем же валуном, я решил подождать возвращения соседок. Но довольно скоро я понял, что я уснул и вижу сон. Прямо из ствола яблони, стоявшей ко мне ближе остальных деревьев, высунулась пухленькая девичья рука и призывно замахала мне. Вслед за рукой показалась и сама девушка-пинап – сперва верхняя часть, а затем и вся целиком. Точно так же на полянке оказались и ее спутницы: Барбара Брыльска − из рябины, скандинавская дева – из ели, японочки одновременно синхронным движением плавно отделились от своих слив. Хихикая и насмешливо перешептываясь, они вытащили из палатки рюкзаки, сложили палатку, а затем началось уж вовсе непонятное. Каждая подошла к своему дереву, подняла его и засунула в рюкзак, будто фикус в горшке. Потом они надели рюкзаки и двинулись вниз по тропинке, ведущей к шоссе. А на моем валуне вдруг появилась страхолюдная рожа, которая принялась бормотать финансовые прогнозы. Это было все, что я запомнил из моего сна.

***

Проведя день в уединении, я неожиданно понял, что мне тут уже скучно, и решил сменить место дислокации и переместиться в фермерское хозяйство «Дольмен» на реке Пшаде. Нечто вроде парка, с дольменами в роли экспонатов, кафешками и сувенирными лавочками. Ночевать на этой окультуренной территории не разрешалось, но именно в это время года речка Пшада мелеет, и в середине ее русла образуется маленький симпатичный островок, вполне пригодный для стоянки.

Пройдя по знакомым аллеям и порадовавшись, что все здесь осталось по-прежнему, я вышел за пределы парка. Вот и островок, никуда не делся.

Но что это?!

Несколько минут я изо всех сил тряс головой и тер глаза. На мелких белых камушках стояла уже знакомая ярко-зеленая палатка. А рядом те же самые деревца, каждое торчит из овальной пластиковой бочки.

Интересно, зачем им это надо? Или перетаскивание деревьев у экологов входит в программу тренировок? Ответить на мой вопрос было некому. Кроме меня, на острове стояли только деревья в кадках. А деревья не разговаривают. Хотя эти, я готов был поклясться, шелестели листьями, будто пересмеивались. И это несмотря на отсутствие ветра!

Поставив рюкзак на уже высохшую щебенку, я обошел вокруг островка. Устраивать стоянку, не согласовав с девушками, которые пришли сюда раньше, было как-то не по-джентльменски. Подожду, когда вернутся.

Время шло, и делать мне было совершенно нечего. Обойдя несколько раз островок по периметру, я остановился перед деревцами. Нечего сказать, хороши хозяйки – сами отправились гулять, а зеленые насаждения тут сохнуть должны. Но лезть в реку и зачерпывать воду мне было лень. Поступим проще: в наружном кармане почти нетронутая бутылка минералки.

Чувствуя себя спасителем живой природы, я открутил у двухлитрового баллона пластиковую крышечку и направил пенящуюся пахнущую сероводородом струю прямо в кадку с рябинкой.

− Фу, какая гадость! − неожиданно раздалось у меня прямо над головой. − «Целебная», еще и с пузырьками! Терпеть ее не могу!

Подняв голову, я застыл с открытым от изумления ртом. Зеленоволосая польская киноактриса наполовину высунулась из ствола рябины. Девушка недовольно морщилась, чихая и закрывая себе нос обеими руками. Наконец она сорвала со стоящей рядом яблони листик, который тут же использовала в качестве носового платка.

− Ай, ты что щиплешься! − тут же послышался недовольный голос.

− Девочки, не ссорьтесь! − раздалось у меня за спиной. − Могу поделиться иголками, мне не жалко.

Со стороны, где стояли японские сливы, послышались явственные смешки.

− Скажите, я сошел с ума? − поинтересовался я, глядя на красотку, которая высунулась из дерева уже по пояс. − Или просто на солнце перегрелся? Я же, как приехал, ни капли алкоголя! Вот честное-пречестное.

Смех со всех сторон стал еще громче.

Они еще и дразнятся! Ни на кого не глядя, я решительно направился к своему рюкзаку.

− Подождите, не обижайтесь! − окликнули меня.

Я оглянулся. Компания в полном составе стояла рядом с деревьями.

− Вы не сошли с ума и не перегрелись, разве что немного, − лукаво улыбаясь, продолжила яблоневая красавица.

− А вы… это… как? − только и смог я выдавить из себя.

− Все очень просто, деревья − наш дом, − пояснила спортсменка, до странности похожая на свою ель. − А палатку мы ставим только для вещей, что же тут непонятного?

− Но зачем такую тяжесть таскать с собой? Палатка-то весит гораздо меньше, и жить в ней, эээ…. удобней!

− Охранять свое дерево − долг каждой дриады, − с неожиданной твердостью в голосе произнесла одна из японочек. − Если мы перестанем уважать традиции, вот что превратится мир?

− Раз уж ты такая ревнительница старины, так и оставалась бы на месте, − фыркнула в ответ дева из рябины.

− Традиции традициями, а прогресс все равно не остановить! − гордо заявила вторая обитательница японской сливы. − К тому же визит на историческую родину…

− Историческую родину? − переспросил я, совершенно переставая что-либо понимать.

− Большинство дриад, водяных и прочих представителей волшебного народа эмигрировало в свое время из вашего мира, − начала великанша из ели. − Он стал, как у вас говорят, непригодным для проживания. Рубить дерево, чтобы отметить праздник, это что за дикий обычай!

− Кстати, лет десять назад к нам буквально хлынули виноградные феи. Оказывается, люди решили таким способом бороться с пьянством, − добавила яблоневая красавица. − Моих родственниц это, к счастью, не коснулось. Ведь яблочный сидр готовят в Европе, а там к природе относятся намного бережнее.

− А эта кошмарная фантазия с поворотом рек! − подхватила рябиновая дева. − Наяды и русалки до сих пор не отошли от стресса!

− Ну и как вам на исторической родине? − поинтересовался я.

− Мы с удовольствием пообщались с теми, кто пока остался здесь, решили поддерживать контакты. Кстати, мы заметили, что вы тоже нашли общий язык с каменным троллем.

− С троллем? Так значит, это тоже был не сон?!

***

На следующий день я проводил путешественниц к ближайшему порталу − неглубокой пещерке за поворотом реки.

Кстати, финансовый прогноз каменного тролля очень пригодился. А вот дриады, обитающие в пицундских соснах, на контакт так и не пошли. Не доверяют, что ли?

Автор рассказа: Злата Линник

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.6MB | MySQL:66 | 0,301sec