Человек и птицы

— Я её выхожу, обязательно… И Фенечкой назову, — говорила женщина, заворачивая маленькое слабое тельце в куртку. И лисичка вдруг почувствовала, что это мамины руки её качают…

Он работал смотрителем в зоопарке. Кажется, именно так называется должность, при которой надо кормить животных и убирать за ними. Зоопарков он не любил, но кто-то же должен был ухаживать за несчастными, сидевшими в клетках?

Вот он и ухаживал. Как мог. Со всеми разговаривал, всех старался погладить. Всем уделить внимание. И его ждали. Все.

А особенно, та часть, где жили птицы. Почему-то он особенно склонен был к пернатым. Садился и слушал их пение. И разговаривал, а они прислушивались к нему. И со временем привыкли к странному человеку, садились к нему на плечи и руки. Они что-то ворковали в его уши. Поклёвывали их и дёргали за волосы, а он улыбался и старался погладить.

Особенно он был привязан к попугаям. Почему-то ему казалось, что он понимал их язык. И они не обделяли его своим вниманием. Дрались нещадно за право сесть ему на голову и на плечи. И, что уж тут поделаешь, покакивали на его рабочую куртку, а он… смеялся.

И посетители обожали смотреть за этими миниатюрами. Они приводили детей и ходили толпами за смотрителем-уборщиком. Фотографировали и смеялись, показывая на него пальцем.

Он не обижался. Люди. Что с них возьмёшь? Странные они существа. Не понимают языка животных и птиц. А ведь те так ясно говорят то, что думают и хотят. И вот однажды…

Один из птенчиков попугайских, кажется, жако, был очень слаб. Его осмотрел ветеринар и сделал вывод – обречён. Не ест, не привыкает к человеческим рукам и не толкается среди сверстников. Короче говоря – не жилец.

Ну, смотритель и пошел к начальнице птичьего отделения. И выпросил себе умирающего птенца.

— Отдайте, — говорит. — Если смогу, спасу. А если нет, то умрёт у меня на руках, как и полагается человеку…
Посмотрела, посмотрела на него дама-начальница. И подумала:

“Странный человек. О птице, как о человеке рассуждает. Пускай себе возится с ним дома, у нас итак не хватает людей. Кто на такую зарплату пойдёт?”

И отдала.

Забрал он малыша и назвал его Кукочка. Что оно такое, он не знал, но очень уж ему слово понравилось. И начал он за Кукочкой ухаживать. Вкладывая ему в клювик кашку и специальный корм, приговаривал:

— Кушай, Кукочка. Кушай, лапочка. Ты должен вырасти большим и сильным.
И что вы думаете, дамы и господа? Кукочка таки выжил. Он решил, что за ним пришла его мама и никак иначе нельзя.

Теперь на работу смотритель приходил с большим, красивым, краснопопым жако на плече. Тот не отходил от него ни на шаг и всем посетителям охотно объяснял, что он Кукочка, Пусечка, Птичка, Водичка и Касяпа-кракасяпа.

И дети, а с ними и их папы с мамами, были просто в восторге. А особенно, когда смотритель с Кукочкой заходил в вольер к разным попугаям.

Кукочка спрыгивал на землю и начинал, важно надувшись, ходить за своей мамой-папой. Он объяснял местным попугаям, что все они кукочки и касяпы, а вот это — его личная мама. И только он имеет право сидеть у него на голове, плечах и покакивать иногда на его куртку.

Какие тут крики и баталии начинались! Потому что, остальным попугаям тоже хотелось иметь такую маму.

И, глядя на всё это, начальница птичьего отделения решила оставить красавца-жако смотрителю. Потому что такая реклама ещё никому не помешала. А смотреть на странного человека, общающегося с птицами, как с людьми, собирались толпы больше, чем во всём остальном зоопарке.

Так оно и пошло. Больных, обречённых, раненых и тех, на кого махнули рукой, стали отдавать этому смотрителю. И он делал настоящие чудеса. Они почти все выздоравливали.

Так что, вскоре смотритель вынужден был построить во дворе специальный вольер для спасённых, а когда он приходил домой, то все они перекочевывали в квартиру, и тут начиналось. Писки, визги, драки за место на плечах и, самое главное, песни…

Вы когда-нибудь слышали, как поёт счастливый попугай? Что, не приходилось? А я вот слышал. Куда там соловью! И рядом не стоял. Такие трели, такие воркования. И смотритель-уборщик чувствовал себя по настоящему счастливым человеком. Потому что дома его ждали любящие его существа. Которые так пели, что соседи просились в гости с детьми — послушать.

Так он и жил. Самый главный попугай Кукочка следил за порядком дома, командуя разношерстной и скандальной толпой хвостатых. А на работе мужчина пользовался вниманием и любовью всей пернатой части зоопарка. Что, естественно, отражалось на посещаемости, а значит, доходах зоопарка. А это – немаловажно.

Много лет мужчина слыл человеком-птицей. Так его и называли посетители:

— Вон, смотри, сынок, человек-птица идёт. Пошли за ним, посмотрим. Обязательно что-нибудь интересное увидим.
И ходили за ним теперь не только жако Кукочка, но и какаду – Ангелочек, и ара – Пусечка. Так он и убирал. А за ним важно шествовали три пернатых красавца, переругиваясь и иногда покусывая друг друга.

Потому как, мамов-папов на всех не хватает. А этот, вообще один. И кто тут самый главный, самый любимый и самый близкий. Как решить? Вот то-то. Серьёзный вопрос. Тем более, если ты считаешь себя единственным птенчиком этого человека.

Но пришло время… А оно рано или поздно приходит для всех. Пришло время смотрителя уходить. Он почувствовал это утром, когда собрался подниматься, как всегда, на работу. Смерть дыхнула ему в лицо и придавила своей костлявой лапой к кровати. И заплакал человек.

Не за себя. За своих питомцев. На кого же они теперь? Кто же теперь будет им мамой-папой? Кто будет понимать их разговор и отвечать им? Кто погладит, пожалеет и пошерстит пёрышки?

Но птицы, они-то очень хорошо всё понимают. Они ведь не люди…

И жители окружающих домов вдруг увидели, как из открытых окон маленького домика смотрителя и из его вольера стали вылетать птицы и кружить над его домом, сжимая круги. Всё быстрее и быстрее. И к ним стали присоединяться все пернатые района. Голуби, вороны, скворцы, воробьи и вскоре…

Огромное кольцо из совершенно молча летящих птиц привлекло внимание всех людей, кто только мог их видеть. Круг всё сжимался и сжимался, птицы летели всё быстрее и быстрее…

А в зоопарке все пернатые стали кричать и биться о решетки. Они пытались вырваться на волю и присоединиться к этому кругу. Люди стояли на своих балконах и выглядывали из окон. Они останавливали машины и, стоя на тротуаре, поднимали головы вверх.

Казалось, что образовался небольшой смерч, прямо в центре города. А в своей квартире лежал смотритель-уборщик, и на его груди сидели самые близкие ему существа, жако Кукочка, какаду Ангелочек и ара Пусечка.

Они ворковали что-то своё. Такое старое, что наверное, только птеродактили могли понять их…

И Смерть больше не прижимала его своей костлявой лапой, сжимая горло и сдавливая грудь. Она стояла рядом и гладила человека. Она говорила ему успокаивающие слова и смотритель-уборщик улыбался.

Ему больше не было страшно и больно. Ему было хорошо, и он видел прекрасные картины, где он со своими пернатыми друзьями сидит и играет на огромной поляне, среди цветов и деревьев необыкновенной красоты, а запах…

Вам никогда не почувствовать такого запаха. Будто само небо пахнет так, что и описать невозможно. И он, вздохнув, поднял руки вверх. И на них уселись его любимцы Кукочка, Ангелочек и Пусечка, а потом…

Вдруг с неба, в самом центре смерча из птиц, возник ослепительно яркий луч, который становился всё ярче и ярче. Всё шире и шире. Пока весь птичий круг не попал внутрь этого луча и тогда ослепительно яркая вспышка осветила всё небо! И всё. Всё…

Все птицы исчезли в одно мгновение. Как будто и не было кружащихся сотен пернатых. Как будто и не было Кукочки, Ангелочка и Пусечки, а в доме…

Лежало тело смотрителя-уборщика. И он улыбался. Улыбка навсегда застыла на его лице. И хоронившие его говорили, что в своей жизни не видели, чтобы такое выражение умиротворения и радости было на лице того, кто умер.

Будто бы увидел он что-то такое, что недоступно другим. Что-то такое, что выше любого счастья и любого удовольствия.

А в зоопарке теперь другой смотритель. Одна пожилая женщина в старой куртке и растоптанных мужских ботинках. Она подолгу останавливается возле вольеров с животными и разговаривает с ними. Иногда ругает их, иногда хвалит. И посетители показывают на неё и смеются. Некоторые крутят пальцами у виска.

Но она не обижается, ведь её каждый день ждут её друзья, чтобы рассказать о своих горестях и надеждах, а недавно…

Одна маленькая лисичка, фенек, очень заболела, а ухаживать за ней было некому. И начальница отделения решила отдать фенека этой странной женщине.
Зоолог и врач сомневались. Потому как, они, специалисты, а ничем помочь не смогли.

— Идём домой. Идём Фенечка, — говорила женщина, прижимая к себе маленькое рыжее тельце.
И лисичка вдруг почувствовала, что это мамины руки её качают. Она прижалась к маме и заснула. Она была уверена – теперь всё будет хорошо.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

СПАСИБО ЗА ЛАЙК

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.57MB | MySQL:64 | 0,293sec